Международный день кино

Ингуши в Лос-Анджелесе в начале ХХ века

0
Ингуши в Лос-Анджелесе в начале ХХ века

28 декабря 1895 года в Париже в «Гранд-кафе» на бульваре Капуцинок прошел первый публичный платный просмотр отснятых короткометражек. Именно эта дата стала потом Международным днём кино. Удивительно, но в этом бизнесе в начале ХХ века в Лос-Анджелесе промышляли и наши соотечественники.

Чуть ранее, в том же 1895 году, французы Огюст и Луи Люмьер получили патент на изобретенный ими аппарат «синематограф». А через три месяца после показа первых фильмов в кафе, братья устроили в Париже первый в истории показ коротенькой ленты «Выход рабочих с завода Люмьер» в кинотеатре, и только узкому кругу друзей. И уже 1 марта 1896 года в Брюсселе открылся первый в мире постоянный кинотеатр, где продавались билеты и выстраивались длинные очереди, где приветливые билетёры помогали найти нужное место, работали гардероб, туалет и, конечно же, буфет. Показывались изначально коротенькие ленты продолжительностью 7-15 минут, и интерес зрителей был вызван не столько содержанием самого фильма, а необычайным для того времени зрелищем.

Таким образом, киноиндустрия шагнула в мир огромных возможностей и непреодолимых достижений. По мере совершенствования съемочной и проекционной техники возникали и новые фильмы. К началу XX века начали формироваться жанры кинематографа, фильмы стали качественнее, просмотр доходил до 20 минут. Как следствие, студии и кинотеатры стали массово открываться во всех странах мира.

В связи с этим я вспомнила и наших соотечественников, которые оказались в самом начале ХХ века в гуще этого развивающегося кинематографического бизнеса. В своей публикации в газете «Ингушетия» в марте этого года под названием «По следам семьи Сейд-хаджи Толдиева» я уже упоминала об этом.

Дело в том, что Америка, с сильно развитой индустриальной промышленностью и большими возможностями притягивала к себе иностранцев. Видимо, по этой же причине и оказались там наши земляки. «Около 70% русских в США стали фермерами, примерно 20% — рабочими, еще 10% выбрали торговлю, сферу обслуживания, рыболовство и т. п.», — писал Лев Иванов в своей работе «Русские эмигранты в Америке начала ХХ века». Так вот, среди этих 10% был Сейд-хаджи Толдиев, который вместе со своими родственниками, молодыми людьми — Экажевым (имя неизвестно) и Магомедом Добриевым, приехал в Америку на заработки.

Как выяснилось, трое ингушей (по некоторым сведениям, их было четверо) в поисках заработка в начале ХХ века исколесили много стран, в том числе Италию, Турцию, Мексику, и остановились в Америке, в Лос-Анджелесе. Сейд-хаджи к этому времени был уже состоявшимся мужчиной, трижды совершившим хадж в Мекку, с прекрасным богословским и светским образованием. Как вспоминает его внук Бекхан Толдиев, «дед в совершенстве владел шестью языками, в том числе арабским, английским, французским, итальянским, в том числе и письменностью на этих языках, а также легко изъяснялся на языках с тюркским наречием, что потом ему пригодилось в Казахстане». «Единственный язык, которым он не овладел, хотя немного и изъяснялся, был немецкий. Дед часто говорил, что немецкий ему почему-то трудно даётся», — говорит он.

Без сомнения, Сейд-хаджи был образованным человеком, но нельзя исключать и тот факт, что некоторые языки он освоил уже по прибытии в Америку, непосредственно в самом Лос-Анджелесе, что было продиктовано и его предпринимательской деятельностью. Тот же Лев Иванов пишет, что в Америке среди приезжих быстрыми темпами распространялась грамотность. Кстати, способности к иностранным языкам очень помогли Сейд-хаджи в странствиях и в ссылке, где он с первых дней свободно общался с казахами на их языке и развеял быстро распространенный среди них миф о том, что едут ингуши — головорезы и детоубийцы.

