Ингушские мотивы в Лондоне

Дарья Кулеш: «Я прикоснулась к живой истории»

0
Джулиан и Дарья Кулеш

Словно время, проведённое в общении с бабушкой, вело нашу героиню каким-то невидимым потоком света к её корням, к её родине, по которой она так тосковала и которой была безумно предана. Иначе не прозвучали бы в Лондоне ингушские мотивы в чудесном исполнении певицы Дарьи Кулеш, не слышали бы сегодня горы этого хрустально чистого голоса, не было бы этого тонкого соприкосновения двух культур, в результате чего родилось нечто возвышенное и прекрасное.

Итак, что же это за история, которая в последние дни не оставила равнодушным ни одного, кто интересуется прошлым своего народа, в частности и судьбами наших удивительных людей, в любой ситуации, в любом месте остававшихся преданными своему народу, своим традициям, своей культуре, своим корням.

Рассказать её с самого начала не получится, ибо своими корнями она уходит слишком глубоко. Лучше начать с того самого момента, когда Рустам Таркоев, начальник орготдела Судебного департамента Республики Ингушетия, а в прошлом работник культуры, слушая музыку британской радиостанции Би-би-си, наткнулся на песню, посвящённую герою Великой Отечественной войны, легендарному лётчику Рашиду Ахриеву. И все бы ничего, если бы она не звучала из уст автора — фолк-певицы, сольной исполнительницы собственных песен и солистки группы KARA Дарьи Кулеш, которая живёт и работает в Англии. Песня повествует о высоких чувствах любви, о браке, заключённом на небесах, о трагедии народа, о переживаниях и страданиях, одновременно воспевая человеческий дух и мужество повергнутых, но не сломленных. Песня просто не могла оставить равнодушным никого, «кто имеет душу, умеет сопереживать и чувствовать». Именно так сказал об этом Майк Хардинг, легендарный ведущий фолк-шоу на британском радио, назвав это произведение, в частности песню «Луна и лётчик», о которой идёт речь, одной из лучших новых песен за последние десять лет.

— Дарья сразу же отозвалась на моё приветствие, и у нас с ней, так сказать, завязалась очень живая, творческая переписка, — рассказывает Рустам, — после чего я предложил ей к 23 февраля этого года переложить песню на клип, так как в ней передана и боль депортации народа в 1944 году. В частности, в песне поётся что Луна (образ супруги лётчика Дибы Пошевой-Ахриевой) оказалась по велению Сталина в чужой стране, в то время как все их мужчины воевали на фронте, и сумела не только сохранить свою семью, но и вывела её сквозь тернии к надежде на будущее. Дарья согласилась. Я отправил ей отсюда зарисовки, виды нашей башенной архитектуры. Там, в Лондоне, в железнодорожном депо она отсняла другую часть клипа, и получился вот такой результат, выглядит очень профессионально и трогательно, в удивительно божественном звучании Дарьи Кулеш — просто неотразимо. Желающие могут посмотреть клип в Интернете. Потом уже, позже, Дарья написала, что работает над своим вторым сольным альбомом — «Давно потерянный дом» (Long Lost Home), который посвящён памяти её бабушки Фатимы Ахриевой, её воспоминаниям, где повествуется о чести и достоинстве, о величии человеческого духа, о людях, творивших историю нашего народа. Она изъявила желание посетить нашу республику, чтобы прочувствовать это всё, прикоснуться к той истории, к которой она уже отчасти стала причастной по велению судьбы. И вот она сегодня у нас в гостях, вместе со своим супругом Джулианом.

Дарья Кулеш родилась и выросла в Москве, закончила факультет журналистики Московского государственного университета, но посвятила себя самому прекрасному искусству — творению музыки. Когда Дарья впервые услышала шотландскую музыку на концерте в Москве, она была настолько поражена ею, что это определило её дальнейший творческий путь.

