Ко дню рождения писателя Саида Чахкиева

Саид Чахкиев — поэт, писатель, драматург, сумевший вывести на новую орбиту ингушский язык

0

В архиве Литературного института хранятся личные дела выпускников, этого единственного в мире вуза, где по настоящий день «чеканят» будущих писателей.

Я представил себе, как, стряхивая наслоившуюся пыль десятилетий с пожелтевших листов архивных документов литинститута имени Максима Горького советской эпохи и листая студенческое «дело» нашего знаменитого земляка Саида Идрисовича Чахкиева, 22 января 1938 года рождения, вижу — в графе «национальность» записано «ингуш». В графе «социальное положение» синими чернилами начертано «сын крестьянина». Место рождения — село Насыр-Корт, Назрановского района, Чечено-Ингушской АССР.

Про родителей Саид не написал, что они не перенесли тяжкие испытания холодом, голодом и ушли из жизни в казахстанской ссылке, оставив его круглым сиротой, а вписал в анкету сухо: «отец — умер»; «мать — умерла». Образование — среднее. В автобиографии он напишет, что в 1945 году пошел в первый класс сельской семилетней школы с. Мичуринск Алма-Атинского района. После смерти родителей учился в вечерней школе рабочей молодежи и одновременно подрабатывал грузчиком в артели «Красный инвалид».

В 1953 году вступил в комсомол. В 1954 году получил аттестат о среднем образовании. Разворачиваю копию аттестата. Русский язык — «пять». Литература — «пять». История — «пять». География — «пять». Вот, алгебра — «четыре». Судьба подростка предопределилась. Он получил образование, хотя в автобиографии он не напишет, что ему после окончания семи классов очень хотелось учиться, но ближайшая школа-десятилетка находилась в пятнадцати километрах, в районном центре. Ему, как «спецпереселенцу», нужно было получить разрешение комендатуры, без которого, по действующему Указу ПВС СССР от 1948 года, за самовольный переход даже на короткое время в соседнее село или район могли приговорить к двадцати годам каторжных работ. С учетом, что он сирота, власти разрешение все же выдали. Ничто не могло угасить в Саиде жажду к знаниям.

Чтобы выжить, у него будет сложный, не по-юношески тяжелый трудовой путь. В свободные от учебы часы работал почти круглый год на каменных рудниках, зарабатывая себе на еду и одежду.

Уже в восстановленной Чечено-Ингушетии, куда он перебрался из Казахстана в 1957 году, через два года в поэтическом сборнике «Къона дегаш» («Молодые сердца») под редакцией Ю. Чахкиева публикуются его стихи: «Ког бай бIаьсти»; «Тракторист»; «БIасти»; «Воккха саг»; «Гуйран мух»; «Пхьагали пхъиди»; «Хоарсам».

В этом же году сбылась мечта — его приняли в Литинститут имени Горького на заочное отделение, и в следующем году он уже был в Москве, на поэтическом семинаре Льва Ошанина — первый ингуш в истории института.

В студенческом «деле» ни слова о депортации, которую он пережил. Хотя в дипломной работе выпускника Саида Чахкиева будет фигурировать роман «Золотые столбы» о бесчеловечной депортации целого народа. Роман, изданный в 1964 году в Чечено-Ингушском литературном альманахе «Утро гор» (главный редактор Ахмет Ведзижев) на ингушском языке, изобилует примерами официальной лжи, фальшивой искренности власти, пронизанной сверху донизу вопиющей несправедливостью.

Сразу же скажу, что роман Саида Чахкиева «Золотые столбы» — одно из бессмертных творений ингушской литературы. Бесспорно, он стал бесценным достоянием в литературной истории Ингушетии не только как первый роман, написанный на ингушском языке, но и как первый роман о правдивом рассказе очевидца, депортированного вместе с семьей, односельчанами и целым народом.

