История одной фотографии

Через 99 лет фотография снова вернулась в Архив ИнгНИИ Зейнеп Дзарахова

0

Мне часто приходится общаться с интересными людьми по поводу событий, людей и памятных страниц истории. Эту фотографию мне принесла Асият Ахриева (Доскиева) — внучка Бибо Ахриева, изображённого на снимке. А попала она в руки к Ахриевым от известного журналиста Башира Чахкиева, который привёз её из Санкт-Петербургского Государственного Эрмитажа.

Имя героя этой фотографии — Бибо Ахриева — встречается на страницах монографии Л. П. Семёнова «Археологические и этнографические разыскания в Ингушетии в 1925-1932 годах» (Грозный, 1963).

На фотографии Бибо Ахриев, житель селения Фуртоуг, сидит в своём любимом треногом невысоком кресле во дворе своего дома. По словам домочадцев, в его кресло никто не садился, даже когда его не было дома. Это было высокое уважение. На нём длинная ингушская рубаха с пуговицами из узелков, на голове папаха из чёрной овечьей шерсти. Видно по образу, что в свои 90 лет он выглядит довольно браво.

Родился он в середине XIX века и прожил 120 лет. Многое пришлось ему повидать на своём веку. Был он уважаемым в округе человеком. С его словом считались, его участие в общественных и фамильных делах было значимым. Была у него земля в Фуртоуге, мельница своя и большое хозяйство. В трудовых буднях прошла его жизнь с первой семьёй. Приходилось выполнять и непосильный труд. Так, в один день на карьере умерли его первая жена и двое детей, где они брали глину для хозяйских нужд. К началу ХХ века Бибо похоронил 12 своих детей, и уже в зрелом возрасте женился на девушке из с. Харпе — красавице Матиевой Хаве, с которой у него было два сына и две дочери.

Бибо жил, как подобает ингушу, следуя традициям и обычаям, принимая участие в жизни общества. Был он гостеприимным и благородным. Многое мог поведать о своём крае. Был прекрасным рассказчиком. С ним и встретились в 1927 году члены археолого-этнографической экспедиции в горной Ингушетии во главе с профессором Леонидом Петровичем Семеновым. К тому времени Бибо Ахриеву было под 90 лет. Члены экспедиции осмотрели строения в черте селения и в окрестностях развалины склепового могильника, скальные убежища и пещерные могильники высоко в горах. Некрополи из подземных каменных ящиков и катакомбных захоронений позволяли судить, что эти места были заселены издревле. Пришли они в гости и к Бибо и Эджи Ахриевым.

Позже археолог Л. Семенов передал в своих сочинениях их слова: «Первыми поселенцами в Фуртоуге были Ахриевы, Боровы и Льяновы. Из селения Фуртоуг вышло немало известных людей. Это и строитель башен Дуго Ахриев (по преданию, захороненный в склепе рядом с комплексом), а также Дяци Льянов и Хазби Цуров, строившие разнообразные жилищно-оборонительные, погребальные и культовые сооружения даже в соседних регионах. Здесь же родился первый ингушский этнограф Чах Ахриев, а в начале ХХ века в Фуртоуге появился на свет будущий талантливый художник Хаджи-Бекир Ахриев и др.».

Бибо Ахриев также поведал Л. Семёнову предания о горных сёлах, первых поселенцах, историю рода Дударовых. Его предания представляли большую ценность как в художественном, так и в историческом отношении, отражая эпоху. Подтверждение его сказаниям Л. Семёнов находил позже и в других горных районах.

По рассказам Бибо и Эджи Ахриевых, на месте открытого исследователями древнего могильника в Фуртоуге в старину было священное место, где в мае устраивался праздник. Пекли треугольные пироги, резали козлят, шкуры которых развешивались на вилообразных шестах. Для шестов рубили молодые деревца; поручали делать это юношам, причем деревцо надо было срубить одним ударом. На священном месте молились и лечились от сглаза.

В своих материалах — результатах экспедиций, опубликованных в первых четырех томах Ингушского НИИ, исследователь Л. П. Семёнов дал интересные материалы, записанные от Бибо. Через народные предания и устные истории Бибо рассказывал о событиях, происходивших в горах, нравах и традициях своего народа.

Фотография Бибо Ахриева была в коллекции полевых материалов учёных Ингушского НИИ, находившихся в экспедиции в горной Ингушетии в 1927 году под руководством Л. П. Семёнова. Через 99 лет она снова вернулась в музей Ингушского научно-исследовательского института, как отголосок связи времён.

Добавить комментарий