Лос-Анджелес после землетрясения в Сан-Франциско в 1906 году стал развиваться быстрыми темпами. Население увеличилось в три раза. Параллельно заселению страны потенциальными зрителями стал развиваться и интерес к кино. Например, в 1907 году только из Европы в Америку приехало 1 285 000 человек, что дало новый сильный толчок развитию кинематографа. По всему городу стали открываться небольшие кинотеатры. Дело дошло до того, что разразилась так называемая «патентная война» за право собственности на проекционную аппаратуру. Муниципалитет города вынужден был запретить открывать в городе и его окрестностях никелодеоны, так назывались полуподпольные дешёвые кинотеатры (за вход в такой кинотеатр бралась плата в пять центов, а на англ. nickel — пятачок, «одеон» — разновидность греческого театра). Здесь крутились ворованные фильмы на нелицензированной технике. В 1910 году Голливуд был присоединен к Лос-Анджелесу. А в 1911 году в Голливуде открылась первая киностудия. В 1913 году был снят первый фильм в Голливуде, который в течение очень короткого срока стал крупнейшим поставщиком коммерческой кинопродукции в США, а позднее и в мире.

Наши земляки как раз в эти годы пребывали в Лос-Анджелесе, который был центром киноиндустрии, и оказались на волне подъёма этого развивающегося вида искусства.

«По рассказам деда, — вспоминает Бекхан, — они открыли там толи киностудию, толи театр и зарабатывали на этом бизнесе очень даже неплохо».

У Сейд-хаджи к тому времени была на родине семья, трое детей. «Русские переселенцы активно поддерживали материально своих родственников, оставшихся в России, — пишет Лев Иванов, — по данным американского почтового ведомства, за первые шесть лет XX века российскими выходцами в США было отправлено на родину 1,3 млн. почтовых переводов». Но разразившаяся в 1914 году Первая мировая война нарушила все планы. Наши соотечественники решили вернуться домой. Золото, полученное за проданный кинобизнес, было опасно везти через границу, потому они обменяли его на доллары. Поскольку запад был охвачен военными действиями, коммерсанты приняли решение ехать на родину по северной дороге, через Аляску.

Кстати, в то время на Аляске уже промышляли кавказцы, среди которых было немало ингушей — торговцев пушниной. «У кавказцев много детей — настоящие ингуши. Иные тут пооткрывали духаны. У некоторых имеются упряжки собак в 800 долларов или оленьи фермы», — писал в своём исследовании «Русская эмиграция в Северной и Южной Америке» И. К. Окунцов.

«Пока они добрались до Чукотки, бумажные деньги обесценились так, что даже простую корову, и ту можно было купить только за золото, вспоминал дед, — говорит его внук Бекхан Толдиев. — Подзаработав здесь себе на дорогу, дед и его племянник Экажев отправились на родину, а Магомед Добриев остался на Чукотке. Он там занимался долгие годы бизнесом, был женат на эскимоске, имел большую семью и был похоронен там же в конце 30-х годов. А дед Сейд-хаджи вернулся домой, стоял потом в первых рядах среди защитников родного села Экажево против Деникина. Его способность к языкам очень помогли нам в Казахстане. Как рассказывала мама, сразу же по прибытии на станцию он на казахском языке объяснился с местным руководством и стал своим человеком, был даже приглашён на следующий день к столу знатного в селе муллы».

Знакомясь с историей отдельных личностей, невольно задумываешься, куда только не забрасывала предпринимательская жилка, мужество и отчаянность наших соотечественников! Порой удивляет отдалённость мест их пребывания в то время, когда народ наш, по общепринятому мнению, был заперт в горах.

А кинематограф с тех пор и до наших дней прошел большой путь в развитии и претерпел масштабные изменения. Сегодня уже появляются новые технологии, трех-пяти-семимерное изображение и разнообразные вариации, чтобы кинобизнес развивался, расширялся и приносил большие дивиденды. Приятно осознавать, что у истоков этого популярного сегодня кинобизнеса, в далёком Лос-Анджелесе, в самом начале ХХ века стояли и наши соотечественники.

Добавить комментарий

Новости