Башир Хашагульгов:

«Руководству республики и духовенству нечего делить, но есть за что бороться, а именно за мир и благополучие в нашем регионе»

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0
Руководитель Администрации Главы Ингушетии Башир Умарович Хашагульгов

«Я не хотел упускать возможность начать, своего рода, новый жизненный этап», — рассказал в развернутом интервью нашему корреспонденту руководитель Администрации Главы Ингушетии Башир Умарович Хашагульгов. Он оставил престижную работу в Челябинске после звонка Юнус-Бека Евкурова с предложением принять участие в развитии республики. Со «вторым» человеком в иерархии региональной власти мы говорили о том, каково работать с Главой Ингушетии, кадровых перестановках в Администрации, о предстоящих выборах осенью этого года, обсудили актуальную тему — отделена ли религия от государства.

— Башир Умарович, мы, естественно, затронем вопросы, касающиеся вашего возвращения на родину и должностных обязанностей, но начнем интервью с того, что руководитель Администрации Главы — это второй человек в иерархии республиканской власти. Такое мнение бытует. Вы себя таковым считаете?

— Подобное определение «второй человек в республике» слегка отдает пафосом, хотя оно не лишено определенного смысла. Смотря, кто и что вкладывает в это. Тот факт, что я руковожу самой «главной» Администрацией в республике, не дает мне повода позиционировать себя, как вы выразились, «вторым после», а, как правило, мотивирует на решение тех сложных задач, которые мы коллективно снимаем с Главы, что, конечно же, необходимо, учитывая его постоянно плотный рабочий график.

— И все-таки, вы — доверенное лицо Главы. Вы лично знаете его уже давно, и нашим читателям будет интересно узнать, легко ли с ним работать?

— Возглавлять республику далеко не легкое дело, соответственно, каждый, кто с ним работает, в том числе и я, ощущает это на себе. Юнус-Бек Баматгиреевич — руководитель неординарный. Он удивительно работоспособен, мобилен и коммуникабелен, у него огромный запас энергии. Естественно, мы вынуждены подстраиваться под его ритм работы, учитывать особенности видения им той или иной ситуации, и я отношусь к этому с пониманием. В том и заключается наше преимущество, что мы, придерживаясь четкого графика, вместе с тем можем мгновенно переключиться на другой, более плотный режим работы, и здесь говорить о нормированном рабочем дне уже не приходится.

— Можно ли назвать такую работу системной?

— И да, и нет. В основе любой системы — принцип. А мы движемся по принципу — если обеспечиваешь трудовую деятельность Главы региона, то будь готов к непредвиденным ситуациям и чрезвычайным обстоятельствам.

— У Главы репутация человека, который не раздает похвалы направо и налево. Это действительно так?

— Я лично не слышал, чтобы он хвалил кого-то из подчиненных. Зная его, вполне допускаю, что хвалить сотрудников за высокие результаты в работе он не будет лишь по той причине, что они просто выполняют свои обязанности. Каждый на своем месте должен быть лучшим, это в порядке вещей. Делай не просто как можешь, а как надо. Если Юнус-Бек Баматгиреевич не ругает и не отчитывает — это уже похвала.

— Вы во всем соглашаетесь с Главой?

— В чем-то мы, бывает, не сходимся, но право высказать свою собственную точку зрения по тому или иному поводу у меня, конечно же, есть. В этом вопросе он весьма демократичен, последнее же слово всегда остается за ним, разумеется.

— С вашим приходом, а точнее с нового года, в практику введено систематическое проведение социологических «срезов». Для чего это делается?

— Сегодня руководству республики крайне важно видеть реакцию граждан на какие-либо события и явления. Мы не можем себе позволить пребывать в некоем вакууме, не зная, что происходит снаружи. А социологические опросы — это тот самый способ, который позволит нам ознакомиться с общественным мнением, установить обратную связь с населением. Этот инструмент успешно используют как федеральные власти, так и наши коллеги из других регионов России. Прежде у нас такой практики не было, как и самих специалистов в этой области. Поэтому мы пригласили квалифицированных социологов из других регионов и провели несколько общереспубликанских «срезов», благодаря которым можем получать результаты исследований в разрезе муниципальных образований, то есть видеть четкую картину того, как население оценивает работу местных администраций и советов депутатов. Также к нам поступают данные опросов из отдельных министерств, особенно тех, деятельность которых напрямую сопряжена с людьми — это Минздрав, Минобразования, Министерства культуры, спорта и другие.

— И что это дает?

