Семейные обряды

Выученное в раннем детстве — всё равно, что записанное на камне

0

О воспитании ребёнка в соответствии с традициями и адатами ингушей рассказывает этнограф Зейнеп Дзарахова, автор монографии «Вековые устои семьи».

Какой бы нравственный принцип мы ни взяли, мы видим, что он усваивается с раннего детства, и прежде всего — в семье. «З1амига волаш 1омадаьр кхерий т1а яздича санна хул» («Выученное в раннем детстве — всё равно, что записанное на камне»), — говорят ингуши. «Знания, приобретённые в детстве долговечны, как узоры, вырезанные на камне», — считают горцы.

Эту же истину утверждал и Зигмунд Фрейд: «Ребенок в самые первые годы жизни приобретает принципиальную матрицу своей личности, которая затем остается в основных своих чертах неизменной». А также Лев Толстой, который сказал, что до пяти лет ребёнок узнал столько, сколько не смог узнать за остаток жизни.

Именно в детстве ребенок наиболее восприимчив и впечатлителен. Этот период характеризуется интенсивным формированием познавательных способностей. А те базисные знания, которые дети получают в раннем возрасте, становятся фундаментом и основой личности.

В первую очередь надо учить детей говорить и думать на родном языке

Ингуши считают, что ребёнку надо с раннего возраста давать «кхетам», т. е. учить уму-разуму. Диапазон знаний должен быть широким. Важнейшим фактором умственного воспитания является приобщение человека к своей национальной культуре, овладение им языком, который становится важным средством формирования его сознания и интеллекта. Родители обязаны в первую очередь учить детей говорить и думать на родном языке, тем самым помогая им освоить присущие их культуре миропонимание и поведение. Знание родного языка делает возможным включение ребенка в большой и уникальный мир национальной и общечеловеческой культуры и усвоение им опыта и знаний предшествующих поколений. К сожалению, в современных молодых семьях началась тенденция обучения детей русскому и иностранным языкам раньше, чем ингушскому, нередко в семьях с детьми не говорят на родном языке.

Воспитание посредством устного народного творчества

Устное народное творчество знакомит детей с культурой своего народа, географией родной земли, с легендарными эпическими героями и образами. Надо отдать должное воспитательным средствам представителей старшего поколения, которые учили детей рассказами, притчами, вопросами и загадками. Беседы и общение заставляли детей анализировать вещи, действия, о которых рассказывали старшие. Вопросы-загадки, которые широко практиковались в народе, приносили свои положительные плоды. Проводились целые умственные соревнования. Игра развивала гибкость и пластичность ума. Вопросы могли быть самые разнообразные. К примеру: «Хьаалал, ер фуд? Дуне кхоллаш кхелла а долаш, дуне дехача мара дохарг а доацаш, лаьттах деллача дохка а лургдоацаш, хи чу кхессача, доврг а доацаш, ц1ерал тессача, доагарг а доацаш» («Скажи, что это? Сотворили его вместе с сотворением мира, исчезнет оно лишь с исчезновением вселенной, не сгниёт оно, даже если его закопать в землю, не исчезнет оно, даже если бросить в воду, не сгорит оно, даже если его бросить в огонь»).

«Сона хетарах, из эздийча сагах доаллаш дола эхь-эздел да» («По моему разумению, это присущие благородному человеку честь и благородство»), — мог быть ответ.

И вопросы, и ответы говорили о находчивости и гибкости ума. Общение аналогичного характера среди подростков имело место и в культуре карачаевцев, балкарцев, что отмечает в своей работе автор М. Б. Гуртуева. «Лаконичность языка загадок, их образность, занимательный характер содержания, богатый словарный запас, рифмы и ритмы — всё это вызывало интерес и стремление» к изучению красоты поэтического слова. Всё это развивало умственные способности подростков. В ответах выявлялись эстетические и нравственные понятия.

