Душа, наполненная светом

22 января Саиду Чахкиеву исполнилось бы 80 лет

0
Саид Чахкиев

На Кавказе стоит произнести имя Расул, и всем становится понятно, что речь идёт о дагестанском поэте и писателе Расуле Гамзатове, который оставил после себя очень яркий след в российской литературе.

Когда ушли из жизни великие кавказские поэты Гамзатов, Кулиев и другие творческие гении, в Москве, по крайней мере, стало казаться, что как-то пусто стало в стране гор, в стране вечной поэзии — на Кавказе. Но это было совсем не так. По сути. Ведь, без всякого сомнения, встать в один ряд с такими известными именами, настоящими мастерами отечественной литературы удалось и нашему соотечественнику Саиду Идрисовичу Чахкиеву, творчество которого известно не только на Кавказе, но и далеко за его пределами.

Если позволите, я хотела бы немного пофантазировать и представить Саида в качестве такого явления, которому присуща и есенинская любовь к родине, и шукшинская тревога, и бичующее лермонтовское чувство, и, конечно же, гамзатовская и кулиевская мудрость. Многолетняя дружба с поэтическим маэстро и любовь к его творчеству дают мне право таким образом сравнивать Саида Чахкиева со знаменитыми глыбами писательского мастерства, тем более что необыкновенное простодушие, без которого стихи и другие творения пера превращаются в скучные назидания, всегда переполняло его сердце. Мне даже кажется, что простодушие в поэте всегда идёт от простодушия своего народа. А Саид Идрисович без устали восхвалял свой народ и свою родину, и душа его всегда тянулась к своим корням.

Неизменному тамаде ингушских литераторов, одному из самых любимых и читаемых ингушских писателей Саиду Идрисовичу Чахкиеву 22 января исполнилось бы 80 лет. Без сомнения, это является важной датой на литературном небосклоне нашей республики, так как Саиду Чахкиеву еще при жизни удалось стать классиком ингушской литературы. Многим он известен как талантливый поэт, прозаик и драматург, кинодраматург, романист и баснописец, детский писатель и переводчик. Его творчество, государственная и общественная деятельность многогранны и разносторонни.

Народный писатель Чечено-Ингушетии, дипломант Всесоюзного литературного конкурса имени Николая Островского, видный общественный деятель, член Союза писателей и Союза журналистов России Саид Идрисович Чахкиев родился в 1938 году в селении Насыр-Корт Назрановского района в семье крестьянина. В 1945 году, будучи уже спецпереселенцем, пошёл в первый класс Мичуринской средней школы Алма-Атинского района Казахской ССР. После смерти отца и матери учился в вечерней школе рабочей молодежи, одновременно работая грузчиком. В 1955 году, окончив десять классов, Саид поступил на третий курс горно-металлургического техникума в городе Балхаш, несмотря на то, что уже тогда тяготел к литературе и очень любил сочинять. Но в эти тяжелые годы ссылки писательскую деятельность никто всерьез не воспринимал, а содержать семью было остро необходимо. В техникуме Саид проучился недолго — всего полтора года, и, бросив учебу, устроился на работу разнорабочим на стройке. Затем некоторое время Саид трудился на руднике «Текели» Талды-Курганского района Казахской ССР.

После возвращения на родину Саид Чахкиев без раздумий приходит в редакцию газеты «Сердало» в г. Грозном, и так как у него была хорошая общеобразовательная база, первые два года работает корректором, собкором и литературным работником. Но при этом он понимает, что без высшего профессионального образования в журналистике, да и в любой другой литературной сфере делать нечего, и в 1959 году поступает на заочное отделение Литературного института имени Горького в Москве. Ровно через год Саид переводится на очное отделение. Это решение было мотивировано тем, что молодой человек решил воплотить в жизнь давнишние мечты стать не только публицистом, но и квалифицированным писателем и поэтом, а для этого нужна была ежедневная и упорная подготовка, основанная на серьезном образовательном фундаменте. Несмотря на то, что в то время к учебе студенты относились намного серьезнее, чем сейчас, Саид всё-таки считал, что на заочном отделении он не сможет получить самый широкий спектр знаний для творческого мастерства.

В том же 1960 году на свет выходит первая ласточка начинающего писателя — книга рассказов под названием «Первые трудности». Эта книга стала для Саида своеобразным экзаменом не только в творческом плане, но и жизнеутверждающим событием, потому как рассказы эти повествовали не только о материальных и физических трудностях, с которыми сталкивается человек в жизни.

Вспоминая своего мужа, вдова поэта — Малика Сандровна говорит, что в юности Саид был очень любознательным, активным и жизнерадостным человеком.

— Когда мы с ним познакомились, первое, что я заметила, — это его неимоверная тяга к книгам, — говорит Малика Чахкиева. — Он называл книги носителями счастья и мудрости и поэтому не мог без них и дня прожить. А когда мы с ним поженились в 1965 году, у нас в доме не было предметов роскошной мебели, и обстановки как таковой тоже не было. Но зато у нас было очень много книг. Они лежали на подоконниках, стояли стопками в углу, на кухонном столе и т. д. И мой муж считал это высшим блаженством.

Надо отметить, что ингуши во время нахождения в ссылке по понятным причинам не могли позволить себе изучать свой родной язык. И Саида Чахкиева, как и многих его сверстников, тяготеющих к литературе, очень волновал этот вопрос. Ведь хорошего владения разговорной речью недостаточно для того, чтобы заниматься писательской деятельностью на ингушском языке, поэтому Саид Чахкиев одним из первых после возвращения на родину начал изучать грамматику и правила правописания родного языка. С этой целью он объездил всю Чечено-Ингушетию, собирая первые словари и учебники по хрестоматии, по которым учился сам и учил других. Сегодня они, словно раритеты, бережно хранятся в доме Чахкиевых.

— Эти пожелтевшие от времени книги с автографами известных ингушских писателей являются для меня самой светлой памятью о моем муже, — говорит Малика Сандровна, — ведь он всегда с помощью книг стремился к внутреннему самообогащению и хотел, чтобы ему подражали все вокруг.

По высказываниям многих знакомых, родных и близких Саида, можно понять, что он искренне любил детей и во время общения с ними забывал обо всём на свете. Поэтому неудивительно, что писатель внес значительный вклад в развитие ингушской детской литературы. Писал он рассказы и стихи, предназначенные для детей, в основном на ингушском языке, но многие произведения Саида Чахкиева издавались и в русском переводе. Так, в 1963 году в московском издательстве «Детская литература» большим тиражом вышла его книга рассказов для детей под названием: «Идиг, Мадиг и маленькая девочка», а спустя три года свет увидела повесть «Энвер».

С тех пор Саид Чахкиев написал и опубликовал более тридцати поэтических и прозаических сборников, куда входили произведения разных жанров. Это были стихи, поэмы, большие и малые рассказы, а также пьесы, повести и романы.

Надо сказать, что произведения Саида Чахкиева регулярно печатались не только на страницах республиканских газет и журналов, но и в различных центральных издательствах, в том числе журналах «Дружба народов», «Дон», «Наш современник», «Нева», «Волга» и т. д.

Без сомнения, Саида Чахкиева по праву можно считать зачинателем ингушского романа. Этот жанр литературного искусства считается самой сложной структурой художественного творчества, и в нашей национальной литературе он появился только в начале 60-х годов.

Отвечая на вопрос, с чем было связано столь запоздалое появление романов в ингушской литературе, многие литературные критики объясняют это тем, что, в первую очередь, сказалось вынужденное молчание пишущих людей в годы депортации. Но даже в первые годы оттепели мало кто из молодых писателей осмеливался начинать свой творческий путь с такого сложного произведения, как роман.

Исключением стал Саид Чахкиев, который доказал всему обществу, что для решения недостатков и упущений государственного строя необходимы трезвые силы, здраво консолидирующие власть и трудящиеся массы. Это было сложное время — время прощания со сталинизмом, и любая расстановка собственных сил не в сторону восхваления социалистического строя (а творческих личностей это касалось в первую очередь) сулила большие неприятности. Но Саид Чахкиев, ребенком испытавший на себе весь ужас депортации, решил во что бы то ни стало отразить период жизни высланных из своих родных мест вайнахов в художественной форме.

— Многие друзья, соратники Саида отговаривали его от этой затеи, — вспоминает Малика Сандровна, — а больше всех просил его не писать на тему депортации родной дядя, известный ингушский писатель Хаджибикар Муталиев. Но мой муж твёрдо знал, чего хочет, и не стал прислушиваться к советам тех, кто продолжал жить по старинке, в вечном страхе за собственное мнение.

В 1963 году работа над романом «Золотые столбы» была закончена. Это был первый роман на ингушском языке, рассказывающий о величайшей трагедии ингушей, занесенных сталинщиной в чёрные списки врагов народа. Молодой писатель, будучи ещё студентом литературного института, взялся за тему, которая оставила глубокий след в народной памяти. Поэтому первый ингушский выпускник Литературного института имени Горького решил, что именно это произведение ляжет в основу его дипломной работы, защита которой была выдержана со знаком «отлично».

Но выйти в свет к широкому читателю такому сложному произведению было отнюдь не просто. И только пройдя нелегкий тернистый путь, Саиду Чахкиеву вскоре удалось опубликовать свой роман на страницах журнала-альманаха «Утро гор», который издавался в Грозном.

— К этому времени мы уже были женаты, и я отчетливо помню, какой широкий общественный резонанс вызвал этот роман у читателей, — вспоминает Малика Чахкиева. — Признаться, Саид сам был приятно удивлен, когда главный редактор журнала «Утро гор» дал свое согласие на печать, и только спустя некоторое время он понял, что в областном комитете партии не ведали о содержании романа, так как не умели читать на ингушском языке. Поэтому и допустили его публикацию. Но, заметив такую «промашку», Чечено-Ингушский обком КПСС ясно дал понять автору, что надеяться на выход романа отдельной книгой ему не следует. Этим объясняется и то, что в прессе не было ни одной аналитической статьи об этом произведении.

«Меня вызвали в обком партии и сказали, чтобы я ни по радио, ни по телевидению, ни в печати не упоминал больше о своем романе «Золотые столбы», — вспоминал Саид Идрисович спустя годы. — Возможно, моя творческая биография сложилась бы более благополучно, если бы эта книга своевременно пришла к читателю».

Несмотря на то, что Саиду Чахкиеву на протяжении 25-ти лет не удавалось издать свое детище отдельным тиражом, содержание романа после опубликования его в журнале «Утро гор» получило очень высокую оценку у читателей.

Причина же небывало длительного, на десятилетия затянувшегося издания заключалась в самом материале: описание судьбы мужественного ингушского народа, волею деспотов переселенного в Казахстан и Среднюю Азию.

Очень большое количество творческих людей того времени сделали много попыток, чтобы произведения Саида Чахкиева издавались и доходили до широких масс, но эти попытки были тщетны. Лишь во времена перестройки этот запрет был снят, и в 1990 году роман «Золотые столбы» вышел отдельной книгой в издательстве «Советский писатель».

Если для старшего поколения ингушских читателей роман Саида Чахкиева был известен, то для молодёжи, не читавшей его в альманахе «Утро гор», «Золотые столбы» явились настоящим откровением.

«Весь роман, от начала до конца, дышит жизненной непосредственностью и красотой характеров людей, ставших героями этого повествования, а художественные достоинства исторического произведения будут актуальны во все времена. Роман хоть и небольшой по объему, но очень глубокий, острый, злободневный», — такую оценку дает этому труду молодой преподаватель русского языка и литературы Марьям Хашиева, которая считает Саида Чахкиева одной из самых выдающихся личностей современности.

В романе много трагических эпизодов из реальной жизни ингушей в ту пору, а сама депортация народа здесь описана «от первого лица» — мальчика Мусы, в котором легко угадывается сам автор романа. Это художественный образ, основанный на реальных событиях, которые перенес сам автор, будучи шестилетним ребенком. Надо сказать, что многие подобные случаи каждый из нас или видел, или слышал от старших. Но в искусном изложении Саида Чахкиева они, эти случаи из жизни, вырастают до художественных образов. Свою исповедь автор писал по живым впечатлениям, горячим следам. Тем не менее, он в высшей степени деликатен, чуток и по-писательски человеколюбив. Этим Саид Чахкиев только подчеркнул одну из главных черт своего народа. И поэтому роман содержит в себе только чистоту помыслов, искреннюю любовь ко всем народам и неистребимую веру в силу людского братства.

Пройдя нелегкий путь становления, роман Чахкиева «Золотые столбы» в конечном итоге занял свое достойное место в ряду ингушской и российской литературы.

В этой статье, посвященной 80-летию со дня рождения Саида Чахкиева, мне хотелось бы упомянуть и о другом известном его романе — «Волчьи ночи». В нем необыкновенно мастерски отражен героический подвиг ингушей во время гражданской войны 1919-1920 годов в Терской области. Написанный на фактическом историческом материале, роман стал летописным хрестоматийным произведением. Да и вообще надо сказать, что все произведения Чахкиева разнообразны по содержанию, отличаются богатством мысли и яркостью образов.

Большое место в творчестве Чахкиева занимает переводческая деятельность. В разные годы им были переведены на ингушский язык многие стихи Александра Пушкина, Михаила Лермонтова, Сергея Михалкова, Кайсына Кулиева, Расула Гамзатова, Алима Кешокова, Мустая Карима, Танзили Зумакуловой и других известных поэтов России. Больше того, он перевел на ингушский язык такие памятники мировой литературы, как «Слово о полку Игореве», драма А. С. Пушкина «Моцарт и Сальери», пьеса Н. В. Гоголя «Ревизор», рассказы М. А. Шолохова «Продкомиссар» и «Шибалково племя». Ранее он перевёл «Кровавую свадьбу» Г. Лорки, «Сирано де Бержерак» Э. Ростана и «Джаз, любовь и черт» Ю. Грушаса.

По пьесам Саида Чахкиева в разные годы были поставлены спектакли: «Когда гибнут сыновья», «Мой мальчик», «Чаша слез», «Асхаб Бендер» и другие. Постановки с успехом шли не только в Ингушетии, но и в Украине, Казахстане, Чувашии, Чечне, Дагестане и других субъектах РФ. Также при соавторстве Саида Чахкиева были созданы телевизионные художественные фильмы «Костры на башнях» и «Горская новелла».

Как подведение некоторых итогов, Саид Чахкиев собирает всё лучшее, чтобы выйти к читателю с избранным, и в 2008 году издаёт книгу «Суть». Если раньше всегда он подписывался именем и фамилией, то здесь он поставил только своё имя — Саид. Только прочитав этот сборник полностью, можно с уверенностью сказать, что автором его является очень мудрый человек и поэт с большим сердцем. Такие книги по-настоящему помогают людям оставаться людьми, не унывать и не отчаиваться. В самом Саиде даже ритм стихов, интонация прозы — всё работает на утверждение вечных и добрых начал. Само его умиротворение успокаивает мятущуюся душу, а мудрость — животворит и убеждает.

По мнению многих кавказцев, проживающих в Москве, Питере и других городах нашей страны, с творчеством Саида Чахкиева, к сожалению, в России мало знакомы. Во многом это происходит из-за общей ситуации в стране, и потому, наверное, что у читателей резко упал интерес к поэзии. А переводные стихи совсем перестали издаваться. Так что книга «Суть» — это как неожиданно открывшаяся прекрасная горная вершина.

В своем отзыве о последней книге Саида Чахкиева «Суть» поэт Геннадий Иванов пишет: «Признанный народом Ингушетии и всего региона писатель и поэт Саид Чахкиев сейчас на Кавказе настолько известен, настолько авторитетен, настолько заслуженно почитаем, что пришло время встать в ряд избранных, стать Саидом — и не для гордости, а для ответственности. Я прочитал полновесный поэтический том ингушского народного писателя и прямо скажу, что Саид имеет полное право так себя называть и брать великую ответственность. Это книга очень большого поэта, очень мудрого человека».

Саид очень проникновенно пишет о грехах своих современников и соплеменников, но и не менее проникновенно возвышает и величает родную Ингушетию, ингушский язык, ингушскую женщину, природу своей родины. От Саида и его творчества идёт само примирение, успокоение, вразумление, подлинная любовь.

— А иначе и не могло быть, — отмечает вдова поэта, — ведь Саид был очень добрым человеком, но в то же время обладал непростым характером, чересчур был требовательным к себе и окружающим. Любил говорить только правду и терпеть не мог фальшь. Но что больше всего меня привлекало в нём, так это его бескорыстная ответственность, которая проявлялась во всём, к чему бы он ни прикасался.

Очень интересное мнение о творчестве ингушского писателя выразил его давнишний друг и соратник, поэт и переводчик Геннадий Русаков: «Меня многое продолжает удивлять в Чахкиеве. Удивляет его художническая щедрость, редкостно сочетающаяся с щедростью человеческой, житейской. Удивляет его строгое, какое-то даже целомудренное отношение к своему званию писателя. Кроме таланта, как считает сам Саид, оно предполагает наличие кодекса поведения, цель которого — ничем не уронить своей чести, своего имени ни в литературе, ни в жизни».

По рассказу Малики Сандровны было понятно, что главенствующая роль в воспитании детей и в вопросах содержания семьи в первую очередь отводилась ей — верной спутнице, заботливой хранительнице домашнего очага, на плечах которой лежала непростая жизнь с творческим человеком, у которого было несметное количество друзей и единомышленников. И, к великому счастью, вторая половинка поэта также искренне радовалась гостям и всегда с улыбкой на лице встречала их за своим хлебосольным столом. Они прожили вместе сорок три года, и за это время Малика Сандровна не помнит, чтобы они серьезно повздорили с мужем или ругались, повышая друг на друга голос. Вот такая была идиллия в дружной семье Чахкиевых. Саид Идрисович Чахкиев и Малика Сандровна Шишханова воспитали двух прекрасных сыновей. Старший Артур стал военным и в чине подполковника служит в Питере. Младший Рамис работает программистом в банковской сфере. Кроме хорошего образования, Чахкиевы дали своим детям любовь к людям и окружающей среде, без которой немыслима человеческая сущность.

Родина высоко оценила творческий путь Саида Чахкиева. В феврале 1998 года за большой вклад в развитие ингушской литературы и многолетнюю творческую и общественную деятельность указом Президента Республики Ингушетия он был отмечен высшей государственной наградой республики — орденом «За заслуги». Более того, в разные годы он неоднократно награждался Почетными грамотами Президиума Верховного Совета ЧИАССР, Совета министров СССР и Госкомитета по телевидению и радиовещанию ЧИАССР. Также его труд в области защиты прав человека был по достоинству оценен правлением Советского фонда мира и Комитета защиты мира, неоднократно поощрялся правлением Союза писателей России. Саид Чахкиев был награжден памятными медалями «К 70-летию основания СССР» и «К 100-летию со дня рождения М. А. Шолохова», а также медалью «Ветеран труда» и орденом имама Шамиля.

В разные годы Саид Идрисович занимал ответственные должности главного редактора республиканской газеты «Сердало», директора республиканского кукольного театра, министра культуры Ингушетии. До конца своей жизни он писал, активно участвовал в культурной жизни республики и никогда не переставал быть человеком.

Люди на Кавказе, особенно в родной Ингушетии, благодарны поэту, знают его творчество и всегда, как могли, поддерживали его позицию, кстати, всегда очень честную, порой нелицеприятную для властей и сильных мира сего. Для всех людей, населяющих наш край, Саид Чахкиев стал живым поэтическим воплощением и останется в наших сердцах таким же светлым и ярким, каким он был в жизни.

Добавить комментарий

Новости