Двойной праздник для учёных Кавказа и Ингушетии

10 ноября — Всемирный день науки

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0
Здание РАН

День науки отмечает весь мир. 10 ноября было признано праздничной датой международной организацией ЮНЕСКО в 2001 году. С тех пор каждый год ЮНЕСКО проводит большую работу с научными и общественными коллективами, учебными заведениями, правительственными организациями.

Эта дата в календаре каждой страны призвана напоминать обществу о роли и пользе науки в жизни каждого.

Всемирный день науки ознаменовался для учёных Ингушетии и Кавказа юбилейными датами. Символично, что мы в ноябре отмечаем 290-летие академического кавказоведения на торжественном форуме в Москве «290-лет академическому кавказоведению: история и современность» и 90-летие Ингушского НИИ, празднование которого пройдёт проведением торжественной конференции «Ингушетия в контексте научных проблем и перспектив изучения Кавказа» в Магасе 14-16 ноября 2016 года.

Празднуя юбилейные даты в развитии гуманитарных наук, вспомним этапы становления российской науки и имена первых исследователей, изучавших наш край. Развитие науки в Российской Федерации связано с Академией наук, созданной в 1724 году. В ней серьёзную нишу заняло научное кавказоведение, начало которому было положено работой Байера «О стене Кавказской», которая была вынесена на обсуждение перед учеными Академии наук в 1726 году.

Надо отметить, что академическое кавказоведение сыграло огромную роль в деле накопления и сохранения знаний об истории и культуре народов, для дальнейшего научного их изучения. И в то же время академическому кавказоведению в России предшествовало накопление информации о Кавказе. О Кавказе и народах, населяющих этот регион, шла разрозненная информация, в которой мало внимания уделялось полезным ископаемым, ремесленному производству, этническому составу и быту. Европейцам Кавказ был давно известен. Особое значение имеют их сведения для тех периодов истории, когда на местах, точнее в разных регионах Кавказа, отсутствовала письменность. Долгое время их сочинения оставались малодоступными для специалистов-историков России. Причиной тому были давность издания, ограниченность в тиражах и незнание языков, на которых они писались.

В ХVII веке материалы о Кавказе и его народах, в том числе заметки о предках ингушей, собирал голландец Н. Витсен (1611-1717). На территории Ингушетии были открыты нефтяные месторождения в районе Малгобека в результате экспедиции лейб-медика Г. Шобера на р. Терек в 1717-1920 гг. Постепенно собирались материалы о регионе и народах Кавказа. И, тем не менее, академическое кавказоведение связано с именем крупного учёного — историка, лингвиста и археолога Готлиба-Зигфрида Байера. Байер был приглашён из Германии в Академию наук в 1725 году, где он занял кафедру древностей и восточных языков. Он был неутомимым исследователем. В числе его работ была статья о древних укреплениях на Кавказе, с которыми русские столкнулись во время Персидского похода Петра I (1722) — «О стене Кавказской», написанная на латинском языке. В 1726 году учёный представил работу академическому собранию. По сути, именно этим сочинением была открыта страница академического кавказоведения в стенах Петербургской Академии наук.

Позже кавказоведческие вопросы встречались в трудах М. В. Ломоносова, В. Н. Татищева. Кавказоведением в России занимались не столько академики, сколько лица различных профессий, в том числе офицеры, врачи и просто путешественники. Более подробно описывал ингушей И. Г. Гербер, немец по происхождению. «Они не находятся ни под чьим владением, не платят никому подати, и понеже от такой гористой земли прибыли надеяться не можно, то никто и не старается учинить их своими подданными», — отмечает он в своих записях.

В середине XVIII века ярко зарекомендовал себя в исторической науке Вахушти Багратиони — сын Вахтанга VI. Среди научных работ, написанных им, наибольшую популярность получила работа «География Грузии», переведённая на русский язык исследователем М. Г. Джанашвили. Позже, на основе этого труда, провёл исследовательскую работу «История ингушей по известиям Вахушти о дзурдзуках» первый профессиональный историк из ингушей Мурад Муртузович Базоркин. В предисловии к своему труду Мурад Муртузович писал: «Материалы Вахушти, собранные из предшествующих ему данных всей грузинской истории, являющейся наиболее точной на Кавказе как обладающей древнейшей национальной письменностью, создавшей обилие хроник, летописей и т. п., представляют собой для ингушской истории большую ценность».