— В первую очередь, возможность руководству региона полноценно использовать возможности обратной связи, разрабатывать и реализовывать социальные инициативы, предоставлять населению полную информацию не только о действиях, но и намерениях республиканских властей.

— Вы неоднократно высказывали претензии к качеству работы республиканских и муниципальных СМИ. На ваш взгляд, что нужно менять с учетом существующих реалий?

— В первую очередь нужно менять подход к работе. К сожалению, сегодня мы вынуждены констатировать тот факт, что, в частности, городские и районные газеты находятся в плачевном состоянии. На мой взгляд, это следствие неэффективного расходования бюджетных средств и отсутствия четкой стратегии развития. На данном этапе нами рассматривается вариант создания единой управленческой структуры для этих газет. Опять же, все это нужно сделать, не увеличивая финансирование. Расходование средств должно быть разумным и оправданным.

Кроме того, анализируя ситуацию со СМИ, мы пришли к выводу, что республике крайне необходим современный информационный ресурс. Сейчас за счет внебюджетных средств уже идет разработка совершенно новой уникальной интернет-площадки, аналогов которой нет в республике. Запускать мы ее планируем в тестовом режиме в нынешнем году. Для нас важно оперативно сообщать населению актуальную, достоверную информацию о деятельности властей — из-за своей нехватки она зачастую подменяется сплетнями и пересудами, которые люди распространяют сами, опираясь на домыслы друг друга, а это влечет за собой негативные последствия, и прежде всего, страдает сама власть.

— Вы говорите о том, что люди должны быть информированы о деятельности властей, но сами редко общаетесь с прессой. Создается некое противоречие, вам не кажется?

— (смеется) Специфика моей прежней деятельности не подразумевала тесное сотрудничество со СМИ. У меня не вошло это в привычку, не выработался рефлекс, так сказать, и поэтому сложно перестроиться на новую волну. И как мне кажется, «кухня» Администрации не нуждается в частом освещении ее деятельности. Моя задача, как руководителя, через пресс-службу Администрации показать людям, как работает Глава и каких результатов он при этом достигает.

— Башир Умарович, происходят изменения в структуре Администрации, можно ли их считать кардинальными? Расскажите подробнее.

— В первую очередь, серьезным изменениям подверглось Управление внутренней политики. Для более эффективной и системной работы мы разбили его на три отдела: отдел общественно-политического развития и по взаимодействию с аппаратом полномочного представителя Президента РФ в СКФО, отдел по работе с территориями и отдел анализа и прогнозирования. И если с первым направлением деятельности, а именно, взаимодействие с федеральными органами, у нас работа организована неплохо, то в работе с органами местного самоуправления были недочеты. Зачастую о событиях, происходящих в муниципальных образованиях, мы узнавали постфактум. Теперь за каждым муниципальным образованием будет закреплен куратор, в задачи которого будет входить сбор информации о происходящих и планируемых в рамках этой территории событиях. Отдел обеспечивает реализацию полномочий Главы республики Ингушетия по взаимодействию с органами местного самоуправления, по реализации единой региональной политики развития муниципальных образований, обеспечению участия его представителей в проводимых Администрацией мероприятиях, касающихся развития местного самоуправления в республике в целом. Активно идет информирование муниципальных образований о планах законопроектных работ Главы республики, планах основных мероприятий, проводимых Администрацией. Также специалисты отдела оказывают содействие муниципальным образованиям Ингушетии во взаимодействии с единым общероссийским объединением муниципальных образований, советами муниципальных органов других субъектов страны, общественными организациями и ассоциациями, зарубежными партнерами в вопросах, касающихся местного самоуправления. И это еще не все задачи, которые решает это многофункциональное структурное подразделение.

Еще одно важное направление — это анализ социально-политических процессов. Эту проблему мы планируем решить при помощи отдела анализа и прогнозирования, куда со всей республики будет стекаться актуальная, важная для нас информация. После тщательного анализа, она поступит Главе в виде отчета о социально-политической ситуации в республике, основываясь на котором, он сможет принять некоторые политические и кадровые решения.

— В ближайшее время планируются новые перестановки в структуре Администрации?

— Администрации — это живой организм, и периодически он должен обновляться, а значит, некоторые корректировки неизбежны. Резких шагов мы делать не будем, но усилим линию контроля и частично преобразуем функционал конкретных подразделений. В первую очередь, это касается подразделения Администрации, осуществляющего контроль за исполнением поручений Главы республики.

— Бывает, что поручения не исполняются?

— Бывает. На то могут быть объективные причины, например, недостаток финансирования. Но случается, что получаем и отписки. Это касается и отдельных министров, и глав муниципальных образований. Задача отдела контроля — отработать каждое поручение, разобрать его досконально, а это огромный объем работы и одно из самых важных направлений.

— Большое внимание уделяется и вопросам религии. Для чего при Главе Ингушетии создано специальное управление?

— Необходимость в этом была. Управление по делам религии при Главе Ингушетии возглавил Яхья Хадзиев, который имеет два высших образования — светское и духовное. Это важный момент, и именно поэтому решение религиозных вопросов на государственном уровне возможно, но без дублирования функций муфтията. Управление — это государственный орган, он отвечает за взаимодействие с религиозными организациями, за богословское образование в различных учебных заведениях республики и прочие направления.

— Но, в свете последних событий, создалось впечатление, что религию хотят подчинить власти. Такое мнение присутствует?

— Мы все понимаем, что невозможно власти подчинить религию. Есть вопросы, которые нельзя оставлять без внимания. Если мы не будем взаимодействовать с религиозными структурами, направлять их в нужное русло, то утратим стабильность в регионе. Юнус-Бек Баматгиреевич никогда не пытался вмешиваться в дела муфтията, он всегда тактично и уважительно относился к его деятельности. Но мы живем и работаем в светском государстве, и наши почтенные религиозные деятели, в свою очередь, также должны понимать, что с точки зрения занимаемого общественного положения неправильно противопоставлять муфтият Главе. Руководству республики и духовенству нечего делить, но есть за что бороться, а именно за мир и благополучие в нашем регионе, за единое, духовно зрелое общество.

— Еще одна актуальная тема: предстоящие осенью этого года выборы в Госдуму и Народное собрание республики. Ваши ожидания, и какие задачи ставит перед собой региональная власть?

— Естественно, наша цель — провести их на высоком организационном уровне, без каких-либо скандалов и потрясений. Законность и легитимность проведения этих выборов напрямую связаны с репутацией нашего региона. Тщательный контроль и наблюдение — вот что требуется от нас в данной ситуации. А жители республики, со своей стороны, должны осознавать, что от их голосов зависит, кто ближайшие пять лет будет представлять Ингушетию на федеральном уровне. В этом вопросе им нужно проявить больше заинтересованности. То же самое касается и выборов в республиканский парламент.

— Численность населения Ингушетии позволяет рассчитывать только на один мандат, то есть республику будет представлять в Госдуме один депутат, а претендентов значительно больше. Вы ожидаете жесткого противостояния во время проведения кампании?

— Надеюсь, что все пройдет в цивилизованном русле. Не думаю, что избиратели хотят накала страстей. Через это мы уже проходили.

— Уже известно, кого поддержит Глава республики Юнус-Бек Евкуров?

— На этот вопрос в ближайшее время он ответит сам. В любом случае, я уверен, что этот кандидат будет достойным человеком, радеющим за родную республику.

— Если говорить о Народном собрании, то, на ваш взгляд, как сильно изменится состав парламента республики?

— Начнем с того, что депутат, помимо своей законотворческой деятельности, является представителем населения во властных структурах, главным лоббистом избирателей. Народный избранник должен быть ближе к людям, однако проведенный в феврале текущего года опрос показал, что узнаваемость большинства депутатов парламента находится на низком уровне. То же самое касается и уровня доверия к ним. Создается впечатление, что отдельные парламентарии занимают не свое место. Поэтому я бы рекомендовал представителям политических партий подойти к формированию списков кандидатов с особой тщательностью.

— Башир Умарович, вы ведь несете еще и представительскую функцию, а значит, часто встречаетесь с гостями республики. Какие визиты вам наиболее запомнились?

— Самым важным и ответственным был визит в Ингушетию в прошлом году Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, и тот факт, что он приехал с полным составом Кабинета министров, является беспрецедентным. Это действительно показатель доверия к Главе нашего региона и повышенного внимания к республике в целом. Встреча была знаменательной и продуктивной, а Администрация Главы, со своей стороны, смогла своевременно создать все необходимые условия для ее проведения.

— Думаю, уже пришло время перейти непосредственно к личным вопросам. Вас назначили руководителем Администрации Главы Ингушетии в феврале прошлого года. Насколько это предложение было неожиданным?