Сейчас она живёт и работает в Англии, до этого жила в Шотландии и Канаде. В 2012 году Дарья начала свою музыкальную карьеру как сольный автор-исполнитель. Сегодня она также является солисткой группы KARA, исполняющей фьюжн английского и русского фолка, и участницей супергруппы восходящих звёзд английского фолка The Company of Players. Её дебютный сольный альбом Eternal Child («Вечный ребёнок») удостоен многочисленных наград и номинаций, включая вторую премию за лучший альбом года по версии FolkWords. В то же время газета «Таймс» отметила «загадочную и завораживающую» манеру исполнения песен, а газета «Дейли Телеграф», в свою очередь, «чудесный вокал» восходящей звезды.

Её дед, Юрий Николаевич Богин, прекрасный врач и просто добрый, интеллигентный человек, и Фатима Ахриева, тоже врач по профессии, в то время была в разводе, работали вместе, в одной из столичных больниц. Так уж сложилась судьба, вопреки запретам, наложенным ингушскими адатами, Фатима вышла за него замуж, и, по словам Дарьи, жили они неплохо. «Дедушка 20 лет боролся за жизнь бабушки, когда ей поставили страшный диагноз «рак груди», — говорит она. Однако этот поступок лишил её не менее значимой для неё ценности, лишил её связи с родными. Ингуши не приветствуют подобные браки. Но повторимся, так уж сложилась её судьба, и мы не станем тревожить эту тему. Однако любовь к своим корням, свою тоску по родному народу короткими легендами и сказаниями она сумела передать эмоционально и очень трогательно своей воспитаннице, внучке своего супруга Дарье, собственных детей у неё в этом браке не было. Они были с ней очень близки. Через несколько лет Дарья, став уже известным исполнителем собственных песен, сумела передать эти чувства и переживания в своём творчестве, сумела покорить ингушскими мотивами западную аудиторию и нас с вами, донеся до нас переживания и тоску Фатимы, словно отдавая дань памяти ее предкам и родине.

— Мы с моей бабушкой были очень близки, — говорит Дарья Кулеш, при каждом упоминании которой у неё на глаза наворачиваются слёзы. — Она была для меня идеалом, эталоном женской красоты и достоинства. Такое ощущение, что моя бабушка привела меня сюда какими-то своими светлыми мыслями и чувствами, своей тоской по родной земле. Видимо, поэтому я оказалась здесь, среди этой необычайной красоты, соприкоснулась воочию с культурой её удивительного народа, побывала в местах, где она выросла, и не ошибусь, если скажу, где она продолжала пребывать всеми своими чувствами и мыслями до конца своих дней. Иначе бы я не смогла вот так пропустить через себя её историю, историю её предков и всего ингушского народа, полную драматизма, благородства и достоинства. Я проводила с ней очень много времени, в минуты откровений, и в минуты задушевных бесед она доверяла мне своё самое сокровенное, то, что находится там, глубоко внутри. Я многое записывала в дневниках, но многое она унесла с собой. В последние годы она тяжело болела, но ни на минуту не теряла врождённое благородство и неотразимое чувство достоинства. Всё переносила стойко и мужественно, как её народ в депортации.

В Ингушетию Дарья приехала всего на несколько дней. Её очень тепло приняли друзья, которые уже успели стать ими по социальным сетям, в частности это Рустам Таркоев, Альберт Ахриев, Анзор Аушев, представители рода Ахриевых, Базоркиных и многие другие. Побывала Дарья с супругом на Мемориале памяти и славы в городе Назрани. Первое, что они узнали — это то, что ингуши добровольно вошли в состав России в 1770 году, и с тех пор ни разу не нарушали данной предками клятвы.

Остались в памяти у наших гостей и увиденные героические и трагические страницы истории ингушского народа. В книге отзывов она напишет потом: «Прикоснулась к живой истории, великой трагедии народа. Было мало времени, хотелось и тянуло отдать долг уважения каждому. Русская часть моей души тяжела от чувства глубокой вины и скорби. Ничего не может быть, пока не выполнен долг справедливости. Мира и согласия на этой земле! «Что твоё по праву, пусть твоим и будет, и судьбою станет то, что сердцу мило» (из «Песни о Мочкхо»).

Особенно тронул Дарью импровизированный вагон, в котором депортировали ингушей в 1944 году.

