Театр — зеркало души

Во Дворце культуры Назрани состоялся спектакль по мотивам романа Ахмета Бокова «Сыновья Беки»

0

«Народ уничтожить невозможно. Он непобедим» — так звучит основная тема спектакля «Сыновья Беки» по роману Ахмета Бокова в постановке режиссёра Магомед-Башира Костоева, который прошёл на сцене муниципального Дворца культуры города Назрани 24 февраля текущего года.

Ключевая история романа пролетает без малого за два часа. Главным героем выступает народ со своими чаяниями и надеждами в тяжёлый и сложный для России и всего Северного Кавказа исторический период конца XIX — начала XX столетия, вплоть до установления советской власти на Кавказе.

Действие начинается на фоне горного аула. Справа и слева установлены сакли, на заднем плане видны вершины гор, впереди раскинуты кукурузные стебли. Звучит музыка. Беки, представитель беднейшей части горского населения, выкатывает телегу с деревянными колёсами. На нём домашняя рубаха, в какой обычно работали ингуши, обязательный элемент мужского костюма — серебряный пояс с кинжалом, который он снимает во время работы, в руках — деревянные вилы. Он немного запоздал в этом году с уборкой урожая и теперь спешит на полевые работы. Жена в домашних хлопотах. Жизнь течёт своим размеренным шагом. Ни намёка на то, что здесь вот-вот развернутся трагические события. Можно сказать, что режиссёр сумел захватить внимание зрителей и сконцентрировать их на данной исторической эпохе.

Впрочем, главное все-таки не внешнее оформление, а содержание — история о жизни ингушского народа, о нравах нашей суровой действительности, которая звучала со сцены искренне и открыто. Через драму героев показана тема борьбы за светлое будущее, тема вечной любви, по законам драмы возникающей между представителями разных социальных слоёв, и непоколебимый временем закон кровной мести, который проходит красной линией по всему сюжету.

Ваха Хадзиев (Саад) играет злого, тщеславного человека. Богатство ему досталось нечестным путём, но это его нисколько не смущает. С первой минуты появления на сцене зритель поймал его надменный взгляд, сарказм в выражениях и ощущение вседозволенности. Можно сказать, что с ролью носителя зла он справился прекрасно. Другое дело Беки. Актёр Мухажир Долаков смог показать своего героя немного подуставшим от вечной нищеты, находящегося в постоянной заботе о хлебе насущном, однако не сломленным, гордым и независимым.

Хочется подробнее остановиться на матери — Кайпе (Зульфия Кукурхоева). Она глубоко впитала в себя образ женщины-матери и играла проникновенно овдовевшую женщину, на плечах которой осталось трое сыновей, но не сломленную, а сильную. Зритель верил ей, плакал и переживал вместе с ней, и в то же время восхищался силой её духа, как бы пафосно это ни звучало.

Несколько слов о её сценических сыновьях. Молодые актёры Жамали Шакриев и Амир Цуров убедительно сыграли озорных подростков, сыновей Беки. Но более правдоподобно выглядели уже возмужавшие и повзрослевшие сыновья Беки — Хасан (Ераги Костоев) и Хусен (Муслим Албогачиев). Актёры показали их мужественными, стойкими и достойными. Особенно впечатлял Костоев, которому было достаточно и внешних данных, чтоб передать образ горца, к тому же играл он превосходно, держался красиво, говорил чётко и ясно.

Своё превосходство над сельчанами, которое ему обеспечила царская администрация, передаёт ярко и образно актёр Муртаз Озиев (Ази). То он изощрённо старается услужить приставу, показывая ему свою преданность, то властно демонстрирует свои полномочия перед простыми горцами. Герой вызывает неприятие, а значит, образ получился удачным.

Настоящим подарком стал выход маленького Султана (Низам Парчиев). Чистая, неискушённая жизненными коллизиями душа, открытое и любящее сердце, ни с чем не сравнимое обаяние ребёнка было встречено милыми улыбками и тёплыми аплодисментами зрителей, как, впрочем, и выход молодой актрисы Азы Мурзабековой, супруги пристава, вызвавшей умиление зрителей своей красотой, кокетством и очарованием.