— Предложение действительно оказалось очень неожиданным. Скажу честно, решение далось нелегко. К этому моменту я уже занимал должность советника губернатора Челябинской области. Моя должность меня устраивала, я был на своем месте. Придерживаясь установленного порядка во всем — и в работе, и в частной жизни, я чувствовал стабильность своего положения. Но предложение Главы республики Юнус-Бека Евкурова вернуться на родину и принять активное участие в ее развитии заставило меня призадуматься. Я понимал, что это очень ответственно, но знал и другое: в случае отказа — буду жалеть, хотя бы потому, что не попробовал. На выбор мне было предложено несколько руководящих постов, с функциональными особенностями которых знаком не понаслышке. Да и в целом у меня было представление о том, как должна быть выстроена системная работа. Я думал над этим предложением, пытался взвесить все «за» и «против», наконец решился и дал согласие.

— И какие «за» перевесили «против»?

— Ну, во-первых, я осознавал, что вернуться все равно придется рано или поздно. Ингуши всегда на интуитивном уровне тянутся к истокам, на родную землю, такова наша природа. Мы можем колесить по свету, искать себе новое пристанище или думать, что нашли место лучше, чем родной ингушский край, но в конечном итоге возвращаемся к отправной точке. Многие наши земляки, живущие за пределами республики, рассуждают, мол, зачем что-то менять, когда все и так неплохо? Но как только они чувствуют, что могут быть полезны своим сородичам, что в них нуждаются, то бросают все дела и спешат домой. Не ради денег, власти или славы, а ради причастности к общему делу. И в моем случае, я не хотел упускать возможность начать, своего рода, новый жизненный этап. Передо мной ставились сложные задачи, а я их не боюсь, потому что, в первую очередь, это вызов самому себе, а во-вторых, кто-то должен делать эту работу.

— С возвращением в республику жизнь наверняка стала совсем иной. Как именно повлияла на вас новая обстановка, и насколько вы лично изменились за текущий период работы в должности руководителя Администрации?

— Ну, я на некоторое время был вынужден оставить свою семью на Урале, так как она уже основательно устроена в этом регионе. У членов моей семьи складывается карьера, они серьезно заняты учебой, спортом, творчеством. Срываться с насиженного, уже привычного места, бросить все и начать с начала — достаточно трудно, но, как я уже говорил, зачастую это бывает неизбежно. Что касается перемены во мне, то не берусь судить. Со стороны всегда виднее. Подобный вопрос лучше адресовать людям, которые знают меня хорошо, работают вместе со мной, под моим руководством и, соответственно, могут как-то сравнивать.

— Удалось ли вам создать надежную команду единомышленников?

— Формирование такой команды требует гораздо больше времени и средств, чем может показаться. Это дело не быстрое и не легкое. Само определение «команда» подразумевает группу надежных, практически готовых профессионалов. Здесь важны чувство локтя и высокий уровень доверия друг к другу. Поиск таких единомышленников ведется тщательно и, скажу, небезрезультатно. С кем-то, кто не был готов работать в новых условиях, по новым требованиям, пришлось расстаться. На их место пришли люди, которые, на наш взгляд, более подготовлены к работе по тем или иным направлениям. Кроме того, в структуру Администрации нами были внесены существенные корректировки. Добиться качественных изменений в определенных узкоспециализированных направлениях нам удалось также за счет привлечения людей из других регионов, которые уже активно задействованы в рабочих процессах.

— Насколько это было необходимо? Не проще ли было воспользоваться местными кадрами?

— Конечно, если бы мы располагали ими в полной мере. Мы ищем и привлекаем тех специалистов, которых здесь, в нашей республике, найти крайне сложно. Это специалисты по организационной работе, идеологии, вопросам местного самоуправления, средств массовой информации. Нам нужны люди, которые проработали в других регионах уже достаточно долгое время и, как следствие, обладают солидным опытом работы в конкретной сфере. Не секрет, что у нас в республике существуют пробелы в тех или иных направлениях, их необходимо заполнить быстро и качественно. Если для этой цели мы будем вынуждены приглашать профессионалов из-за пределов республики, значит, так и будет. Особо отмечу, что опытный специалист — «товар» штучный. Такие люди востребованы везде — и в госструктурах, и в бизнесе, поэтому нужно постараться, чтобы убедить их приехать работать именно к нам. И не факт, что многие из них у нас задержатся. Некоторые, попробовав свои силы в нашем регионе с определенной спецификой, смогут подготовить на свое место двух-трех специалистов из нашего внутреннего резерва управленческих кадров и перейти на новый, более высокий уровень. Пополнив штат Администрации, они тем самым не только «залатают дыры», но и оживят нашу рабочую среду, ведь нельзя вариться в собственном соку. Нам будет весьма полезно для обмена опытом, знаниями и межкультурного диалога сотрудничать с приезжими специалистами.