Вдали от родины, в Москве, удрученный плодом его личных воспоминаний и наблюдений, с усердием и воодушевлением отдался он работе и зажил образами героев своего романа. Большинство действующих лиц — подлинные жители его родового села Насыр-Корт, только изменены имена.

В год издания роман будет запрещен к последующему переизданию, и только в начале 1994 года он увидит массового читателя. Тиражом в сорок тысяч его издаст издательство «Эль-Фа» города Нальчик. Весь ингушский народ смело может гордиться дипломной работой Саида Чахкиева и бескорыстным переводом на русский язык его другом, однокурсником, ставшим впоследствии замечательным переводчиком, известным поэтом Геннадием Русаковым. Это был первый и единственный роман, который он перевел в своей жизни.

В истории ингушской литературы Саид Чахкиев занимает особое место. Он был современником пяти эпох: последних двух десятилетий «культа личности», одного десятилетия «оттепели», двух десятилетий «застоя», одного десятилетия «перестройки» и одного десятилетия «демократии». То были времена больших общественных потрясений, сильных драматических конфликтов, но он всегда оставался патриотом своей малой родины.

Такова обстановка, в которой Саид родился, жил и трудился. Он как художник-реалист рисует патриархальные нравы ингушского народа 30-40-х годов, широко использует юмор в изображении лиц и событий в 70-е годы прошлого века. В 80-е годы стоит между художественной литературой и научной философией, в это время герои его фантастической повести «Сын» — с новым взглядом на жизнь, на взаимоотношения близких друг к другу людей, которые пронизаны философской проблематикой. В 90-х и нулевых годах обличает «шальное время» со всеми его глубокими политическими и социальными конфликтами, и его слово соприкасается с михалковскими басенными параллелями:

...Сатрапа власть, хакима кресло,

Пустой хабар, ингушский понт.

Вам не слышны народа стоны —

Что ни чиновник, то прохвост,

Вы властных кресел недостойны...

В 1957 году на страницах газеты «Социалистический труд» Кокчетавской области появляются его стихи, за которые на республиканском конкурсе он получил второй приз. В том же году в пионерской газете Казахстана «Дружные ребята» был напечатан его первый рассказ «Человек в степи».

Первая книга для детей Чахкиева на русском языке «Идиг, Мадиг и маленькая девочка» вышла в свет в 1963 году в Москве в издательстве «Детская литература», ее автор в то время был студентом Литинститута имени Горького.

С 1964 года профессия Саида Чахкиева — писатель. В 1966 году он сочинил на ингушском языке поэму «Чаша слез». В 1967 году он делегат первого Всероссийского съезда писателей. В то время это был уже известный прозаик, поэт и драматург. В 1970 году из-под его пера выходят роман о героях гражданской войны «Бертий бийсаш» и замечательная детская повесть «Энвер». Прекрасно осознавший себя писателем, нужным ингушской литературе, и драматургом, нужным ингушской сцене, Саид Идрисович усердно трудится, и настоящая народная слава приходит к нему в конце 1970-х годов прошлого столетия. Созданные им спектакли «Когда гибнут сыновья» и «Чаша слез» произвели на театральной сцене Чечено-Ингушетии настоящий фурор.

Из воспоминаний его друга, переводчика пьесы «Когда гибнут сыновья» на русский язык Г. Русакова о С. Чахкиеве и ингушской литературе: «...Тогда еще были живы и полны сил те, кто составлял костяк, «классику» ингушской литературы. Я помню многих из них: великолепный в своей размашистости Джамалдин Яндиев с его громогласным лозунгом «Вперед, гусары!», который, по рассказам, однажды появился в местной газете на том месте, где традиционно стояло «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», Ахмед Боков, Ахмед Ведзижев... Все они были делателями одной литературы, продолжателями дела Хаджи-Бекира Муталиева и Ахмеда Озиева. Помнится, после премьеры в грозненском театре пьесы «Когда гибнут сыновья» он позвонил радостный, возбужденный:

— Наша пьеса прошла на ура! Семь раз вызывали!»

Все главные герои его произведений и пьес, разные, но до сих пор востребованные временем и нашей повседневностью. Романтическая поэма Саида Чахкиева «Чаша слёз» (в переводе Геннадия Русакова) явилась значительным событием в ингушской драматургии. Поэма раскрывает особенности ингушского народа, духовные и нравственные ценности, которые делали его стойким к ударам судьбы. Основная идея поэмы — показать боль и страдания тёмного и угнетённого народа, показать, как в нём происходит перелом, что он готов на борьбу, когда переполнится «чаша слёз». Легенда «Семь сыновей вьюги» перекликается с мотивами легенды о Прометее, на национальной основе, имеющая богатый древнейший фольклорный материал.

Второй роман писателя — «Только так» (1967 год) — рассказывает о жизни и быте наших сельчан 60-70 годов. Третий роман — «Волчьи ночи» (1970 год) — написан писателем на историко-революционную тему.

Следует отметить, что литературоведами и читателями высоко оцениваются не только его сборники стихов, басен и поэм, как: «Журавли» (1962 год), «Чаша слез» (1963 год), «Звездный дождь» (1966 год), «Чертенок» (1969 год), «Ломтик солнца» (1971 год), «Запах земли» (1974 год), «Травы росные» (1976 год), «У изголовья земли» (1981 год), «Причастность» (1988 год), но и все его повести и романы. На многие стихи поэта местными композиторами написана музыка, и эти песни звучат на эстрадных концертах, на радио и по телевидению.

Служа народу на должностях министра культуры Ингушетии, председателя правления Союза писателей Ингушетии, главного редактора республиканской газеты «Сердало», главного редактора Госкомитета по телевидению и радиовещанию ЧИАССР, он был идейным вдохновителем детских журналов и театров, мудрым теоретиком классического ингушского народного искусства, эстетическим просветителем.

В ингушской литературе был первопроходцем — автором первого ингушского романа, первой драматической поэмы, первого фантастического рассказа, и мне не понять, кто он на самом деле — поэт, прозаик, драматург, детский писатель, баснописец, киносценарист, менеджер, общественный или государственный деятель?

В течение полувека, как Саид взял перо, чтобы изо дня в день описывать повседневную жизнь народа, на глазах будущего классика ингушской литературы, народного писателя Чечено-Ингушетии жизнь улучшалась, становилась краше.

Саид Идрисович в неполные сорок лет — на «вершине славы», но он не успокаивается и находится в постоянном творческом поиске. Жизнь народа, его нравы, традиции, менталитет, обдумывание человеческой жизни, путем художественного изображения новых ярких и правдивых образов. Но еще важнее, что Чахкиев хочет дойти до самой сути и показать нам ее как бы изнутри нашего бытия. Философская суть образов Саида-художника есть его последняя книга «Саид — Суть», в которой он объединил все свое особое миропонимание, выложив на блюдце с «золотой каемочкой», и подарил ее нам.

До конца своего безвременного ухода он был убежден в принципиальной позиции: театр — основа основ культуры, ее фундамент и трибуна всей нации. Чахкиев тяготел к театру, и сильной стороной его творчества являются пьесы, написанные им в разные годы. В репертуаре национального драматического театра сегодня ставятся его драматургические произведения, которые с неизменным аншлагом встречают зрители.

Большое место в его творчестве занимают детские пьесы. Под авторством С. Чахкиева в сегодняшнем репертуаре театра юного зрителя играются три спектакля. Автор для каждой пьесы выбрал сюжеты, мотивы и образы, которые являются частью ингушской культуры, понятной людям в любой точке нашей планеты.

