Гапур Озиев о перспективах развития исламского банкинга в России

0
Гапур Озиев, адъюнкт-профессор, доктор наук по мусульманскому праву

Исламские нормы ведения бизнеса на сегодня вызывают в мире всё больший интерес. Исламский банкинг внедряется не только в восточных и азиатских странах, которым он традиционно близок, но и в последние годы встраивается и в финансово-банковскую систему многих европейских государств. В Европе действует уже не один десяток крупных исламских инвестиционных банков.

В Старом Свете готовы и поправки внести в действующие законы для внедрения исламского банкинга. В России же его создание вступило ещё только на стадию обсуждения в определённых кругах и принятия отдельных мер по разработке площадки для продвижения исламских финансов в будущем. Специалисты по исламским финансам, в свою очередь, уверяют, что банкинг по нормам шариата не выбирают только те, кто ничего о нём не знает.

Одним из них является наш собеседник — Гапур Озиев, адъюнкт-профессор, доктор наук по мусульманскому праву, специалист по исламским финансам, старший преподаватель на кафедре экономики Международного исламского университета Малайзии. Он уже не первый год изучает, консультирует и пишет научные труды по теме исламской финансовой системы. Об исламском банкинге в мире, России в теории и практике, о своей работе в данной области он рассказал в эксклюзивном интервью газете «Ингушетия».

— Расскажите немного о сути исламского банкинга. Каковы его преимущества перед распространённой банковской системой, основывающейся на процентном кредитовании?

— Давайте, я для начала приведу несколько основополагающих моментов, с силу которых исламская банковская система отличается от традиционной, и вы сами поймёте, в чём преимущество.

Во-первых, деньги для традиционной банковской системы — это не только ценный запас и средство обмена, но самое главное — это товар. Деньги можно продать по цене, превышающей их номинальную стоимость, и их также можно отдать в заём, то есть выдавать под проценты. А для исламской банковской системы деньги, хоть и являются ценным запасом и средством обмена, но ни в коем случае не являются товаром, так как деньги — это один из видов ростовщических товаров — «рибави». Таким образом, деньги могут и должны быть использованы как средство обмена для ведения бизнеса, торговли и т. д. Они не могут быть проданы чисто как товар, по цене выше их номинальной стоимости, или отданы в заём (под проценты).

Во-вторых, известно, что изначально традиционная банковская система построена на том, чтобы зарабатывать деньги на процентах, то есть вся суть этой системы не что иное, как ростовщичество. А в исламской банковской системе акцент, скажем, делается на взимании платы за предоставление услуг или получении прибыли посредством соучастия в реальном бизнесе с реальной внесённой лептой в экономику страны.

В-третьих, в традиционной банковской системе проценты начисляются даже в том случае, если займополучатель терпит убытки, в то время как исламская банковская система работает на основе соучастия и разделения прибыли и убытков. В случае если бизнесмен понёс убытки, исламский банк разделит эти убытки в соответствии с оговоренными условиями контракта, будь это Мудараба или Мушарака.

Мудараба — это шариатский вид партнёрства, когда одна из сторон — рабб-уль-маль предоставляет денежные средства, а другая сторона — мудариб осуществляет управление хозяйственной деятельностью бизнес-предприятия.

Мушарака — шариатский вид партнёрства, когда каждая из его сторон инвестирует в предприятие денежные средства с чётким согласованием пропорций распределения прибыли без привязки её к размерам первоначальных вкладов.

В общем, исламский банкинг или исламская банковская система направлены, прежде всего, на создание реальной связи с действующими секторами экономики, используя при этом различные инструменты, включая предоставление услуг и соучастие в реальном бизнесе.

— Как влияет исламский банкинг на развитие экономики? Не могли бы Вы развеять миф о том, что для государства в целом и благосостояния его граждан, в частности, выгодна только система с процентными ставками?

— Да, вы правильно заметили, что нам внедрили такой миф, что якобы нет замены современной неоклассической финансово-экономической системе и нет ничего выгоднее неё. Да, нам вбивают эту мысль именно те, кому невыгодно, чтобы современный, скажу так, «рабовладельческий» строй был заменён более справедливой финансово-экономической системой. Это кабала, в которой угнетённый займополучатель попадает в подневольное положение.

— Какое внимание уделяется исламскому банкингу в Международном исламском университете Малайзии, где Вы преподаёте? Расскажите, пожалуйста, поподробнее о своей работе в данной сфере. Вы работаете на кафедре экономики, значит ли это то, что вуз выпускает специалистов в области исламских финансов?

— Основная моя деятельность — это, конечно, преподавательская. Я читаю лекции на кафедре экономики в Международном исламском университете Малайзии. Мои лекции в основном посвящены такому разделу исламской юриспруденции, как «муамалат» — мусульманское гражданское право. Время от времени совместно с коллегами выпускаем статьи по тематике исламских финансов, в которых стараемся обозначить основные вызовы и препятствия, с которыми сталкивается исламская банковская система, и возможные пути их решения. Также недавно мы совместно с доцентом МГУ Магомедом Яндиевым выпустили небольшой труд про контрактную основу исламского банкинга.

