×

Сообщение об ошибке

Warning: simplexml_load_file(): http://informer.gismeteo.ru/xml/99946_1.xml:1: parser error : Document is empty в функции gismeteo_block_get_forecast() (строка 112 в файле /media/www/new.gazetaingush.ru/sites/all/modules/gismeteo_block/gismeteo_block.module).

Будущее «Молока Ингушетии»

Есть ли место открытости и прозрачности в экономических отношениях в век информационных технологий и безудержного потребительства?

0

Интересно, в какой же век упрется наш двадцать первый век информационных технологий? Человек раз за разом возвещает миру себе подобных, что он наконец пронзил небытие и нашел искомую «истину», формулу того же философского камня.

Проходит время и выясняется, что это была отнюдь не истина в последней инстанции и «копать» еще глубоко. Представляется, что наш век бескрайних технологических возможностей одновременно является и веком... конечных человеческих стремлений. Ну что еще себе родному пожелать? Овладев информацией, сильные мира сего и впрямь стали манипулировать умами и душами народов планеты. И вот теперь нам внушили, что разросшееся до запредельных масштабов население Земли невозможно прокормить обычными способами, веками использовавшимися тружениками села. А что это значит? Это значит, что никому уже не интересно и не выгодно копошиться на полях и выращивать экологически чистую сельхозпродукцию: легче пустить умные машины по бескрайним просторам агрохолдингов для жатвы синтезированного урожая генномодифицированных культур, потребление которых — нет, не отравит нас тут же. Впрочем, экологически чистая продукция интересна для бизнеса — но только, если труды по ее выращиванию окупятся сторицей. А сельское хозяйство — и это аксиома, дело само по себе убыточное и лишь необходимость обеспечить продовольственную безопасность заставляет государство поддерживать его субсидиями, дотациями и прочими расходами. К чему все это предисловие?

В 2014 году в Ингушетии на окраине Малгобека ввели в эксплуатацию крупный мясо-молочный комплекс — ныне ООО «Молоко Ингушетии». Идейным вдохновителем проекта стал Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, а организатором, взявшим на себя ответственность вдохнуть жизнь в предприятие, — известный в республике человек Султан Цечоев. Прошло три года. В хозяйство вложены огромные дополнительные средства и, главное, — душа. Но вот Цечоев почувствовал всю «прелесть» века информационных технологий, когда каждый, кто «висит» в соцсетях, на свой лад интерпретирует происходящее на предприятии, которое только-только начало «дышать».

— Если честно, я устал морально, — признался Цечоев во время общения с группой журналистов и блогеров, которых он пригласил в гости на предприятие. — Я еще понимаю, если бы просто болтали о том, в чем не разбираются: махровое дилетантство — это распространенная беда. Но ведь клевещут, льют грязь. Звучит откровенный бред, мол, для показухи перед Главой республики мы привезли скот из Кабардино-Балкарии, а потом обратно увезли, что наше молоко — оно не наше, а завозное. Между тем из той же Кабардино-Балкарии нас чуть ли не умоляют ежедневно продать им наше экологически чистое молоко для своего огромного перерабатывающего завода, мощность которого до 300 тонн в день. Я своих сыновей вырвал из «удобных» кресел престижных профессий и привел сюда, чтобы поднимать вместе предприятие. Я до последнего сопротивляюсь, чтобы наше предприятие не утратило славы единственного в регионе, а может, и в стране в своем профиле, где выпускают только экологически чистую продукцию, без добавок, «химии» и порошков. И пока я здесь, так оно и будет.

Гложет инвестора и ситуация с уголовным делом, заведенным на бывшего руководителя Минэкономики, выдавшим так называемый инвестпаспорт на предприятие, без которого оно, в принципе, не могло бы заработать.

— Я сам юрист по образованию и надеюсь, что следствие объективно разберется в сути дела, — выразил он надежду.

В тончайших деталях Цечоев поведал и о самом молочном комплексе, нюансах работы здесь. Три года назад в рамках ФЦП республика закупила 800 дойных буренок известной черно-пестрой голштинской породы второй адаптации. Самое обидное, что аккурат перед покупкой грянул экономический кризис с ростом цен, скачком доллара, усугубившийся к тому же пресловутыми санкциями, из-за чего в итоге первоначальная цифра контракта значительно выросла. Буренок все же купили в фирме «Кама-Агро» (г. Набережные Челны).

— Сегодня надои в нашем хозяйстве составляют в среднем 14-15 тонн в сутки, — продолжил он. — Мы производим несколько видов продукции — сметану, творог, кефир и т. д. Как минимум сорок частников со всех сел покупают у нас ежедневно до десяти тонн. Флягами увозят и перерабатывают дома сепараторами. Остальное перерабатывается на нашем малгобекском молокозаводе. Из перерабатывающих заводов соседних регионов очереди стоят: им тоже чистое молоко необходимо, хотя львиную долю сырья там составляют порошки. Есть у нас свои фирменные магазины, внешний вид которых оригинально стилизован под старую телегу. В Назрани лишь не смогли открыть: такие огромные деньги запросили за клочок земли два на три метра площадью! Многие жалуются, дескать, вашей продукции нет в крупных магазинах. Но там не хотят брать продукцию, которая не стоит на витрине месяцами и не портится. Срок хранения настоящей «молочки» максимум 5-7 дней. И то с условием ее хранения в холодильных шкафах при температуре до +4. Да и мы требуем не перегибать цены. Кому эта морока нужна сегодня? Ведь ритейлерам без разницы, что продавать — главное, чтобы реализовывалось. Предприятие до сих пор находилось в аренде, в год мы платили 19 млн рублей, хотя два года мы и были освобождены от платы за само хозяйство, но не за скот, за который платили 5,2 млн рублей в год. А это 500-600 тыс. в месяц. Одних только коммунальных платежей в месяц мы платим до 300 тыс. рублей. Сегодня здесь до 1300 голов, из которых дойных — около 900. Молоко жирностью 4,1-4,3% — лучше не может быть. И это подтверждают лабораторные исследования.

По словам Цечоева, без налоговых послаблений ни о какой рентабельности хозяйства не может идти и речи. А ведь его планируют расширить, довести численность поголовья до 1600 голов.

— Даже если работать со всеми преференциями и льготами, без каких- либо экономических потрясений, вложения окупятся в лучшем случае лет через 35, — говорит он. — А максимум через пять лет ресурс скота исчезает. Потом коровы начнут давать все меньше и меньше молока. В день они едят до 80 тонн кормов, каждая корова в среднем потребляет до 60 кг. Заготовка в основном наша. Но в 2015 и 2017 годах практически ничего не выросло из того, что мы посеяли — это более 800 га кукурузы и 300 га люцерны. Все «сгорело» из-за отсутствия дождей. Когда мы взяли эти земли, трактористы изумлялись, утверждая, что лет 15 эти земли никто не пахал. Сегодня, после того как мы начали их обрабатывать, удобрять навозом, земля вновь «задышала».

Многое огорчает нашего собеседника, и не только поставленная с ног на голову экономика, но и отсутствие у многих людей желания честно работать, когда, к примеру, нанимаешь тракториста, а он сразу же ставит условие, чтобы технику можно было дома оставлять. Или что нашему потребителю под видом экологически чистой и халяльной продукции подсовывают суррогат темного происхождения. Однако радует его, что рядом появляются сторонники его идеи о том (речь шла об инвесторе Муслиме Парагульгове, находившемся здесь же), что в век безудержного потребительства, когда «человек человеку волк», есть все же место открытости и прозрачности в экономических отношениях.

Добавить комментарий

Новости