Пленил своей игрой самый главный персонаж с позиции власти — пристав (Иса Чахкиев, художественный руководитель театра). Он играл, именно играл, эту роль непринуждённо и самозабвенно, полностью воплотившись в образ своего героя. Он — олицетворение власти, его забавляет политика «кнута и пряника», которой он всячески манипулирует, а также ему льстит подхалимство и угодничество горской верхушки, больше заботящейся о сохранении своего имущества и положения, чем о самой власти.

Вполне убедительно и немного комедийно справляется с ролью угодника жадный и беспринципный Соси (Махмуд Нальгиев), ищущий для себя тёплое место под солнцем, обеспокоенный только тем, чтобы вовремя успеть поддержать ту власть, на чьей стороне сила. Этот герой актуален во все времена, и зритель оценил игру по достоинству. Но вот сделать счастливой свою единственную дочь Асет (Диана Мержуева) он так и не смог. Она же показывает кротость своей героини, но под аплодисменты зрителей выбирает не богатство и знатность, а непреодолимую силу любви, способную сотворить невозможное. Братья не смогли простить сестре этого позора, они убивают молодых, на горе Кабират, матери девушки, которую блестяще сыграла Ашат Кодзоева, высокомерной и немного спесивой, безумно любящей свою дочь, но сдержанной в проявлениях эмоций, достаточно мудрой, чтобы призвать мужа к перемирию с уже состоявшейся роднёй.

Отдельно от всех стоит персонаж Ахмеда Евлоева — большевик Дауд, представитель новой зарождающейся власти. Он вполне убедителен в своей борьбе за правое дело и заражает этой верой народ, который как один становится на сторону большевиков. Роль представителей старшего поколения сыграли образно и красноречиво, с чувством достоинства и важности своего социального статуса актёры: Адам Бузуртанов (Шаип-мулла), противник всяких потрясений и призывающий народ к спокойствию; Хусейн Дударов (имам Торко-хаджи), продемонстрировавший яркий и многозначительный образ мудреца, призывающего поддержать большевиков, обещавших им свободу и землю, наотрез отказавшись принять условия представителя Временного правительства (Ибрагим Беков), который призывал народ к созданию своей независимости. Так было в нашей жизни, такое воплощение получила эта история и на сцене.

В общем, все актёры были увлечены текстом и собственным пребыванием на сцене, получая от этого нескрываемое удовольствие. Это Малсаг (Мурад Галаев), Исмаил (Амир Пугоев), Миновси (Зарета Гандалоева), второй пристав (Мурад Сампиев), Тахир (Ислам Евлоев), Зали (Хава Ганиева), казаки (Магомед Балхоев, Мурад Гарданов, Амир Цуров) и т. д.

Надо отдать должное и прекрасному музыкальному сопровождению композитора Тимура Дзейтова. Удачно подобранные к сюжетам мелодии впечатляли зрителя на протяжении всего спектакля. С поставленными задачами отлично справились художники, создавшие эту прекрасную сценографию, монтировщики, световики и костюмеры, чей профессионализм и чёткая отлаженная работа значительно способствовали успеху спектакля.

Но есть небольшая ремарка в финальной части спектакля. Осталось ощущение недосказанности. Кайпа рядом с единственным сыном Султаном выходит на сцену и зовёт своих погибших сыновей. Что хотел сказать режиссёр? «Народ бессмертен?» «Жизнь продолжается?» Или... Оставим ответы за зрителями. Может, это был специальный режиссёрский ход, чтобы не огорчать зрителя гибелью своих героев, ушедших в последнее сражение.

Пьеса состоялась. Она не только об исторических событиях, она о сегодняшнем дне. Здесь раскрыты актуальные во все времена темы зла и добра, обозначены всерьез и с неподдельной болью вопросы жизни, связанные чаще всего с человеческим бессилием. Чувствуется ответственность режиссера Магомед-Башира Костоева за то, что он показывает зрителю, а это — ни много, ни мало — жизнь народа, с его исторической правдой, с его традициями и нравами. А зритель сегодня не прощает халтуры, он сумел разглядеть и оценить спектакль по достоинству, о чём сказали его продолжительные аплодисменты.

Добавить комментарий

Новости