Наш университет, пожалуй, единственный вуз в мире, в котором есть отдельная кафедра по исламским финансам. В других университетах знакомство с исламскими финансами обычно проходит в качестве обучения дополнительному предмету, но без наличия отдельной специализированной кафедры. Уникальность нашего университета заключается в том, что студенты получают универсальное всестороннее развитие. Студенты всех факультетов светского направления, как, например, строительного или медицинского, должны пройти и определенную программу по исламской этике и нормам шариата. Также и студенты шариатского факультета обязаны взять одно из светских направлений как второстепенную специализацию. То же самое касается и исламских финансов.

Если студент выбирает специализацию по экономике, то ему нужно обучиться и исламским финансам, и наоборот. Таким образом, нам удаётся выпускать специалистов с более широким кругозором, по сравнению со студентами других университетов. Ведь одна из острейших проблем, даже здесь, в Малайзии, это нехватка специалистов, которые знали бы, как работает и классическая финансово-экономическая модель, и исламская. Зачастую разногласия между представителями финансовой сферы и представителями академической деятельности возникают из-за того, что у каждой из этих сторон отсутствует база знаний по специальности противоположной стороны. Это значит, что практики не имеют чёткого представления о теории «муамалат», а теоретики не ведают о реальной картине внутри сферы финансов. И поэтому чрезвычайно важно, чтобы у участников исламского банкинга, да и вообще в исламской финансовой системе, была база и по всеобщей финансово-экономической модели, и по муамалат.

— Как обстоит в мире ситуация с развитием исламского банкинга? Где наблюдаются особенные успехи?

— По последним данным, сегодня общий рынок исламских банковских услуг составляет около 920 миллиардов долларов США, который, согласно прогнозам, к 2020 году вырастет более чем на 1,6 триллиона долларов США. Это вполне впечатляющие суммы. Основными игроками в этой сфере, конечно, являются страны Персидского залива и Юго-Восточной Азии, в особенности Малайзия.

— Малайзию часто называют мировым центром исламских финансов. Чем она это заслужила?

— Интерес Малайзии к исламскому банкингу, да и вообще к исламской финансовой системе, появился ещё в начале шестидесятых годов прошлого века, когда в стране создали «Табунг Хаджи» — совет по управлению фондом паломников. Этот фонд инвестирует сбережения, вкладываемые местными мусульманами, которые намереваются со временем накопить необходимую сумму, чтобы совершить хадж. Здесь речь идет о беспроцентном инвестировании. «Табунг Хаджи» до сих пор очень эффективно работает. В 1983 году в Малайзии был учреждён первый исламский банк Bank Islam Malaysia Berhad (BIMB), а позднее были открыты уже и другие исламские банки и исламские финансовые институты. Как я уже сказал, размер оборотного капитала в исламском банкинге, не говоря уже об исламской финансовой системе в общем, составляет сотни миллиардов. Это, конечно, большой успех.

— Есть ли причины критиковать современную исламскую финансовую систему касательно соответствия её услуг требованиям шариата?

— Здесь справедливости ради надо сказать, что исламского банкинга или исламской финансовой системы, полностью соответствующих нормам шариата, не существует нигде. В современных реалиях, где главенствует традиционная финансовая система, это практически невозможно. Однако когда речь идёт об исламских банках или в целом об исламской финансовой системе, мы подразумеваем применение банковских и других финансовых услуг в соответствии с нормами шариата настолько, насколько это возможно. Сложностей тут множество. В основном они связаны с отсутствием необходимой законодательной базы, даже в тех же мусульманских странах.

Некоторые по праву критикуют современную исламскую финансовую систему, говоря, что она не что иное, как переименованная традиционная (ростовщическая) система и что она применяет множество уловок, неприемлемых в шариате. Да, такие моменты существуют, иногда в некоторых странах применяют уловок больше, чем в остальных, но они всё же где-то да присутствуют. Однако нужно разделять между классической шариатской финансовой системой и действующей системой, которая старается соответствовать первой.

Тем не менее, обобщать и чернить всю систему, во всех странах, особенно не имея конкретного представления о том, что и как работает в тех или иных странах, по крайней мере, несправедливо. Мы в то же время должны понимать, что исламская финансовая система, по сравнению с традиционной, очень молодая, и ей ещё предстоит пройти немалый путь и преодолеть немало препятствий, чтобы стать полноценной исламской финансовой системой.

Поверьте, сегодня исламская финансовая система как маленькая лодка в огромном океане традиционной финансовой системы, и плыть дальше, противостоя волнам этого океана, дело нелегкое. Да, некоторые услуги, предоставляемые современным исламским банкингом, вызывают множество вопросов по поводу их соответствия требованиям шариата, но ведь мы должны с чего-то начать. Пусть это сегодня не 100% от идеала, но хотя бы 70 или 80% наблюдаются. Если продукт или услуга соответствуют шариату, то это в любом случае намного лучше, чем ростовщические услуги традиционной финансовой системы.