Горы освещаются солнцем, человек — умом

Ингуши высоко ценили ум, мудрость, знания. «Хьаькъала корта — сабар да» («Вершиной ума является терпимость, неторопливость»), — говорят ингуши. Ничто в человеке так не ценится, как его ум, его такт, которые являются критерием оценки личности человека. «Лоамаш сийрдадоах малхо, саг — хьаькъало» («Горы освещаются солнцем, человек — умом»), «Б1аргашта хьалхардар го, хьаькъала т1ехьадоаг1ар го» («Глаза видят то, что перед ними, ум предугадывает последствия»), — гласит народная мудрость ингушей.

Важным условием умственного воспитания является формирование интеллектуальных способностей, начиная с раннего возраста. «Х1ама ца хар эхь дац, эхь да х1ама ха ца г1ортар» («Не стыдно чего-то не знать, стыдно не стремиться узнать»), «Хетташ волчоа дукхаг1а хов» («Спрашивающий знает больше»). «Умный человек редко теряет самообладание», — слышат мальчики с детства. Высоко ценятся немногословность, взвешенность в словах и осторожность в высказываниях. Подтверждением тому являются ингушские пословицы и поговорки: «Багара д1адалалехьа дешан да ва хьо, даьнна даьлча — цун лай ва хьо» («Непроизнесенное слово в твоей власти, произнесённое слово тебя делает рабом»), «Багара даьнна дош ткъамала дахад» («Произнесённое слово окрылилось»). Этикет не одобряет слов и действий, не обдуманных основательно. О смышленом и бережливом ребёнке могли сказать «Х1аман хьисап да цун» («Он рассудительный и смышлёный»), «Вокхача сага санна х1ама хов цун» («Он знает дело, подобно взрослому»). «Пхийттар ваьлча кхийнав» («После 15 лет уже взрослый»), — говорят ингуши в значении «умственно созревший». К 15 годам юноша и девушка становятся более ответственными за свои дела и поступки. На них окружающие смотрят как на взрослых.

Трудовое и экологическое воспитание

Умственное воспитание дети получали вместе с трудовым, так как обстоятельства заставляли пользоваться опытом, запоминать, использовать более подходящие способы решений в разных ситуациях. Человек наблюдал за изменениями в природе, запоминал приметы: лес гудит — к изменению погоды; животные резвятся — к дождю; журавли улетают рано — к ранней весне; мыши роют глубокие норы — к холодной зиме; горы покрываются туманом — к изменению погоды; Терек шумит — к хорошей погоде; концы молодого месяца заострены — к хорошей погоде; если за «дугу» луны можно мысленно «подвесить» ведро, то будет солнечный месяц, если ведро «не удержится», то будет дождливая погода и др.

Юноши по наблюдениям могли предугадать сход лавин, камнепады, затмения. Бережливо относились к природе и верили, что человек, разоривший гнездо птицы останется без наследника; срубивший грушевое дерево не будет иметь дома, что зарезавший коня в своём дворе может навлечь неприятности.

Временем отсчёта нового посевного года и началом работ в поле являлись дни весеннего равноденствия — 21-22 марта. 21-22 июня наступало летнее солнцестояние. Знания об этих изменениях в природе закреплялись в народе праздниками.

Немаловажное значение имело экологическое воспитание. Через различные религиозные запреты детей учили беречь лес, деревья, не загрязнять воду, реки, не выщипывать пух у живых птиц. Священным и богоугодным делом считалась расчистка родников.

Приучая мальчика к труду хлебороба, отец мог рассказывать о качестве земли, о необходимости её обработки, о причинах, влияющих на понижение урожайности поля, мог рассказывать о значении леса, деревьев, животных, о пользе овцеводства, разведения крупного рогатого скота, садоводства, пчеловодства, охоты, ремёсел.

Хозяйственный уклад способствовал развитию самых разнообразных знаний. Люди умели определять долготу дня. Были известны четыре стороны света: «къулбехье» — юг, «гIинбухе» — север, «малхбузе» — запад, «малхбоале» — восток. Выделяли четыре части дня: «Iуйре» — «утро», «ди» — «день», «сайре» — «вечер», «бийса» — «ночь». Год делился на четыре времени и состоял из 12 месяцев, а сами названия месяцев давались по названиям празднеств или приуроченных к определенному времени года сельскохозяйственных работ.

