Чувства через песни

Народный песенный жанр ингушей

0

Мироощущение и мировоззрение ингушского народа, трудовой, духовный опыт и эстетические традиции нашли своё выражение в песенном жанре ингушей.

Очень хорошо, в художественно-исторической форме представил нам народные песни известный ингушский писатель Идрис Базоркин в своём эпическом произведении «Из тьмы веков».

Он показал песенные тексты-молитвы, которые исполнялись на религиозных праздниках и были призваны обеспечить хозяйственное благополучие на весь будущий год. Песни построены в форме просьб. Люди возвеличивают в них божества и просят ниспослать богатый урожай, обильный приплод скота и зверей.

Очень интересны песни короткого стихосложения на песенных «дуэлях». Они сочинялись и исполнялись экспромтом, для того чтобы пожурить или подшутить над соперником. К сожалению, на сегодняшний день этот жанр народного творчества, который являлся спецификой ингушской культуры, практически уже утерян. Но Идрис Базоркин показал нам одну из таких сцен народного словесного творчества на празднике посвящения в мужчины, где юноши, соревнуясь в ловкости, силе, умении владеть конём, должны были показать гибкость ума и тонкость юмора, умение быстро и благородно отшутиться.

Это был своего рода интеллектуальный поединок, где молодые под гармонь перебрасывались рифмованными фразами, в которых одновременно и восхвалялись достоинства соревнующихся, и задевались некоторые пороки, выражая представления народа о должном и достойном, а также испытывая друг друга на чувство юмора, на остроту слова, ни в коем мере не ущемляя чести и достоинства.

«Девушка:

— В этот солнечный день нет у тебя отца!

В этот светлый день нет у тебя матери.

Нет у тебя даже сестры родной,

Чтоб засмеяться сегодня с тобой...

Но есть у тебя твой младший брат,

Но есть у тебя богатырский конь.

Будет у тебя и верный друг,

Если позовёшь любую из них...

Юноша:

— Спасибо тебе за доброе слово.

Спасибо тебе за печальное слово.

Спасибо тебе за сердечное слово.

От сердечного слова лёд тает в груди.

Есть брат у меня и быстрый конь.

Есть башня, скала и отцов огонь...

Ласточки улетают к теплу, говорят.

Та, что к нам прилетит, найдёт тепло...

Девушка:

— Куда денемся мы с тоски-печали?

Ведь таким молодцам только звёзды под стать!..

Юноша:

— Разве есть место тоске-печали,

Ведь в друзьях у нас с вами —

Луна и ночь!..»

Автор дал нам и героико-исторические песенные тексты, отражающие политическую жизнь общества, борьбу против гнёта и насилия, социальные противоречия и т. д., где люди пели о наболевшем, о самом сокровенном. Песни о тяжёлой судьбе переселенцев в Турцию, об их тоске по родному краю, заставляет дрогнуть сердца даже у сегодняшних читателей:

«Птицы крылатые, летите вы в Гечиху.

Гехичинскому народу поклон снесите и скажите:

В ночном сумраке родных лесов,

Унылый крик филина заслышав,

Пусть вспомнят о нас, без поста и молитвы

Бродящих по пустыне и не видящих исхода!

Бывало, волк холодной ночью воет,

Мы думали: «Он с голоду воет».

Нет, он от стаи оторвался — вот причина!

Не походим ли и мы на этого волка,

Оторванные от родины и родных могил?»

Обращение к природе, к птицам подчеркивает одиночество и печаль сочинителей. Эти обращения усиливают эмоциональное состояние их создателей, придавая им яркое, образное звучание.

Культ героизма и воинственности, выработанный в течение веков, обусловленный историческими условиями жизни горских народов, постоянными войнами с внешними врагами, с кровниками, создал песни патриотические, героические и жизнеутверждающие. Сюда же можно отнести песни «абречества», которые провозглашали кодекс мужества, непокорности и стойкости.

«Мы родились ночью, когда щенилась волчица,

Имя нам дали утром, под барса рёв заревой.

Выросли мы на камне, где ветер в сердце стучится,

Где смерть, как снег, нависает над бедною головой.

Но мы никогда не сдадимся. Накинем ветер, как бурку,

Постелью нам будут камни, подушки — корни сосны.

Проклятье врагам и рабам их, собакам лохматым и бурым!

Их кровью заставим мочиться, когда доживём до весны...

Были бы острые когти, были бы зубы стальные,

Были б сердца мужские и незапятнанная честь!»

В них же воспеваются сёстры, матери и жёны защитников народа. Горянки передают в них всю свою любовь, преданность верность долгу и чести.

«Я дам ему карак и пива, сушеного турьего мяса,

Я косы отрежу, чтоб косы пошли на его тетиву.

Сама наточу его шашку, когда он уснёт, утомяся,

А если он ранен и стонет и кровью он моет траву,

Спою ему песню и песней заставлю рану закрыться,

Напомнив о том, что весь род его вольный и боевой,

О том, что родился он ночью, когда щенилась волчица,

Что имя сыскали утром, под барса рёв заревой...

Костры мы поставим в пещерах, и шашек дамасских концами

Усилим огонь их. И пулями пробитые башлыки

Накинем на сыновей мы, пускай они за отцами,

С неправдой схватятся в битве, когда умрут старики».

Песенный жанр охватывал все стороны жизни. Народ пел и на праздниках, и на свадьбах. Для невесты девушки исполняли прощальную песню, общий тон которой навевал грусть и печаль, потому как считалось, что день свадьбы — один из самых печальных дней в её жизни. Например: «Солнце уходит за гору. Мы остаёмся. А нас покидает ровесница наша Зору».

Но как же без лирических песен? Любовные песни были полны жизни и света. Они давали многогранное отражение жизни, в них же ставится вопрос о социальном неравенстве, о безответной любви. К примеру, из того же романа:

«Говорят, льдами покрылся синий Терек.

Говорят, иней лёг на голову Казбека.

Но иней сдует быстрокрылый ветер.

Но лёд растопит солнца яркий луч.

А кто растопит лёд моей души?

Кто сдует иней, убеливший косы?

Ваша Зору, против воли идущая,

пусть умрёт!»

Горцы пели для того, чтобы передать в песнях те чувства, которые они испытывали, но в силу своих суровых и жёстких нравов не могли выразить словами. О любви и страданиях, горе и тоске, печали и радостях. Это нам прекрасно передал И. Базоркин в сцене, когда Турс, оставшись без земли, придя домой, взял свой дахчан пандар (ингушский струнный инструмент) и затянул свою грустную и протяжную песню:

«- Отчего же вы горные реки, седые?

— Мы от вечной боли в боках седые.

— Отчего ж ты, птица в небе, седая?

И ответил орёл: — В облаках летаю.

— Отчего ж вы, горы отцов, седые?

— Мы от горя и доли твоей седые...

Горы, горы мои, колыбель вы и мать родная!..

А у матери доля — всегда седая...»

Песенный народный жанр ингушей, показанный здесь лишь на нескольких примерах, отражает глубину мыслей и переживаний народа, его богатый внутренний мир и огромную жизнеутверждающую силу, несмотря на то, что обладали они жёстким нравом, крепким духом и эмоциональной стойкостью. Да, действительно, они в песнях выражали те чувства, которые в силу ментальности не могли выразить словами.

Добавить комментарий

Новости