В одном из правил исламской дисциплины, которая называется «макасид шариа» (цели шариата), говорится, что «из двух зол выбирают меньшее» (ارتكاب أخف الضررين). Поэтому тут важно оценивать ситуацию трезво и справедливо, чтобы находить реальные пути выхода из сложившейся ситуации. Даст Аллах, в один день вся исламская финансовая система будет целиком соответствовать требованиям шариата. Ну, а если просто сидеть и ничего не делать, лишь критикуя, то ничего и не получится.

— Вы входите в состав одного очень серьёзного экспертного совета в области исламского банкинга. Расскажите об этом.

— В данное время я являюсь главным консультантом малазийского консорциума, в который входят следующие организации — Институт исламского банкинга и финансов Малайзии, Университет Тун Абдул Разак (УНИРАЗАК, Малайзия), а также Внешнеторговая палата Малайзии. Основная цель этого консорциума — изучение возможности внедрения исламской банковской системы в России, учитывая её законодательные, финансово-экономические, а также социально-культурные особенности.

В феврале 2015 года мы приезжали в Москву на встречу с представителями Совета Федерации во главе с Ильясом Умахановым. Затем мы посетили Татарстан, где встречались с главой Рустамом Миннихановым и руководителями различных министерств и ведомств республики.

На данный момент уже проведена большая работа специалистами данного консорциума, в частности, подготовлен проект «ТЭО». В этом проекте основной акцент делается на запуск пилотного проекта внедрения исламского банкинга в Татарстане. Конечно, сдвиги есть, но очень многое еще нужно сделать, чтобы полноценно внедрить эту систему на практическом уровне.

— С какими проблемами можно столкнуться здесь при внедрении исламского банкинга?

— Главным препятствием на сегодняшний день, на мой взгляд, является неуверенность и нерешительность, а возможно, и отсутствие желания со стороны тех чиновников, в руках которых сегодня возможность поддержать или даже очернить этот проект перед руководством страны. Но будем надеяться на лучшее, тем более учитывая тот факт, что с конца 2016 года Центробанк, а также несколько других российских банков совместно с Исламским банком развития Саудовской Аравии начали тесно сотрудничать по вопросам изучения возможностей внедрения исламского банкинга в России.

— Так как Вы всё-таки оцениваете перспективы внедрения исламского банкинга в России в целом и его развития в Ингушетии в частности? Может ли он прижиться у нас?

— Надежда на то, что в России всё-таки появится свой исламский банк, отвечающий требованиям шариата, конечно, есть, несмотря на то, что 9 марта комитет Госдумы России по финансовому рынку рекомендовал отклонить в первом чтении законопроект, который разрешает кредитным организациям заниматься торговой деятельностью для внедрения принципов исламского банкинга. И это, конечно, настораживает. То ли проект был предложен ещё в сыром виде и поэтому его и отклонили, то ли там есть те, кто лоббируют блокировку любого законопроекта, связанного с исламским банкингом. Точно не могу сказать. Время покажет.

А что касается вопроса о том, может ли он прижиться у нас, то скажу так: Ингушетия — это всего лишь один из многочисленных регионов России, где также действуют её законы. И если исламский банк сможет показать свою устойчивость в других регионах, скажем, в Татарстане или еще где-нибудь в России, то и Ингушетия займет свою нишу, и ничем не хуже других регионов. Однако я бы хотел пояснить еще одну вещь. Многие наши сограждане неправильно воспринимают суть самого исламского банкинга. Они полагают, что исламский банк приживётся и будет процветать там, где больше мусульман. И так как основное население Ингушетии состоит из мусульман, то мы окажемся лидерами по сравнению с другими регионами. Однако это не так. Почему? Потому, что исламский банк — это, прежде всего, не благотворительная организация какая-то, а самый настоящий банк, который ориентирован чисто на увеличение своего оборотного капитала и получение наибольшей прибыли посредством различных инвестиционных проектов с использованием финансовых инструментов на основе норм шариата. Хотя и здесь есть преимущество, так как, в отличие от традиционных банков, в исламском банке уделяют больше внимания улучшению социально-экономических условий жизни населения, но это никак не является главной повесткой дня исламского банкинга.

16 февраля в Москве состоялось открытие Международной ассоциации исламского бизнеса (МАИБ). Сразу же после создания ассоциации её руководство заявило о подготовке к открытию офисов исламского банкинга в четырёх республиках Северного Кавказа, среди которых и Ингушетия. Получить комментарий от руководства МАИБ об их дальнейших планах в связи с отклонением в марте текущего года Госдумой законопроекта, необходимого для внедрения исламского банкинга, у газеты «Ингушетия» не получилось, так как мы не дождались обещанного звонка от «второго» лица в МАИБ. Но всё же нам удалось связаться с представителем МАИБ в Ингушетии Иссой Муцольговым, который сообщил, что работа по возможному открытию офиса исламского банкинга в Ингушетии будет продолжена. Он подчеркнул, что работа не будет свёрнута, несмотря на то, что не удалось достичь поправок в законодательство, без которых исламские финансы не смогут заработать. Виной этому Исса Муцольгов считает слишком сильную позицию лобби банковской сферы, построенной на процентном кредитовании.

Добавить комментарий

Новости