Образование

Развитию умственных способностей детей в рассматриваемый период способствовали школы при мечетях (медресе и хужаре). Дети обучались чтению и письму по-арабски, обучались ингушской письменности на арабской графике. Мечетские школы были во всех населенных пунктах. В 1902 г. В.-Г. Джабагиев создал проект ингушской азбуки на арабской основе.

Во второй половине ХIХ века в Ингушетии стали открываться светские школы. Детей ингушей-офицеров Российской императорской армии нередко определяли в кадетские корпуса. В 1868 году в Назрани была открыта двухклассная горская начальная школа. В числе первых учителей в этой школе были М. Альтемиров, просветители А.-Г. Долгиев, Б. Зязиков, Э. Саутиев, М. Котиев и Б. Картоев. Наряду с местными учителями в этой школе работали русские учителя М. Нечаев, Д. Дмитриев, А. Гусев, Д. Черкасов, М. Терещенко и др. Классы были набиты детьми, но желающих получить образование было значительно больше. Выпускники этой школы поступали в учебные заведения Владикавказа, Ставрополя, Москвы и других городов.

В ХХ веке работа по развитию народного образования получила широкий размах в Ингушской автономной области (1924-1934 гг.). З. К. Мальсаговым был создан ингушский алфавит на латинской основе. Автором первого букваря на ингушском языке, составленного на основе русской графики, был Ф. И. Горепекин. В 1938 г. был принят алфавит на русской графической основе, который функционирует и в настоящее время. Со временем обязательное начальное образование сменилось обязательным средним образованием. К концу ХХ века среднее специальное или высшее образование стало нормой для каждого молодого человека. Всё это — составляющие умственного воспитания. А между тем умственное воспитание означает на народном языке не только познавательную способность, но и нравственные качества и даже их проявление — нравственное поведение.

Нравственность — основа всех человеческих ценностей

Можно слышать в обществе такие слова: «Он дал своим детям ингушское воспитание». «Ингушское воспитание» — это образ жизни, стиль поведения, усваиваемый частью сознательно, частью бессознательно: путём привычки и подражания; это традиция, которую не обсуждают, а соблюдают. Национальное воспитание имеет важное значение в период формирования личности. О человеке, соблюдающем принципы ингушской этики — здел, ингуши говорят: «ГIалг1ай оамал ховш саг», т. е. «человек, знающий нормы ингушского поведения».

Структура эздел состоит из таких понятий как «г1улакх» — вежливость, культура поведения, «сабар» — терпение, «эхь» — скромность, добросовестность, «бехк» — осознание долга, уважение к людям, «юхь» — достоинство, «камоаршал» — щедрость, «денал» — мужество духа, «яхь» — соревновательность в стремлении к лучшему проявлению духовных и созидательных качеств.

Издревле в ингушской среде примером для воспитания детей и молодёжи служили «дика къонахий» (достойные мужчины), «дика истий» (достойные женщины), «дика мехкарий» (достойные девушки)«, «яхь йола кегий нах» (благородные и достойные юноши).

Воспитанием детей в основном занимается мать. Но детей воспитывает семейная среда: взаимоотношения родителей, отношение их к людям, к гостю, соблюдение в доме ингушских традиций.

В воспитании детей ингуши никогда не применяли жёстких правил, суровых наказаний или побоев. Воспитание убеждением, словом считается более достойным и приемлемым. «Бера етташ хилча, дог эш цун» («Если бить ребёнка, то он теряет чувство собственного достоинства»), — гласит народная мудрость. Учили детей в ненавязчивой форме, с использованием пословиц и поговорок, поучительных рассказов и легенд.

За воспитанием добрых нравственных качеств у маленького человека следили не только родители, но и соседи, односельчане, общественность. Не было «чужих» детей. Все были свои, и ответственность за воспитание каждого человека тоже несли все. «Это не только мой сын. Он сын своего народа», — говорят ингуши.

В традиционном воспитании ингушей произошли изменения, связанные с изменением социально-экономических условий жизни, в которых формировались прежние устои поведения. Но, так или иначе, каждый человек имеет семью, перед которой он несёт ответственность, которая усиливается ответственностью семьи перед обществом.

Добавить комментарий