Изучение Кавказа стало более активным после создания Петербургской Академии наук, которая направляла на Кавказ одну за другой экспедиции. Руководителями этих экспедиций были И. Г. Георги, И. А. Гюльденштедт, П. С. Паллас, Л. Штедер и др. Некоторые сведения об ингушах собирал поляк Ян Потоцкий, историк-любитель, и немец Якоб Рейнеггс, который совершил пять экспедиций по Кавказу. В 1799 году в Петербурге вышел перевод книги И. Г. Георги «Описание всех обитающих в Российском государстве народов, их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей». И. Г. Георги в числе первых из европейских исследователей употребил термин «ингуши», дал описание религиозных взглядов, общественного быта народа.

Ценным источником этнографических данных является труд И. А. Гюльденштедта «Описание кавказских стран», изданный в 1834 году в Берлине, «Путешествие по Кавказу в 1770-1773 гг.», изданный в 2002 году в Санкт-Петербурге. Он посетил ингушские земли, присутствовал на массовом сходе в хуторе Барт-Бос, рядом с селением Ангушт, когда старейшины ряда ингушских сёл присягнули на верность России. «Они верят в единого Бога, которого называют Дяла, и не знают идолов», — писал ученый. Ингуши «живут в близко расположенных деревнях, в каждой из которых по 20 дворов. Они прилежные земледельцы и скотоводы... в деревнях имеются каменные башни». Гюльденштедтом было установлено сходство ряда языков между собой, в том числе сходство ингушского, чеченского и бацбийского.

Л. Штедер бывал в Ингушетии. Он дал подробное описание ряда материальных памятников Ингушетии. «Ингуши трудолюбивы, особенно их женщины, которые заботятся о хозяйстве и одежде, таскают по горам большие тяжести и часто 8 верст ходят за дровами для огня.., — пишет он. — При их гостеприимстве, при всеобщей их доброте, при похвальном равномерном распределении того, что дает им счастье и случай, они предстают человечными».

Якоб Рейнеггс часто совершал поездки в Ингушетию. «Ингуши считают от себя несколько селений, а именно: 200 дворов поселившихся при Шалгу (Шолхи), лежащих возле крепости Владикавказа... Владикавказ от них же название получил». Совсем неизвестны ингушам понятия «князь» и «слуга», говорил ученый. Он же оставил некоторые заметки о музыкальных инструментах и хореографии ингушей.

Петр Симон Паллас совершил экспедицию на Кавказ в 1793-1794 гг. Честнейшими и храбрейшими называет он ингушей. «Народ, который совершенно отличается от других кавказских народов по языку, облику и чертам лица; их самоназвание — ламур, означающее «жители гор»; другие называют их галгаями или ингушами», — пишет Паллас.

Об ингушах, местах их поселений, семейно-бытовом укладе, общественных взаимоотношениях, вооружении и многом другом оставил ценные сведения Ю. Клапрот. Позже на Кавказе были экспедиции И. Ф. Паррота, М. Ф. Энгельгардта и др. Вопросы истории были в центре внимания П. Г. Буткова. В ХIХ веке кавказоведением стали заниматься и другие учреждения: Московский государственный университет, Русское географическое общество, Русское археологическое общество, Кавказская археологическая комиссия и др.

Таким образом, экспедиции первых исследователей позволили собрать ценные для академической науки сведения. И в то же время надо отметить, что экспедиции были сопряжены со многими трудностями. Местное население их не всегда понимало, не говоря уже о той огромной физической нагрузке, которую они переносили без транспорта. Во многом благодаря этим полевым экспедициям мир узнал о доселе неизвестной истории, географии, политическом устройстве народов края, архитектурных памятниках и др. Тогда же были начаты первые исследования по кавказским языкам.

Со второй половины ХIХ века ряды учёных-исследователей Кавказа пополнили представители народов этого региона, в их числе Ч. Э. Ахриев, имя которого носит Ингушский НИИ. С 1926 года на Кавказе началось формирование сети научных учреждений. Как ответвление Северо-Кавказского института краеведения был создан Ингушский научно-исследовательский институт, отмечающий в этом году своё 90-летие.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости