Дошлуко Дохович Мальсагов. Вехи жизни.

23 декабря 2018 года отмечается 120-летие первого ингушского профессора Дошлуко Доховича Мальсагова

0
Д. Д. Мальсагов. Владикавказ, 1920. Личный архив Л. Д. Мальсаговой

(Продолжение, начало в газете «Ингушетия» от 13 и 20 ноября 2018 г.)

«...К кафедре вышел провинциал, очень милый, но совсем не импозантный человек. Но как всегда сильным, одновременно ненапряженным голосом, тихо, он стал вводить аудиторию в мир своих наблюдений, мыслей, образов, выводов, подкупая и смелостью, и оригинальностью мышления, и абсолютной раскованностью. От снобизма столичных ученых не осталось и следа...».

В Москве, на заседании постоянно действующей комиссии по «Слову», состоящей из потомственных славяноведов, академиков, писателей, поэтов, ученых из МГУ и Института языкознания АН СССР, обсуждалась работа Д. Д. Мальсагова «О некоторых непонятых местах в «Слове о полку Игореве»...

С 1958 года Д. Д. Мальсагов — доцент Грозненского педагогического института. К этому времени он является автором более 30 научных трудов, продолжает активно заниматься педагогической, научной, литературно-критической деятельностью. Его перу принадлежат научные работы по актуальным вопросам фонетики, морфологии, синтаксиса и лексики чеченского, ингушского и русского языков. Много внимания уделяет он просвещению, изучению культурного наследия народа, сбору и исследованию фольклора, особенно нартского эпоса.

В 1959 году Дошлуко Мальсагов закончил исследование древних связей чеченцев и ингушей с восточными славянами и Россией, в котором на основе лингвистических и исторических данных показал, что они не были случайны. Работа на 62-х страницах машинописного текста под названием «Исторические связи чеченцев и ингушей с восточными славянами и Россией» была отправлена автором в редакцию центрального журнала «Вопросы истории». В конце февраля 1959 г. статья была получена, о чем редакция сообщила письменно, однако в мае 1959 г. автор получил ответ о невозможности ее опубликования в журнале.

В архивах Д. Д. Мальсагова имеется отзыв специалиста-историка на работу «Навеки вместе» (рабочее название статьи «Исторические связи чеченцев и ингушей с восточными славянами и Россией»), датированный сентябрём 1962 года, что свидетельствует о неоднократных попытках автора опубликовать свой труд.

В октябре 1982 г., когда общественность Чечено-Ингушской АССР широко праздновала 200-летний юбилей вхождения в состав России, известный ингушский писатель, друг и соратник Дошлуко Мальсагова Идрис Муртузович Базоркин писал его дочери Лидии: «Прочитал работу Дошлуко. Как будто говорил с ним, слышал его голос, его логику, аргументы. Работа интересная, <...> она нужна. Мысли о связях с Россией хорошо подкреплены историческими материалами. Если бы Дошлуко писал ее сейчас, он сделал бы кое-какие акценты сообразно требованию времени. После правки ее кем-либо я мог бы с письмами Дошлуко и с этой работой пойти к Власову (в тот период секретарь обкома КПСС Чечено-Ингушской АССР). Говорить. Она может получить добро только через него».

Однако работа «Исторические связи чеченцев и ингушей с восточными славянами и Россией» до сих пор остается неопубликованной, несмотря на то, что уже и в наши дни получала одобрение чиновников самого высокого уровня.

Ученый, не привыкший отступать перед трудностями, продолжал свои фундаментальные исследования. В начале 1959 года он завершил свой труд в области этнографии и языка чеченцев и ингушей, посвященный изучению темных мест «Слова о полку Игореве». Только высокообразованный и проницательный человек мог привлечь данные языка, этнографии и фольклора вайнахов для исследования памятника древнерусской литературы. Именно эти качества, прекрасное знание кавказских языков и фольклора позволили Д. Д. Мальсагову сделать целый ряд научных открытий, связанных со «Словом...», в том числе обосновать принадлежность героя, спасшего из половецкого плена князя Игоря, древнейшему ингушскому роду.

В журнале «Ковчег Кавказа» Нонна Владимировна Мирзабекова (директор издательства «Ковчег») пишет: «На Кавказе говорят: «Ум без смелости бессилен, сила без ума опасна». Дошлуко Дохович, при внешней мягкости и интеллигентности, был истинным горцем — смелым, несколько даже неожиданным (но ведь и доказательным!) в научных выводах. Надо было обладать мужеством, чтобы посметь пойти наперекор общепринятому суждению. <...> Д. Д. Мальсагов писал: «До сих пор, кажется, никто не сомневался в том, что Овлур, содействовавший спасению князя Игоря из половецкого плена и сам бежавший с ним на Русь, был родом половчанин. В «Слове...» этот герой назван Овлуром и Влуром. допустить, что Овлур был родом не «половчанин», а мог быть кавказским горцем, род которого в горах был недосягаем для мести половецких ханов, то отвага Овлура, взявшегося спасти Игоря, и доверие к нему князя станут понятны».

Рассматривая этимологию имени Овлур, ученый писал: «Овлур — имя, которое до недавнего времени было распространено у вайнахов. На высоком обрывистом берегу Сунжи, в нескольких километрах от бывшей крепости Назрань и селения Гамурзиево, находятся руины многоэтажной башни, построенной первыми переселенцами из гор на плоскость галгаями (ингушами), которая называется «башней Овлура».