— А как быть выпускникам вузов? Им есть на что рассчитывать?

— Молодые квалифицированные кадры нам нужны как никогда. Они — в основе любого предприятия. Но здесь следует понимать, что нынешняя российская система образования вызывает определенные нарекания. Наши вузы, как конвейер, «штампуют», в основном, посредственных специалистов, которые не занимаются самообразованием, слабо эрудированны, с трудом проглатывают то, что им дают их преподаватели, и при этом надеются, что жизнь им все сама преподнесет на блюдечке — и успех, и карьеру, и достаток. И поэтому, если мы говорим о молодых кадрах, то подразумеваем высокообразованных, трудоспособных, инициативных людей, из которых мы сделаем настоящих профессионалов.

В этом лично заинтересован Юнус-Бек Баматгиреевич, который неоднократно акцентировал внимание на том, что активная и умная молодежь Ингушетии обязательно должна быть при деле. А значит, мы будем выращивать собственных молодых специалистов и принимать их на работу без какой-либо клановой или родственной подоплеки, а исключительно в качестве соответствующих профессиональным требованиям сотрудников. Они всегда могут подать заявку на участие в конкурсе на замещение вакантных должностей государственной гражданской службы, и уже по его итогам занять желаемое рабочее место или же попасть в кадровый резерв.

— И много ли кандидатов сидит на «скамейке запасных»?

— Если расценивать кадровый резерв Администрации Главы республики как «скамейку запасных», то тесниться не придется — мы рассматриваем только самых способных. Кого-то приходится исключать из листа ожидания, но его место занимает другой.

— Сколько новых специалистов вы трудоустроили за период своей работы, и увеличилась ли, в целом, штатная численность сотрудников Администрации?

— За последние шесть месяцев было 12 назначений из числа управленческих кадров. Для начала, я думаю, этого достаточно. Произошедшие кадровые изменения не повлияли на увеличение штатных единиц и расходов на управленческий аппарат, потому что с самого начала Глава поставил задачу — не раздувать штат Администрации, а сделать ее работу функциональной и плодотворной. Более того, на конец прошлого года нам удалось минимизировать финансовые расходы без ущерба для самой Администрации. Хочу также отметить, что мы успешно используем такой инструмент адаптации и развития нашего кадрового персонала, как наставничество. Каждому новому сотруднику мы назначили наставника, который в соответствии с указом Президента России «Об организации наставничества в государственном органе» готовит специалистов к работе, курирует их деятельность. Иными словами, мы не бросаем своих работников, как котят в воду, даже если они готовые специалисты. Цель руководства региона и мое личное профессиональное стремление — создать будущую политическую элиту Ингушетии, которая будет состоять из ярких, сильных личностей, готовых представлять и отстаивать интересы республики на федеральном и международном уровне, быть государственниками и опорой руководителю региона.

— Вернемся к вашему назначению. Не жалеете, что приняли решение работать в Ингушетии?

— У меня на это просто нет времени. Если я взял на себя определенные обязательства, то должен выполнять их и думать только о том, как достигнуть нужного баланса, чтобы в руководимом мною ведомстве все было подчинено определенному порядку. Конечно, пришлось и себе, и другим ломать стереотипы, так как наш менталитет откладывает определенный отпечаток на профессиональную сферу деятельности, и в конкретных ситуациях я пытаюсь с этим бороться. С теми, чье самомнение зашкаливает, — разговор всегда короткий.

— Скажем прямо, коротким было и время пребывания у власти ваших предшественников, поэтому, проработав на посту руководителя Администрации Главы больше года, вы поставили, своего рода, рекорд. Не думали все-таки сменить поле деятельности или уехать работать в другой регион?

— Один известный российский политик как-то сказал, что «власть — это прочный и порочный круг, из которого сложно психологически вырваться». К моей персоне это не относится. Я еще не слишком «углубился» во власть, чтобы устать от нее или разочароваться в самой политической системе. Веской причиной для ухода считаю осознание бессмысленности своего дальнейшего пребывания на посту руководителя, если оно плохо сказывается на эффективности работы самой Администрации. А основной критерий, по которому можно судить о моей годичной деятельности, — это доверие Главы республики.

— Благодарю вас за интервью, Башир Умарович, и желаю успехов в вашей нелегкой работе.

— Спасибо.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости