Дошлуко Дохович Мальсагов. Вехи жизни

23 декабря 2018 года отмечается 120-летие первого ингушского профессора Дошлуко Доховича Мальсагова

0
Дошлуко Дохович Мальсагов, Владикавказ, 1920 г.

(Продолжение, начало в газете «Ингушетия» от 13, 20, 30 ноября, 4, 13 декабря 2018 г.)

Мы продолжаем знакомить читателей с эпистолярным наследием Дошлуко Доховича Мальсагова — учёного-кавказоведа, фольклориста и этнографа, поэта и писателя, литературного критика и языковеда.

Он состоял в деловой и дружеской переписке с выдающимися советскими и российскими учёными, педагогами, искусствоведами, журналистами, художниками, поэтами и т. д.

Вся эта переписка включена в книгу «Дошлуко Дохович Мальсагов: день за днём. Из эпистолярного наследия».

Январь 1944 — май 1966 года

Д. Д. Мальсагов — С. И. Озиеву. Киргизия (Токмак) — Казахстан, 18 июля 1944 г.

«...Не думал, что мне придется писать тебе в Казахстан из Киргизии... Работаю до сих пор директором бани, но, видимо, скоро перейду на работу во Фрунзе, в филиал Академии наук. Я твердо надеюсь, что и ты недолго будешь работать счетоводом, что и для твоих знаний найдется другая область работы, научно-педагогическая...»

Д. Д. Мальсагов — И. И. Мещанинову. Токмак — Москва, 20 октября 1944 г.

«...В первых числах января сего года я получил от Института языка и письменности народов СССР двухмесячную командировку в город Грозный для сдачи Чечено-Ингушского научно-исследовательского института и музея, подбора нужной литературы и для организации сбора необходимого диалектологического материала.

В период с января по февраль мною... составлена инструкция и диалектологический вопросник для корреспондентов Чечено-Ингушского научно-исследовательского института, привлеченных к собиранию диалектологического материала; проведена работа т. Гулиевым Х. Г. и Озиевым С. И., первому из которых поручена работа по чеченским районам, а второму — по ингушским районам...

Из Грозного в Токмак я выехал 28 февраля и прибыл туда в марте (выехал вслед за депортированным в Среднюю Азию ингушским народом, — прим. авт.). Ни одной книги, никаких своих работ, карточек, записей и заметок, к сожалению, мне не удалось взять с собой. ...Моя работа продвигается крайне медленно, имеет много пробелов и в настоящих условиях никогда не может быть окончена.

До сих пор я заведую баней. В Токмаке около двух месяцев я ждал отношений из Института языка и письменности, но, не получив их, вынужден был согласиться на первую предложенную мне работу».

Д. Д. Мальсагов — И. И. Мещанинову. Фрунзе — Москва, 1945 г.

«...Я вынужден был принять приглашение Наркомпроса Киргизской ССР и переехать на работу в город Фрунзе. Работаю пока до начала учебного года в аппарате Наркомпроса инспектором по вузам, а с осени, если обстоятельства не изменятся, очевидно, перейду в Педагогический институт, где буду иметь часы на полставки. В связи с переездом во Фрунзе условия работы над диссертацией у меня меняются к лучшему».

Д. Д. Мальсагов — Г. П. Сердюченко. Фрунзе — Ростов-на-Дону, 6 марта 1947 г.

«...Посылаю план своей диссертационной работы. Я имел и время, и желание хорошо продумать ее...

Естественно, что я, как автор, конечно, хотел бы максимально меньше недостатков допустить в своей работе и быстрей закончить ее, но это связано с руководством.

Я позволяю себе просить Ивана Ивановича и Вас быть моими руководителями... Со своей стороны я сделаю все, чтобы максимально экономить ваше время... В одном можете быть уверенным, что я не напишу ни одного слова, которое не будет подтверждено конкретным фактом».

Г.-М. А. Даурбеков — Д. Д. Мальсагову. Кустанай — Фрунзе, начало 1956 г.

«...Я здесь работаю в фонде художников Казахской ССР. Поручали мне серьезные работы, как портреты к Первому мая... С нами работает один молодой скульптор. Он увидел в кустанайском городском парке культуры и отдыха сооруженный мной фонтан — скульптура мальчика, держащего в руках рыбу, изо рта которой бьёт фонтан. Я его делал в 1948 году. И вот, Дошлуко, он мне предложил сделать эскизы для памятника Свердлову. Одновременно этот заказ и он делал. Я его просьбу исполнил, ему мои работы понравились. Дошлуко! Ему поручили, кроме Свердлова, еще два памятника: Ленину и Ломоносову. На все эти памятники я дал эскизы в рисунках».

А. С. Чикобава — Д. Д. Мальсагову. Тбилиси — Фрунзе, 31 октября 1956 г.

«...Очень приятно, что Вы продолжаете работать над докторской диссертацией. Чем могу, готов оказать помощь...

Насколько мне известно, московский сектор кавказских языков, а также руководство нашего института предполагают Ваше участие на координационном совещании по вопросам диалектологии (приглашение Вам послано)».

Л. П. Семенов — Д. Д. Мальсагову. Орджоникидзе — Грозный, 9 мая 1957 г.

«...Очень рад, что Вы и Ваши товарищи возвратились на родину и приступили к прерванной работе. Искренне желаю всяческого успеха Вам, Вашим товарищам и всему ингушскому народу, с которым у меня связаны незабываемые воспоминания...

Мне очень бы хотелось помочь Вашему музею советом, и еще кое-что есть в моих скромных возможностях. Я бы мог прислать сохранившиеся у меня фото (из экспедиционных материалов), некоторые рисунки покойного И. П. Щеблыкина, оттиски моих некоторых работ, могу подарить для библиотеки музея одну уни-кальную книгу Берже «Чечня и чеченцы», а также монографию Услара «Чеченский язык». К сожалению, других полезных книг по Ингушетии и Чечне у меня нет.

Мне очень хотелось бы повидаться с Вами лично, чтобы поговорить по некоторым важным вопросам. В письме мне обо всем написать затруднительно».

Л. П. Семенов — Д. Д. Мальсагову. Орджоникидзе — Грозный, 30 июня 1957 г.

«...Я согласен взять на себя подготовку всех работ Ч. Ахриева, редактировать дать подробную статью (монографического типа). Я уже составил план (содержание) этого издания...

Сообщаю Вам также, что я уточнил вопрос об обнаруженных культовых памятниках в храме «Маги-ерды»...

Для головного убора мне нужен [неразборчиво] и краткий обмер, когда добуду это, напишу и эту статью... У Е. И. Крупнова имеется фото этого головного убора, надеюсь, что он меня отчасти выручит.

Сообщаю к Вашему сведению, что у меня сохранилось около 100 негативов (снимки из наших экспедиций за 20-30 гг.) прекрасной сохранности. Вот есть уникальные негативы. Все это я подарю Вашему институту после их краткого описания. У меня, к счастью, сохранился фотоснимок с редчайшего в Тушии памятника — лабиринта на камне (в Ассинском ущелье). Я потом напишу о нем небольшую статью и передам вместе с фото памятника Вам.

Дорогой Дошлуко Дохович, я пометил также, в первую очередь, обследование некоторых ингушских памятников, которые имеют не только научно-исследовательское, но и общественное значение; пока они не обследованы...

Если достанете какие-нибудь сведения о чаше из Ассинского ущелья (с изображением затравленного оленя), то сообщите о них, у меня начата статья, в которой надо упомянуть и об этом предмете».

Н. И. Штанько — Д. Д. Мальсагову. Хабаровск — Грозный, 23 июля 1957 г.

«...Я все-таки как-нибудь напишу «Газиаду». Это будет веселая и немножко грустная повесть о никогда не унывающем, мужественном и остроумном, дружном и сердечном чечено-ингушском народе. Где бы мне ни пришлось сложить свою беспутную голову, сердце мое, любовь моя, юность моя — в горах Кистинии... Ведь я каждый год проводил отпуск в Мужичах — и это были лучшие дни в моей жизни за эти тринадцать лет...

Вам привет от Евгения Игнатовича Крупнова. Помните его? Мы с ним очень много говорили о Вас. Это единственный из всех моих знакомых человек, который всегда при всех открыто заявлял, что выселение чеченцев и ингушей — преступление.

Дальний Восток нравится мне с каждым днем все больше... Вот только сейчас начал очень тосковать по Кавказу».

С. В. Шервинский — Д. Д. Мальсагову. Москва — Грозный, 24 февраля 1960 г.

«...Нуреддин Гамбертович был так любезен, что принес мне Ваш милый подарок — брошюру о темных местах «Слова о полку Игореве». Пришлось мне опять пожалеть, что тогда нездоровье помешало мне присутствовать на Вашем докладе в нашей комиссии...

Ваша работа — одно из звеньев тех трудов, которые заставляют со всей настойчивостью признать, что без кавказоведения и, в частности, науки о Северном Кавказе и его языках мы уже и шагу ступить в изучении «Слова о полку Игореве» не сможем».

Н. К. Гудзий — Д. Д. Мальсагову. Москва — Грозный, 16 апреля 1960 г.

«...Я прочитал Вашу работу, не отрываясь, как волнующие стихи. Вполне убедительно Ваше объяснение происхождения имени Овлург и принадлежность этого героя «Слова» к горцам Северного Кавказа...

Если даже вычесть малоубедительные разделы, Вы сделали много для лучшего и более верного понимания ряда ценных мест «Слова о полку Игореве».

Р. С. Ахматова — Д. Д. Мальсагову. Грозный — Грозный, 1961 г.

«...Я слышала, что Вам присвоено высокое звание (профессора). От души поздравляю Вас. Желаю здоровья и плодотворной работы».

У. Б. Далгат — Д. Д. Мальсагову. Москва — Грозный, 1965 г.

«...Шлю весенний привет и самые лучшие пожелания здоровья Вам и Вашей семье, творческих успехов и всего хорошего, в том числе и успешного Вашего участия в академическом издании героического эпоса ингушей и чеченцев, и, конечно, еще больших научных изысканий в «Слове о полку Игореве».

Д. Д. Мальсагов — П. И. Харакозу. Грозный — Фрунзе, 12 мая 1966 г.

«...Вы рекомендуете мне китайскую гимнастику. Забыли Вы, что я типичный ингуш. А ингуши ничего не могут делать спокойно и, главное, систематически, брат может работать самозабвенно, но только рывками. Боже мой, каждый спокойно, не волнуясь, думая только о хороших вещах и событиях проводит какие-то упражнения! Пусть это делает кто-нибудь другой.

Вы меня можете поздравить. Меня преследуют, оказывается, я защищаю пережитки старины. Повторяется история, подобная батмановской. Помните? Но ничего, с меня как с гуся вода».

9 июля 1966 года Дошлуко Доховича не стало.

8 июля 2002 Д. Д. Мальсагов был посмертно награжден орденом «За заслуги» Республики Ингушетия. Его имя увековечено на Аллее славы — Мемориале памяти и славы.

С 2017 г. функционирует сайт, где публикуются его научные работы, архивные фотоматериалы, литературные произведения.

Из книги «Дошлуко Дохович Мальсагов: день за днём. Из эпистолярного наследия».

Добавить комментарий

Новости