Это его миропорядок

Идея единства человека и природы через призму народного романа «Из тьмы веков»

0

Связь природы и человека является отображением действительности и философским осмыслением бытия народа. С одной стороны, красота природы является объектом эстетического наслаждения, с другой стороны — она помогает раскрытию красоты самого человека, красоты человеческой души. Здесь уместно продолжить суждение философа Н. Бердяева: «Строение земли, география народа всегда бывает символическим выражением души народа».

В романе И. Базоркина «Из тьмы веков» важное место занимает философия природы. И это не случайно. Его роман — это образ его народа, привыкшего соотносить все свои душевные переживания с явлениями природы, мысля себя неотъемлемой частью этого Космоса. Исходя из этого, горцы обустраивали свою жизнь и создавали особый, неповторимо красочный и своеобразный мир, который они любили. А это «извилистые лабиринты улочек, остроконечные боевые башни, стаи сизых голубей, которые со свистом опускались на уступы их вершин; тишину солнечных могильников, где лежали предки». И эта природа, как добрая мать, открывала перед своими обитателями все свои тайны и отдавала всю свою любовь.

«Солнце спустилось за гору, — пишет автор. — Лучи его яркими полосами остались в небе и зажгли над собой облака». «По ущелью пробежал вечерний ветер, зашуршал в траве, вскинул, распушил конские хвосты и исчез за ближним холмом тоненьким вихрем пыли». «Туманы немного поднялись, повисли над горами и так и остались, чтобы ночью снова опуститься на землю». Здесь через видение обитателей гор, каждый «природный герой» как бы одухотворён и занимает своё определённое место в этом миропорядке. Как и времена года. «Весна набирает силу. Прошли первые дожди... На пашни спустился ясный, нежаркий день. Казалось, он знал, что люди не в прежней силе... День щадит их, не мешает работать». А осень в бурном пиршестве красок явилась к людям, «чтоб, взобравшись на склоны гор, показать им всю прелесть земли».

Но главное для горцев — это горы, гигантские изваяния природы, покрытые седыми уборами, изрезанные трещинами, с отвесными скалами, с шумными реками на дне ущелий, с зелёными склонами густых лесов и с альпийскими лугами — всё это, разумеется, и являет собою неотделимый образ горца. Темперамент горцев, их выдержанность и мужество под стать этой природе, которая накладывает свой прекрасный и суровый отпечаток не только на их образ жизни, но и на их облик. В своём исследовании эстетического в природе Г. Апресян писал: «Глыбы камня... как бы вопло-щают устойчивость земной реальности и вселяют в чело¬века оптимизм, уверенность в постоянстве человеческого бытия». Таков он горец, пишет автор, у которого «сверху недоступное синее небо, снизу серый камень, а кругом дикие силы природы».

Эстетически осмысляя кавказскую действительность через героев романа, осмысляешь, что мир свой воспринимается ими как единое целое, где человек — малая частица, вобравшая в себя все богатство этого края. А раз так, то цель его — не вражда, а стремление быть с природой в гармонии, ощущать свою причастность к этому удивительному миру. Потому и жили они, заботясь о природе — рубили лес, жалея, «которая кривая да с дуплом», охотились только в пору, когда детёныши лесных животных уже не нуждались в родительском уходе.

Они воспринимали свою природную обитель как естественное состояние их миропорядка, несмотря на то, что жизнь в горах — это не только зрелище прекрасное, величественное и героическое, но и вечная борьба за существование.

«Всюду полоски вспаханной земли: на всех склонах, во всех впадинах, где только мог пройти человек. Как огромны горы, и как малы на них эти полоски чёрной земли! Этой вечной радости и вечного горя!» — пишет автор, подчёркивая безземельное положение горцев. И сколько сил им надо было вложить, чтобы выжать из этих камней хлеб и выжить на этих скалах, таких суровых и таких близких.

Но с другой стороны, «явления действительности, в которых проявляется максимально для данного уровня исторического развития общества господство человека над окружающим материальным миром, выступают как прекрасные, — пишет исследователь Ю. Борев. — А свободное владение силами природы, умение подчинить их закономерности и свойства разумной практической цели вызывают ещё у человека высокое эстетическое наслаждение».

Герой романа — Калой, соглашается с тем, что жизнь в горах тяжёлая, но, говоря о жизни своих предков, добавляет: «Но счастье, наверное, было и тут, как оно бывает у нас... И разве прав будет тот, кто через сто лет, проходя мимо моего камня, пожалеет меня за то, что я здесь жил?»

Эстетически созерцая и осмысливая красоту и суровую реальность местного колорита, автор показывает право горца на то, чтобы жить здесь и черпать свои силы у этой мощи, уподобляясь ловкости тура, бесстрашию орла, свив на этих голых скалах величественные башни, которыми, спустя столетия, не перестаёт восхищаться человечество.

«Река кинулась на них чёрной яростью своих глубин. Волны доходили до самых сёдел. Но людей было много, они крепко держались друг за друга, и вода отступила, словно поняв своё бессилие, Асса, заискивая и ласкаясь, засеребрилась в ногах у лошадей», — пишет автор.

Основная философская мысль, пронизывающая народный роман, заключается в том, что здесь его миропорядок, в гармонии с этой природой, который он, созерцая и переживая, радуясь и огорчаясь, восхищаясь и страдая, никогда не предаст и никогда не покинет. Здесь заключена сила его духовного существования.

Добавить комментарий

Новости