Путевые заметки

Александра Воронцова: «Когда я приехала в горы, я влюбилась в них»

0
Александра Воронцова в горах Ингушетии

Автобус «Москва — Назрань» стрелой летел по скоростной трассе. Было уже темно, около десяти вечера. Большинство пассажиров, утомленных длительной ездой, клевали носами. Под мерный рокот мотора водитель по телефону терпеливо объяснял кому-то, куда надо подъехать.

Поравнявшись с одной из заправок, где-то возле Воронежа, автобус плавно затормозил и остановился. Мужчины моментально стряхнули с себя остатки дремоты и дружно ринулись к выходу.

— Здесь стоянки не будет, сейчас пассажира заберем и едем дальше, — предупредил водитель и вышел из автобуса.

На миг толпа застыла, но тут же последовала за ним — порция «свежего воздуха» была необходима как воздух. Женская часть пассажиров, не зависимая от дурных привычек, потому более терпеливая, осталась на своих местах. Прошла минута, пять, десять... «Почему стоим?» «Кого ждем?» — послышались вопросы, которые так и остались без ответа. Женщина из Грозного, которая ездила в Москву за товаром и уже четверо суток провела в этом автобусе, решила-таки пойти на разведку, размять свои отекшие ноги. Прошло минут пятнадцать, прежде чем она вернулась, ворча себе под нос: «С самой Москвы звонила, всё донимала водителя, не могла приехать вовремя, жди ее теперь...»

Наконец толпа на улице пришла в движение и потянулась к автобусу. Следом за водителем вошла высокая, стройная девушка, с темными длинными волосами. Длинная черная юбка, черная кофточка с коротким рукавом делали ее фигурку еще более изящной.

— Где мне можно сесть? — спросила она у водителя. Тот указал на свободное переднее сиденье. Удобно устроившись возле окна, девушка с нескрываемым любопытством осматривалась вокруг.

— Тебя одну тридцать человек полчаса ждали, — продолжала ворчать ее соседка.

— Ой, простите меня, — смутилась девушка, — я первый раз еду в Ингушетию, местности не знаю, таксист привез меня не на ту заправку, пришлось самой сюда добираться.

«Да, — подумала я, — одна, в незнакомой местности, да еще ночью... Смелая, однако, девочка. Да и водитель молодец, подождал, не уехал. Вот что значит — свои люди». Признаться, я решила, что она ингушка, едет к родственникам на историческую, так сказать, родину.

Водитель несколько раз нажал на клаксон, приглашая в салон пассажиров, которые не очень-то торопились занять свои места. «Словно наседка собирает своих непослушных цыплят», — подумалось мне. Наконец все в сборе, и наш автобус, набирая скорость, устремился в ночь.

Около полуночи водитель громко объявил:

— Стоянка двадцать минут, до утра остановок больше не будет!

Теплая августовская ночь раскрыла свои объятия навстречу усталым путникам. Легкий ветерок играл с листьями одинокого клена, а тот что-то ласково шептал ему в ответ, и так приятно было после душного автобуса наполнить свои легкие ночной свежестью.

За столиком в придорожном кафе ко мне подсела чеченка, с которой я уже успела немного познакомиться. Женщина лет пятидесяти, высокая, статная, довольно-таки миловидная, черные волосы собраны на затылке в пучок. Она рассказывала мне, что живет в Грозном, а торгует в Назрани на рынке с интересным названием «Фабрика». Когда-то здесь действительно была трикотажная фабрика, но с развалом Советского Союза развалилось и предприятие, которое после трансформировалось в рынок. Наследие несуществующей страны продолжает жить своей жизнью.

— Можно сесть рядом с вами? — прозвучал девичий голос. — Простите еще раз за то, что пришлось меня ждать.

Здесь и познакомились. Александра Воронцова живет в Воронеже, учится в музыкально-педагогическом колледже по специальности «учитель младших классов», осталось доучиться последний курс. Сейчас на три дня едет в Ингушетию к подруге. С Хавой, так зовут подругу, они когда-то учились в одной школе, правда, в разных классах — Хава года на два старше, но это не помешало девочкам подружиться.

— Мы всегда понимали друг друга, — рассказывает Саша, — нам вместе было интересно.

Лет шесть назад Хава уехала в Ингушетию, за это время она успела обзавестись своей семьей, но дружба девушек не прекратилась, благо современные средства коммуникации позволяют общаться, несмотря ни на какие расстояния.

— Хава часто приглашала меня в гости, — рассказывает Александра, — да всё как-то не получалось. И вот как только у меня появилась такая возможность, я не стала временить и сразу же поехала.

— Как же ты не побоялась ехать одна? — удивилась я. — В России ведь у Кавказа репутация не очень...

Мне вспомнился недавний неприятный разговор как раз на эту тему. Предвзятое мнение моих собеседников насчет кавказцев никакие доводы не могли поколебать.

— Да, не очень, — согласилась Саша, — но я-то знаю свою подругу, да и вообще у меня много друзей среди кавказцев. В обиду меня они не дадут.

Впервые Александра поехала на экскурсию, когда ей было тринадцать лет. Поездка по Золотому кольцу России с группой учеников воскресной школы произвела на девочку неизгладимое впечатление. Осознание того, насколько мир разнообразен, родило в ней желание увидеть всю его красоту. С тех пор Саша мечтает о путешествиях, и если выпадает такая возможность, старается ее не упустить. Вот и сейчас она решила ею воспользоваться, кто знает, будет ли еще такой шанс.

Время за беседой пролетело незаметно. Послышались призывные сигналы — это наш водитель дает знать пассажирам, что пора в путь...

Ночная трасса, освещенная яркими фонарями, вереница белых огней, движущаяся навстречу, и красных в попутном направлении — рождает чувство нереальности. Автобус, словно корабль на всех парусах, мчится в огненном потоке, однако скорость не ощущается. Кажется, мы застыли в одной точке, и всё движение происходит только там, за окном. Постепенно глаза слипаются, промелькнула мысль: «А вдруг водитель тоже заснет?» — и тут же потонула в вязкой трясине замутненного сознания...

Перефразируя известную поговорку, хочется сказать: «Пассажир спит — автобус едет». Водителей, собственно, два, как и полагается на дальних рейсах. Но они настолько сплочены, что до сих пор я писала о них, как об одном человеке. Имен я их не знаю, но один другого называет командиром, ему нравится вести автобус ночью, но в качестве пассажира ни за что бы не согласился ехать далеко.

— Один раз съездил в Сочи, с меня достаточно, — рассказывает водитель за утренней чашкой кофе. — Вот поезд или самолет — совсем другое дело. Ну а ты как? — спросил он, обращаясь к Александре.

Мы сидели за столиком под открытым небом.

— Я в восторге, — ответила девушка, глаза сияли от счастья.

— Подожди, увидишь горы — не то скажешь. Поделишься потом своими впечатлениями? — спросила я.

— Обязательно, — пообещала Саша.

Весь оставшийся путь девушка во все глаза смотрела по сторонам. Когда на горизонте замаячили холмы, она пришла в неописуемый восторг.

— Горы!

— Вот приедешь в Джейрах — так там действительно горы, — снисходительно ответил кто-то из пассажиров.

Наконец проехали последний пост.

— Всё, мы на нашей земле, — сказал водитель.


— Ура! — не сдержала я своей радости. С учетом того, что я не ингушка, все засмеялись.

Прощаясь, я еще раз напомнила Александре о своей просьбе. Через несколько дней девушка свое обещание выполнила.

Вот что она написала мне в социальных сетях: «Встретили меня радушно, все люди гостеприимные, приветливые. Несмотря на то, что я приехала в совершенно чужой город, я чувствовала себя свободно, не боялась заблудиться, так как окружал меня очень доброжелательный народ. За эти три дня я успела побывать в Магасе, посетила Мемориальный комплекс памяти и славы. Также побывала в Назрани, Сурхахах, Карабулаке, Троицком, Нестеровском, Алхастах, Галашках, Мужичах, Джейрахе. Все эти города и сёла поразили меня своей красотой, архитектура сказочная, складывалось впечатление, что строились эти здания не руками, а душой и сердцем. Когда я приехала в горы, я влюбилась в них. Ничего прекрасней мои глаза не видели — чистый воздух, до облаков рукой подать. Горы разбудили во мне бурю эмоций, заворожили и заставили о многом задуматься. Также посетила крупный башенный комплекс — древний Эгикал. Поездка в Ингушетию запомнится мне на всю жизнь, таких эмоций я не испытывала никогда и никогда не была настолько счастлива! Спасибо, Ингушетия!»

На мой вопрос, что бы она посоветовала потенциальным туристам, которые захотят приехать в Ингушетию, Александра ответила: «Прежде чем ехать, я узнала о традициях народа, о том, как сложена жизнь в республике, и только потом поехала. Вот это я и советую туристам: сначала познакомиться с культурой народа, а потом ехать к нему в гости».

Добавить комментарий

Новости