Башир Султыгов:

«Главное — не пытаться использовать религиозные знания в корыстных целях»

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

1
Имам пятничной мечети Экажево Башир Султыгов

В советской власти, в принципе, было много чего хорошего. Особенно в последней четверти её существования (одно из достоинств той эпохи то, что людям не позволяли обожествлять золотого тельца).

Ингуши, веками заключённые в горах и ущемлённые позже в правах на равнине, с воодушевлением восприняли призыв большевиков отстоять «народную власть». И наши предки «повелись» на эти посулы, положив на алтарь победы новой власти до четверти своего взрослого мужского населения.

Что от этих обещаний осталось после прихода к власти Сталина — всем известно. Напомним лишь, что одним из первых же своих декретов — Декретом об отделении церкви от государства и школы от церкви новая власть, провозглашая свободу совести и вероисповедания, одновременно лишала религиозные организации каких-либо прав и заложила основы для развёртывания атеистической пропаганды. Воспринимая религию как соперничающую идеологию, существование которой препятствует поголовному распространению безбожного учения, адепты новой власти боролись с ней разными способами, один из которых — репрессии и убийства наиболее видных священнослужителей. Их преследовали именно за веру. А что же сегодня?

В новой России нет никаких ограничений в отправлении богослужения, изучении основ ислама, строительстве культовых сооружений. Люди могут свободно осуществлять паломнические поездки к святым для всех мусульман местам, о которых наши предки могли только мечтать, преодолевая, в нередких случаях, эти огромные расстояния пешком, с риском для жизни. Но почему же нет единства в рядах верующих? Эту сложную и крайне деликатную тему, которая все чаще звучит сегодня в частных разговорах, мы затронули в беседе с известным богословом, имамом пятничной мечети Экажево Баширом Султыговым.

— Башир, ни для кого не секрет, что духовенство сегодня является серьезной силой, не только владеющей умами и душами верующих, но и способной повлиять на изменение любой общественной ситуации. И, наверное, не стоит скрывать, что в республике существует определенная напряженность, вызванная нерешенностью многих вопросов в духовной сфере. Какой выход ты здесь видишь?

— По большому счету считаю, что это искусственно созданная напряженность, которая сойдет на нет, если лидеры духовенства сядут за стол переговоров, отбросят амбиции и обиды, пойдут на компромиссы. Те нюансы по противоречиям в формах религиозной жизни мусульман, чему пытаются придать идеологический окрас, ставя их во главу угла, не стоят ломаного гроша. Выявление любых ошибок и их разбор можно спокойно обсудить, не доводя дело до голословных обвинений чуть ли не в святотатстве. Терпимость — одна из прекрасных сторон ислама, который призывает проявлять её даже к неверующим.

Когда праведный халиф Абу Бакр наставлял своих воинов перед битвой, он сказал им: «Не выкорчёвывайте и не выжигайте пальмы, не подрезайте жилы скотине и не вырубайте плодоносные деревья, не разрушайте храмы христиан и иудеев, не убивайте детей, стариков и женщин. Если вы обнаружите, что некоторые люди укрываются в храмах, не трогайте их, покуда они там укрываются, то есть не участвуют в сражении против вас».

Если первые мусульмане, являющиеся примером для всех современников-единоверцев, проявляли такую снисходительность во время войны, в самый жестокий и кризисный момент для каждого воина, то каким было их отношение к иноверцам в мирное время? А мы не проявляем терпимости даже друг к другу.

В строении мировоззрения мы, мусульмане, всегда опираемся на Сунну и Коран, то есть на взгляды последнего посланника Бога, пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) и слово Всевышнего, ниспосланное в Коране. Эти руководства содержат ответы как на абстрактные явления, такие как смысл жизни, главная цель человека, жизнь после смерти и т. п., так и на вопросы обыденной жизни.

Ислам способен дать ответ на любой вопрос. Какое бы покрывало грязи и клеветы ни бросали на ислам его враги, свет мира, любви и справедливости этой религии всё равно пробьется через любые преграды ненавистников. Вопреки всем разжигателям религиозной ненависти и исламофобии, ислам — это религия мира. Даже само это слово «ислам» является однокоренным слову «мир» — «салам».

— Как же всё-таки нам преодолеть существующие противоречия?

— Назрела необходимость реформы духовной жизни мусульман республики. Она проведена уже во многих регионах и показала свою эффективность. Вместе с тем нужно отбросить разговоры о том, что руководитель региона не имеет права вмешиваться в духовную жизнь общества. Большего абсурда представить невозможно. Получается, что кто-то монополизировал духовную жизнь? Когда Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров посещает похороны уважаемых среди нашего народа людей, праздники в их домах, никого это не смущает. А тут он, значит, должен молча наблюдать со стороны, как население, за которое он отвечает, несёт ответственность, находится в растерянности? Так не бывает в жизни. Тем более — в духовной, потому что её формируем все мы вместе, в том числе и с Главой республики, который делает не «то, что хочет», а то, что необходимо.

— Расскажи немного о себе, где учился?

— В 1993 году я с отличием окончил Ташкентский исламский институт имени имама Аль-Бухари, который расположен в здании старинной мечети Намазгох, входящей в состав историко-религиозного комплекса Хазрет. Поступил на учебу в 1988 году, после службы в армии. Хотя в юности мечтал о карьере военного, но домашние отговорили. Дома, со второго класса, учился религиозным дисциплинам. Первым моим преподавателем был Оздоев Магомед-Басир, потом — Султыгов Абабукар, Албогачиев Магомед. По окончании института меня направили по распределению ответственным секретарём в духовный кадият города Самарканда. Позже получил приглашение работать в Исламском центре России в Москве, и я переехал в столицу, где проработал до 1998 года. Подготавливал там студентов, курировал их отправку в зарубежные вузы, решал текущие вопросы, в том числе по хаджу, открытию виз, сотрудничеству с посольствами, вёл курсы арабского языка. Завел семью, необходимо было её обеспечивать, и я поехал работать в Карелию, устроился в комбинат по добыче гранита. Там я проработал до 2005 года, поднявшись по карьерной лесенке от рабочего до главного инженера предприятия. Увы, пришлось оставить хорошую работу из-за серьезной семейной драмы, на которую наложилась личная, когда я попал в ДТП. Вернее — меня сбили на пешеходном переходе, переломав ноги. Долго восстанавливался, но о той хорошей работе пришлось забыть. К счастью, сегодня всё более-менее в жизни стабилизировалось, у меня растут три дочери и три сына, работаю в Миннаце республики.

— Мне интересно твое мнение. Вот сегодня родители взяли за правило младшего ребёнка в семье отдавать учиться в медресе, чтобы подготовить из него богослова. Может, правильнее было бы сначала выяснить его таланты?

— Конечно же, лучше узнать, к чему ребёнок тянется, почувствовать его наклонности. Кому-то, например, легче даются точные науки, в кого-то Всевышний заложил тягу к гуманитарным наукам. Нас, четверых своих сыновей, отец когда-то отдал учиться религиозным знаниям. А «потянул» только я. В принципе, эта проблема касается не только теологии. Мы же знаем, что до недавнего времени родители надеялись видеть в своих чадах финансистов и экономистов. Сегодня государство пытается переманить молодежь в рабочие профессии. Думаю, это не такая уж большая беда. В конце концов, религиозные знания — будь они глубокие или же не очень, никому не помешают. Хотя невежды — худшее, что может быть в любом деле. Главное — не пытаться делать из них инструмент для утоления своих амбиций и извлечения материальной выгоды.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Комментарии 1

Молодец Башир-Хьажи!!! Я рада за тебя!!!

Новости