Он умел говорить и петь голосом наших предков

1 июля ингушскому актеру театра и кино, народному артисту РИ Руслану Хамитовичу Наурбиеву исполнилось бы 63 года

0

До своего полувекового юбилея он не дожил всего два месяца и ушел от нас в полном расцвете сил. «Не могу на жизнь смотреть безразличными глазами, и оттого у меня сердце так жалобно ноет», — часто повторял он в последние годы своей жизни. Но в один момент это благородное сердце перестало биться — инсульт...

Родился Руслан в далеком Казахстане в 1955 году, когда наш народ всё ещё пребывал в высылке. Свой профессиональный путь на сцене будущий актер начал в 1978 году после окончания класса народного артиста СССР, профессора В. В. Меркурьева в Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии.

Но ещё будучи студентом института, Руслан начал сниматься в кино. Его дебютом на экране стала роль рядового Наурбиева в фильме «Ошибки юности», снятом на киностудии «Ленфильм».

В начале 80-х в Чечено-Ингушском государственном драмтеатре имени Х. Нурадилова Русланом Наурбиевым были созданы блестящие образы в спектаклях отечественных и зарубежных драматургов. Но особо хочется сказать о роли Ляпкина-Тяпкина в гоголевском «Ревизоре», которая получила высокую оценку критиков и зрителей в Москве и на Всесоюзном фестивале чеховской драматургии в Таганроге в 1985 году, сделав его дипломантом и лауреатом премии Ленинского комсомола.

Особенно много и плодотворно артист работал в последние годы. Зрителям хорошо запомнились его роли в художественных фильмах «Последняя осень», «За кулисами», «Оперативный псевдоним», «Дом дураков», «Марш Турецкого» и многие другие содержательные образы артиста.

Но самыми удачными среди всех остальных сам Руслан считал роли телохранителя в фильме «Приходи свободным», Аламбека в «Людоеде», генерала в «Черном клоуне» и Фархада в фильме «Мужской талисман». Хотя, по мнению многих известных кинокритиков, одной из самых удачных и пронзительных актерских работ мастера стало его участие в фильме Игоря Талпы «Ахиллесова пята», снятом в 2000 году, где Наурбиев сыграл чеченского полевого командира, вынужденного удерживать заложников.

Также на экраны советского, а затем и российского кинопроката с участием Руслана Наурбиева в разное время выходили фильмы известных отечественных режиссеров: «Кодекс чести», «Сармат», «Время жестоких», «Черная богиня», «Джоконда на асфальте» и другие, которые имели заслуженный успех у зрителей.

Но, как мы знаем, кроме актерского мастерства, Наурбиев обладал уникальным тембром голоса. Он жил полнокровной насыщенной жизнью и умел говорить и петь особым голосом — голосом наших предков, голосом ингушского народа, идущим из глубины веков. Как истинный знаток родной речи и музыкального фольклора, Руслан Наурбиев был превосходным исполнителем национальных песен. Его проникновенная интонация, неизменный артистизм и безграничное обаяние с присущей только ему харизмой принесли артисту любовь и признание зрителей не только у себя на родине, но и далеко за её пределами. Знаменитую песню «Доттаг1а» («Другу») никто не исполнит так проникновенно, как он! В свое время Руслан Наурбиев посвятил её своему другу, которого так скоропостижно забрала земля.

Вспоминая своего близкого друга и соратника, другой не менее известный ингушский актер и режиссер Мустафа Беков говорит: «Мы, ингуши, рожденные в депортации, вскормленные родителями, испытавшими на себе — без всякой вины — жестокость репрессий со стороны страны, которую всегда считали своей родиной и никогда не предавали, впитали с молоком матери обостренное чувство справедливости, отсюда вместо озлобленности появилась потребность сочувствия, сопереживания чужому горю. И это в принципе достаточно простое, практически библейское миропонимание в особенности было присуще Руслану. Он был добрым, добрее всех остальных».

Мустафа и Руслан были знакомы с юношеских лет. И оба мечтали об ингушском театре. Поработав в различных русских театрах и набравшись опыта, Мустафа приехал в Грозный, в Чечено-Ингушский театр, с целью осуществить общую мечту актеров.