— Увидев этот вагон, о котором мне бабушка рассказывала много раз, — говорит Дарья, — я прочувствовала, что все они, то есть моя бабушка, герои её рассказов, а значит герои моего творчества, все они находились в эту минуту рядом со мной. Я прочувствовала их боль, эту трагедию и ощутила на себе огромную ответственность за то, что взялась передать эти переживания всему миру. Я ведь прожила относительно спокойную жизнь, и это настолько далеко от того, через что прошёл ингушский народ. Меня стали даже одолевать сомнения, насколько я достойна сделать задуманное. Но я просто знаю, что очень хочу этого, хочу рассказать об этом искренне и от всей души. Когда на разных радиостанциях звучала моя песня «Луна и лётчик», все ведущие перед началом зачитывали пресс-релиз, чтобы её поняли слушатели, понимая, насколько это важно. Это, конечно же, трогало многих, они пропускали песню через свою душу и сердце. И я очень надеюсь, что у меня хватит сил сделать то же самое и с новым альбомом про Ингушетию. Раз судьба меня свела с вами, я вижу в этом особый знак, вижу, что не зря есть такие понятия, как честь, достоинство и долг. И моё самое сокровенное желание — отдать долг памяти ей, её близким и родным, её народу и её родине, с любовью и памятью к которым она ушла из жизни. Я постаралась как можно лучше сохранить эту память и передать её, насколько это в моих силах. Выложусь полностью, чтобы мой альбом состоялся и рассказал всему миру об этой удивительной стране, где живут такие же удивительные и благородные люди.

Вечером того же дня Дарья Кулеш дала концерт в культурно-технологическом центре Тимура Дзейтова, вместе с которым она исполнила и песню на ингушском языке «Гянар безам» («Далёкая любовь»). Здесь прозвучали песни, посвящённые Чаху и Рашиду Ахриевым, его супруге Дибе Пошевой-Ахриевой, Мочкху Базоркину и Алауддину (Алаше) Пошеву. В них одновременно воспевались сила и величие человеческого духа, стойкость и мужество ингушского народа. Голос её звучал неотразимо волшебно, словно хрустальным перезвоном наполняя аудиторию, проникая чувственно в каждую душу, вызывая восторг, признание и любовь присутствующих, тех, кто уже успел познакомиться с её творчеством, кто интересовался её приездом в Ингушетию, кому была близка история этой удивительно тёплой встречи.

На следующий день Дарья и её супруг вместе с друзьями провели время в горах. Она познакомилась с прекрасной башенной архитектурой, которую «видела только на фотографиях, но не представляла себе этого величия»

— Гостей интересовало буквально всё, — говорит доктор исторических наук Зейнеп Дзарахова, которая стала своего рода гидом и открывателем другой, не менее патриотической, не менее легендарной и не менее интересной страницы истории ингушей. — И как строились башни, какую функцию они выполняли, сохранилась ли до наших дней уникальная беспрецедентная система судейства «мяхк-кхел». Они были в восторге от храма Тхаба-Ерды, от всего увиденного и услышанного. А Дарья сама по себе очень любознательный, просто уникальный, чистый и открытый человек, которых сегодня очень мало. И это не случайно, что она появилась тут, в горах, побывала в родовом гнезде рода Ахриевых, в музее Гапура Ахриева, увидела башенную архитектуру и великолепную природу нашего края, сфотографировалась в национальных костюмах на фоне наших башен вместе с супругом и спела для собравшихся вокруг нас туристов удивительно мелодичную песню на ингушском языке. А то, что она умеет слушать, умеет чувствовать, видеть и передавать увиденное в восторженных красках окружающим, мы убедились сами через её творчество, в котором она действительно неотразимо прекрасна.

— Огромное спасибо всем, особенно Рустаму Таркоеву, за то, что состоялась моя встреча с ингушским народом, — говорит Дарья. — Это действительно сказочная страна, и я мысленно говорю об этом сегодня своей бабушке. Спасибо отдельно Альберту Ахриеву, родному племяннику моей бабушки, прекрасному человеку Анзору Аушеву, исполнителю и композитору Тимуру Дзейтову, Магомеду Арчакову, историку и этнографу Зейнап Дзараховой, которая была нашим прекрасным гидом в горах, там, где навечно осталось и моё сердце. Я безмерно благодарна и Заире Евлоевой, которая приезжала ко мне в Лондон на концерт, что меня очень тронуло. Всем, кто так или иначе причастен к этой истории. Я за эти несколько дней прожила несколько жизней. Столько всего увидела и услышала. Ещё раз шаг за шагом прошла вместе со своей бабушкой, которую я безмерно любила, люблю и буду любить, по земле её предков, по страницам истории её народа. Меня ни на минуту не покидало ощущение, что я словно летаю в облаках, словно нахожусь в каком-то подвешенном состоянии, где-то между небом и землёй. Внутри меня столько всего произошло, чего не выразишь словами, а чувства просто захлёбываются от эмоций.

Вообще за это время, как я стала работать над альбомом про Ингушетию, произошло столько удивительных совпадений. К примеру, когда я записала песню о Мочкхо Базоркине и вышла в соцсети, то первое что я увидела — это золото Хасана Халмурзиева. А в этой песне есть такие замечательные слова, которые были очень кстати, и я их даже напела: «На серебряном скакуне с золотыми подковами, будь всегда свободен! Да будет вечно твоё величие и твоя слава!» Ведь эта песня посвящена не только Мочкхо Базоркину, это своего рода гимн всему ингушскому народу, в том числе и новому олимпийскому герою, принёсшему столько радости, столько восторга на свою родную землю. Есть в этой песне и такие замечательные слова, которые мне запали глубоко в душу: «Что тебе по нраву, пусть твоим и будет, и судьбою станет то, что сердцу мило». Я в английской версии эти слова перефразировала: «Что твоё по праву, пусть твоим и будет, и судьбою станет то, что сердцу мило». Мне кажется, так будет правильнее. Ведь не всё, что нам по нраву, это правильно. В жизни часто бывает по-другому, а значит, надо просто из самых недр своей души стремиться к правильному пути, и самое главное — найти этот правильный путь, и тогда придёт величие.

Я знаю теперь, с какой силой зазвучат мои песни, песни, которые повествуют о силе духа этого народа, крепкого и стойкого, как их каменные башни, возведённые в горах. Именно такими мне их и описывала бабушка, именно такими я себе их и представляла, такими я их и прочувствовала, глубоко впитала в себя, пропустила через свою душу, чтобы потом представить их в этом свете всему миру.

Я верю, что этот народ выстоит, верю, что он будет свободным. Народ, в котором есть такие люди, не заслуживает таких испытаний. Я желаю, чтобы у прекрасных людей было прекрасное будущее, желаю, чтобы на этой земле и в сердце каждого из вас наступил мир.

Один из моих слушателей, довольно пожилого возраста, услышав эту удивительную историю из моих уст, сказал: «Эта девочка сделала то, что не под силу сделать тысяче вместе взятым ингушам, ибо из её уст история нашего народа звучит по-особенному, более выразительно, более правдоподобно. Видимо, Аллах отметил как-то и нашу соотечественницу Фатиму Ахриеву, отблагодарил её таким образом, что через эту девушку, как оказалось даже не родную внучку, донесся до нас её голос из прошлого, в котором откровенно звучит тоска по родному краю, донёсся её патриотический голос и до всего западного мира, говорящий правдиво о нашей истории, о героическом и легендарном прошлом ингушского народа, полного испытаний, драматизма, героизма и величия».

P. S.: «Меня часто спрашивали здесь, что готовила моя бабушка, и я не могла вспомнить, — говорит Дарья, — но когда в гостинице мне на завтрак принесли сладкий плов, я вспомнила этот неповторимый вкус своего детства. По возвращении в Лондон я обязательно познакомлю своих друзей с этим прекрасным ингушским блюдом, а заодно расскажу им об этом удивительном крае, с его неповторимой историей и великолепным горным пейзажем, в котором они обязательно захотят побывать».

Добавить комментарий

Новости