Как-то во время театральной премьеры моего отца некоторые молодые зрители не совсем адекватно вели себя во время действия спектакля. Саид, сдерживая свои эмоции, очень тактично сделал им замечание. Уже потом после спектакля, за чашкой чая, он вел дружескую беседу со своим другом Ахметом Боковым. Говорили, что уже сейчас надо принимать срочные меры, чтобы привлечь в театр молодежь, уже воспитанную в духе почтенной театральной публики, разбирающейся в театральном искусстве. Они были уверены в том, что этому надо учить со школьной скамьи. К сожалению, это была последняя встреча двух друзей. В 2006 году не стало моего отца, через два года ушел из жизни Саид. Дала гешт долда!

 

То, что Саид всегда очень веселый и жизнерадостный, а самое главное — надежный друг, на протяжении всей его жизни говорили его наставники и друзья: Джемалдин Яндиев, Ахмет Ведзижев, Ахмет Боков, Абузар Айдамиров, Магамед Сулаев, Магомед-Саид Плиев, Або Мальсагов, Ваха Хамхоев, Шайхи Арсанукаев, Ибрагим Дахкильгов, Магомет Вышегуров, Ибрагим Торшхоев, Гирихан Гагиев и многие другие, с которыми он разделил свою судьбу. Он всегда был открыт новым идеям и контактам, востребован и любим читателями и коллегами по перу.

«...В ингушской литературе почти не получили своего развития фантастический и детективный жанры. Борис Шадыжев своей книгой «В седой древности» как бы заполняет этот пробел и заслуживает, на мой взгляд, высокого признания...». Это строчки из предисловия к книге ингушского писателя Бориса Шадыжева, написанные в 2002 году Саидом Чахкиевым. Это еще раз говорит о его, можно сказать, обязательной и не заменимой нужности ингушской литературе, за которую он был в ответе, за которой он всегда следил, следил за судьбой молодых и начинающих писателей и как мог их поддерживал.

Жизнь Саида можно сравнить с вспыхнувшим факелом, осветившим весь окружающий его мир, и для нас, его потомков, очень много неожиданного и поучительного высветил его теплый и яркий свет.

Чахкиев — «человек-праздник». Высокий, статный, с артистическим голосом и заразительной улыбкой, тамада всех писателей и людей искусства. Где бы он ни встречался со своими читателями: на конференциях, лекциях, да просто на улице, в театре, на свадьбе, на концерте — везде был эпицентром всеобщего внимания. Чахкиев — писатель российского масштаба, все его творчество связано с судьбой ингушского народа и России, с ее многонациональным народом, и в этом его непревзойденная сила.

«Чахкиев и его книга «Суть» — надолго. Для ингушей — навсегда, ибо в ней весь мир поэта». Так сказал Магомед Мальсагов, а от себя добавлю: «Он столько внес в нашу культуру, литературу, драматургию. Не хочется пафосно говорить, но скажу: такого славного ингуша в ингушской истории еще не было, ингуша такой мощи, такого размаха, такой многосторонности таланта и абсолютного искусства». Таким он остается в нашей памяти, продолжателем всех лучших традиций Ингушетии и подлинным представителем ее культуры!

Именем С. И. Чахкиева названа гимназия в Малгобеке, в Насыр-Корте находится музей боевой и трудовой славы его имени. Самая протяженная улица в Магасе носит его имя. В Назрани, Малгобеке, Карабулаке, с. п. Сагопши улицы названы в его честь. В целях дальнейшего увековечения имени народного писателя Чечено-Ингушетии Саида Идрисовича Чахкиева, с учетом его огромного вклада в российскую культуру, предлагаю присвоить его имя Ингушской детской библиотеке. А на фасаде здания Литературного института имени М. Горького установить мемориальную доску с надписью «Здесь с 1959 по 1964 гг. учился будущий народный писатель Чечено-Ингушетии Саид Чахкиев, автор первого романа на ингушском языке, который был написан в здании этого института».

Ладимир Боков,

руководитель центра по изучению литературного наследия писателей Северного Кавказа

имени первого народного писателя Чечено-Ингушетии Ахмета Бокова

Добавить комментарий

Новости