К этому времени Руслан Наурбиев уже был дипломантом Всесоюзного фестиваля чеховской драматургии, кавалером ордена «Знак Почета» и наслаждался творческой работой, в которой видел весь смысл своего существования. Надо сказать, что тогда (в начале 80-х) к идее создания ингушского национального театра руководство Чечено-Ингушетии, да и Москва отнеслись достаточно враждебно. Дело в том, что до этого периода в Чечено-Ингушском театре не было спектаклей на ингушском языке. Было дискриминировано право целого народа на реализацию своих культурных потребностей, и стремление отдельных актеров к созданию такого театра рассматривалось как акт сепаратизма или приравнивалось к попытке раскола культурного учреждения.

Ингушской драматургии, можно сказать, практически не существовало, а некоторые пьесы, написанные ингушскими писателями, выполняли идеологический заказ и «активно боролись с предрассудками мрачного прошлого». Но, тем не менее, вместе с Яковом Голяковым Мустафе Бекову удалось инсценировать роман Ахмета Бокова «Сыновья Беки» и осуществить постановку. Руслан Наурбиев в этом спектакле сыграл блестяще в двух ролях. Действо это, по существу, показывало тяжелую жизнь ингушей под произволом казачества и наглядно демонстрировало использование большевиками этой ситуации для втягивания ингушей в свои кровавые игры.

Как и следовало ожидать, в конечном итоге спектакль запретили. Началась изнурительная борьба, и в этой борьбе Руслан не предавал и не продавал свои идеалы. Не все смогли устоять, но только Наурбиев Руслан остался в списке тех, кто беззаветно верил в светлое будущее ингушской культуры.

В 1988 году наперекор всем интригам впервые в истории ингушского народа был создан Ингушский государственный драматический театр. Но спустя три года его ликвидировали. Затем произошли события, о которых мы хорошо знаем. Сам Совет министров ЧИАССР, который издал постановление об упразднении нового театра, просуществовал после принятия такого решения всего несколько дней. А в 1994-м здание, где размещалась ингушская студия театра, вообще было разбомблено, а имущество уничтожено.

Сразу же после начала военных действий в Чечне, основная часть актеров ингушского театра перебралась в Назрань и на первых порах влачила здесь жалкое существование. Руслан Наурбиев вместе со своим другом Ибрагимом Бековым и Тамарой Яндиевой, а также ингушским композитором и певцом Тимуром Дзейтовым переехали в Москву и создали в культурном центре при Ингушском представительстве вокально-инструментальную группу «Лоам», что в переводе на русский язык означает «гора». Эта студийная группа со дня своего основания пользуется большой популярностью как в Ингушетии, так и за её пределами.

Руслан Хамитович был, кроме всего прочего, и активным организатором и часто возлагал на себя общественные нагрузки. Более десяти лет он являлся руководителем Ингушского культурного центра при Постоянном представительстве РИ в Москве, организатором и участником культурной жизни многочисленной ингушской и чеченской диаспоры. Руководство страны высоко оценило заслуги артиста перед Родиной. Заслуженный артист РФ, лауреат премии Ленинского комсомола ЧИАССР, Руслан Наурбиев гордо носил звание народного артиста Ингушетии и всего себя без остатка посвятил своему народу.

Спустя два года после его смерти, в апреле 2007 года, в Московском Доме кино прошел вечер памяти, посвященный известному ингушскому актеру и певцу Руслану Наурбиеву. На мероприятии присутствовали известные артисты российской и вайнахской эстрады, которые были близко знакомы с Наурбиевым. На памятном вечере выступили также Ефрем Амирамов, Григорий Лепс и Вячеслав Ольховский.

Памятные монологи выступающих сводились к тому, что Руслан любил друзей больше себя, а искусство — больше всего. А жизнь этого замечательного человека была построена так, что его любили все, кто имел счастье мало или много прикоснуться к его непростой, но очень ёмкой и богатой судьбе.

Добавить комментарий

Новости