В мае 1959 года работа Д. Д. Мальсагова, посвящённая изучению «Слова о полку Игореве», была направлена в сектор древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский дом) Академии наук СССР. В июне 1959 года научный сотрудник сектора древнерусской литературы, кандидат филологических наук Л. А. Дмитриев сообщил автору, что рукопись рассмотрена и после некоторой доработки может быть напечатана в «Трудах отдела древнерусской литературы».

В конце сентября 1959 года заведующий сектором фольклора Пушкинского дома Борис Николаевич Путилов писал Дошлуко Доховичу, что его работа намечается редакцией «Трудов» для XVII тома, и просил не опаздывать с окончательным вариантом. В октябре 1959 года доработанная автором статья была передана редактору XVII тома «Трудов» Н. А. Казаковой. Сомнений в необходимости опубликования этой, бесспорно, интересной и оригинальной статьи не было ни у кого. В начале 1960 года Д. Д. Мальсагов получил письмо научного сотрудника сектора древнерусской литературы Л. А. Дмитриева, в котором сообщалось, что XVII том «Трудов» ориентировочно должен быть сформирован к концу 1959 или в первой половине 1960 года и планируется к выходу в свет к концу 1960 — началу 1961 года.

В связи с тем, что издание работы в «Трудах отдела древнерусской литературы» могло задержаться до 1961 года, автор принял решение издать ее в Грозном. В результате работа Д. Д. Мальсагова «О некоторых непонятых местах в «Слове о полку Игореве», которая является одним из самых широко известных его научных трудов, была опубликована в 1959 г. в Известиях Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка и литературы. Сразу после выхода она получила высокую оценку известных советских ученых, в том числе ведущих специалистов, занимающихся изучением «Слова», включая академика Д. С. Лихачева.

Исследователь древнерусской литературы Николай Калинникович Гудзий писал автору: «Основная мысль работы: о возможности и вероятности отражения в образах «Слова о полку Игореве» воззрений, общих восточно-руссам и горцам Северного Кавказа, представляется мне неоспоримой. Прямые связи и непосредственные отражения в языке этих связей — тоже не может быть поставлено вне обсуждения. <...> Я прочитал Bашу работу, не отрываясь, как волнующие стихи. Вполне убедительно Ваше объяснение происхождения имени Овлург и принадлежность этого героя «Слова...» к горцам Северного Кавказа».

Из письма доктора филологических наук, профессора Игоря Петровича Еремина: «Статью прочел с большой пользой для себя. Она порадовала меня и тем, что к толкованию «Слова» Вы привлекли новый материал (языки и этнографию кавказских народов), и тем, что Вы здесь обнаружили подчас очень тонкое понимание текста «Слова», внутренней логики его поэтических иносказаний. Хочется от души поздравить Вас с несомненной удачей. Думаю, что мимо Вашей статьи, не посчитавшись с нею, не пройдет ни один комментатор «Слова».

Известный исследователь «Слова о полку Игореве» Борис Николаевич Двинятинов писал: «Я прочёл работу с большим интересом, она меня захватила и во многом весьма убедила. Это и искренне и не в порядке комплимента. Вы мне представляетесь человеком пытливого ума и большого сердца».

Доктор филологических наук, профессор Александр Адрианович Назаревский так отреагировал на присланный оттиск работы Д. Д. Мальсагова: «Я с большим вниманием прочитал Вашу работу и могу сказать, что она меня очень заинтересовала привлечением нового материала, рядом удачных сопоставлений, самим стремлением помочь разгадке отдельных «темных» мест «Слова о полку Игореве» и подкрепить его подлинность новыми соображениями».

Из письма известного исследователя «Слова о полку Игореве» Никиты Александровича Мещерского: «Я был очень рад получить Вашу чрезвычайно заинтересовавшую меня книжку. Очень, очень благодарю за нее. Мне кажется, что привлекаемый впервые Вами материал, несомненно, очень важен и плодотворно скажется на изучении языка «Слова о полку Игореве». Особенно убедительными кажутся главы, посвященные Овлуру и Диву».

Аварский филолог Шихабудин Ильясович Микаилов писал: «Вы подарили оттиск своей работы о «Слове о полку Игореве», она втянула меня прямо-таки в анализ Ваших суждений. Эта книжка оказалась настолько кстати, что ряд ваших взглядов послужил для меня опорой для подтверждения своих догадок этимологии некоторых слов, по установлению связей северокавказских народов с южнорусскими народами и т. д. и т. п. Я просто полюбил эту книжку».

Ученик и племянник ученого Ахмет Орцхоевич Мальсагов вспоминал, как проходило обсуждение работы Д. Д. Мальсагова «О некоторых непонятых местах в «Слове о полку Игореве» в Москве на заседании постоянно действующей комиссии по «Слову»: «На лицах многих присутствующих можно было прочесть недоверие, скепсис, любопытство. Ведь к кафедре вышел провинциал, очень милый, но совсем не импозантный человек. Но как всегда сильным, одновременно ненапряженным голосом, тихо, он стал вводить аудиторию в мир своих наблюдений, мыслей, образов, выводов, подкупая и смелостью, и оригинальностью мышления, и абсолютной раскованностью. От снобизма столичных ученых не осталось и следа... А ведь в комиссию входили потомственные славяноведы, академики, писатели, поэты, ученые из МГУ, Института языкознания АН СССР».

Долгие годы ссылки, потери, лишения, постоянное противодействие со стороны недальновидных чиновников не разобщили Д. Д. Мальсагова с профессией научного работника — лингвиста, этнографа, педагога, он мужественно и стойко шёл по избранному пути, что не могло не отразиться на его здоровье: весной 1961 года Д. Д. Мальсагов перенёс ишемический инсульт головного мозга.

Из книги «Дошлуко Дохович Мальсагов: день за днём. Из эпистолярного наследия»

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Новости