Слово-кремень

Значение данного слова в сознании ингушского народа

0

«Слово должно быть камнем и камень словом», — пишет исследователь ингушской духовной культуры Абукар Танкиев. И в этой короткой фразе очень ёмко сконцентрирована вся философия значимого и многообъемлющего по своему содержанию понятия — данное слово, которое звучит на ингушском языке, как «дош далар», и воспринимается носителями этого языка по-особенному возвышенно и сакрально.

Честь имеющий держит слово

Верность данному слову и ответственность за данное слово утверждалось в сознании ингушей с раннего возраста. «Ший деша да ва из», — говорят в народе, что переводится как «Он хозяин своего слова». И этим было сказано всё.

«Къонах волчан ди да, ди долчун дош да, дош дар — саг ва», — говорит ингушская пословица, что по своему смысловому содержанию переводится следующим образом — «Настоящий мужчина имеет честь, честь имеющий держит слово, имеющий силу слова — настоящий человек».

В ингушском обществе мужчина, не сдержавший своё слово, терял доверие, честь и достоинство. Он не пользовался уважением. К его словам, к его поступкам относились как к нечто не существенному, опосредованному. С таким человеком не следовало больше считаться. По жёстким понятиям ингушского народа — он лжец, он раб, он не хозяин слова, он не мужчина. Такими эпитетами мысленно вознаграждали того, кто не достоин был более зваться «къонах». Как видите, страдало в первую очередь его честолюбие, его уважение к самому себе, его самооценка. Именно так оно и было, и никак иначе.

«Я хозяин своему слову: хочу — даю, хочу — возьму обратно»

Но что же мы имеем сегодня? К сожалению, как и многие ценности, значимость данного слова утратила своё традиционное значение. Как часто мы встречаем порой даже среди известных, прослывших «авторитетными» людей, что они потеряли ценность этого важного понятия. Когда, наоборот, именно они должны являть собою пример для подражания, потому как на них равняется основная масса, на них равняется подрастающее поколение. В ценностные ориентиры, к сожалению, сегодня ставят не понятия чести и достоинства, не то, что сдержал он или не сдержал данное им слово, а материальный достаток и его социальный статус.

Данное слово и пренебрежение им — не из ряда вон выходящие случаи. Это проявляется в нашей повседневной жизни, в элементарных мелочах, из которых и состоит личность. Обещал сделать, не сделал; обещал к сроку вернуть долг, не вернул, не счёл нужным даже сказать или напомнить об этом; обещал к такому-то часу прийти на встречу, не пришёл и не счёл нужным предварительно позвонить; обещал позвонить или перезвонить, не сделал ни то, ни другое и тому подобное. Самое неприглядное то, что поступающиеся этой ценностью общественных отношений отнюдь не считают свои поступки безнравственными. Страшно, что это становится нашей обыденностью, нормой жизни. В приоритете стало понятие, расхожее исходному, мол «я хозяин своему слову, хочу — даю, хочу — возьму обратно».

Данное слово — это общечеловеческая ценность

А между тем «данное слово» — это общечеловеческая ценность, значение которой понятно любому человеку. В Энциклопедическом словаре по психологии и педагогике «данное слово» трактуется как «слово чести, нравственная установка выполнять обещанное, свойственное культурному, благородному человеку». Горцы же относились к нему как к столбовому понятию о сущности настоящего мужчины (къонах), характер которого формировался из века в век в суровых и жёстких условиях. За «къонах» закреплялись такие народные ценности, как мужество, честь, благородство, которые, в свою очередь, подразумевали и обязательность исполнения данного слова. С колыбели матери мужчинам внушали эти ориентиры и равняли их на достойных мужчин из народа.

Давать слово, предусмотрев все обстоятельства

Для достоверности следует отметить, что наши предки допускали ситуации, когда исполнять свои обещания не всегда получалось. К сожалению, мы не властны над обстоятельствами. Но по этому поводу существовали весомые доводы, вносящие ясность в ситуацию и, соответственно, принимающие обстоятельства, как неизбежность. Но чтобы максимально избежать подобного, давать слово надо было с осторожностью, предусмотрев и взвесив, по возможности, все обстоятельства. А если мужчина не уверен в своих силах, то лучше было не давать обещание вовсе. Но если того требуют обстоятельства, то ограничиться словами, не накладывающими категорического выполнения. Не обещать, а дать знать, что постарается сделать всё возможное.

Отрадно, что есть ещё в нашем обществе мужчины, имеющие право называться настоящими (къонахи), которые сохранили в себе традиционные ценности, в том числе и данное слово. Для таковых «слово как камень, и камень как слово». Традиции идут от корней, от деда к отцу, от отца к сыну.

P. S. Требования к исполнению данного слова ингуши предъявляли только к представителям сильной половины человечества. К женщине это не относилось, но это качество в ней приветствовалось. О женщине, чьё слово было сродни слову настоящего мужчины, ингуши говорили: «Къонахчун му дош да цун», что в переводе означало «Её слово, как у настоящего мужчины».

Добавить комментарий

Новости