Чтобы помнили

Из жизни замечательных людей

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

1

Взялся, было, написать о человеке, сыгравшем в истории Ингушетии заметную роль, занимавшем большие посты, соратнике легендарного Хизира Орцханова, человеке большого интеллекта и организаторских способностей — Хасане Эстоевиче Бузуртанове, и обнаружил, что, как такового, исходного материала о нем фактически-то и нет. А между тем личность неимоверно яркая, колоритная и, к большому сожалению, незаслуженно подзабытая.

Спасибо дочери и сыну Хасана Эстоевича (Любе и Магомеду) за то, что сберегли некоторые архивные документы и фотографии, повествующие о достойном и славном пути своего отца.

СТАНОВЛЕНИЕ: РОСТ И МУЖАНИЕ

Эсто Астемирович Бузуртанов, отец Хасана, был человеком хозяйственным и трудолюбивым. Его одинаково уважали и старшие и младшие за его характер: покладистый и вместе с тем, когда это становилось необходимым, жесткий. Ценили за коммуникабельность, за умение слушать и слышать других. Был миролюбив. Но ему довелось показать свое мужество и решимость в лихую годину, когда с оружием в руках он встал на защиту неокрепшей еще советской власти. В 1919 году он геройски погиб за ее установление на Северном Кавказе в одном из ожесточенных боев. Он один остался прикрывать отход своих товарищей с позиции, до последнего вздоха мужественно противостоял превосходящему числу противника.

Сегодня, по истечении многих десятилетий, можно по-разному относиться к героизму наших земляков, можно рассуждать о том, насколько оправданны были эти жертвы, но я считаю, что любая жертва, если она принесена во имя Родины, достойна восхищения и уважения. И памяти.

Между тем оставшийся без отца девятилетний Хасан уже тогда твердо решил для себя: он должен выйти «в люди», и не представлял осуществления этой мечты без учебы, только знания сделают из него человека, только благодаря им он займет свое место в обществе.

Успешно окончив сельскую школу в 1930 году, Хасан поступает в Ингушскую совпартшколу. В то время такие школы считались «кузницами кадров», и их выпускников направляли на самые сложные и ответственные участки работы. Таким местом стала работа Хасана Эстоевича в качестве заместителя председателя колхоза «Искра Ленина» в с. Шолхи Пригородного района ЧИАССР.

Но парня неумолимо тянуло в юриспруденцию, и в 1938 году он становится прокурором Урус-Мартановского района Чечни, а спустя год, до самого начала Великой Отечественной войны, занимает должность прокурора Назрановского района. С 1941 по 1944 год работает прокурором Пригородного района ЧИАССР. Что и говорить, головокружительная по тем временам карьера. Однако — война! Настала пора и сыну Эсто браться за оружие.

ИЗ ПРОКУРОРОВ В ПОДПОЛЬЩИКИ

Из воспоминаний Хизира Идиговича Орцханова — бывшего руководителя партизанских отрядов в Гражданскую и Великую Отечественную войны, бывшего командующего всеми вооруженными силами Ингушетии по приказу Серго Орджоникидзе от 5 марта 1919 года, капитана Советской армии в отставке:

"В конце 1941 года я организовал в Пригородном районе ЧИАССР партизанский отряд для ведения борьбы против немецко-фашистских захватчиков в случае оккупации ими территории нашей республики. Отряд был организован мной по указанию командующего фронтом Закавказского военного округа, генерала армии тов. Тюленева и Чечено-Ингушского обкома КПСС. Военным комиссаром отряда был первый секретарь Пригородного района КПСС тов. Шустов Иван Акимович. Помощником по строевой части (тогда уже председатель Пригородного райисполкома, — авт.) Бузуртанов Хасан Эстоевич. Секретарем партийной организации был Мальсагов Иналко Гайтиевич, начальником продовольственной части Тебоев Абазбек, начальником штаба Чабиев Эгло Тагиевич.

Вначале, прежде чем приступить к непосредственным действиям, командный состав и рядовые приняли присягу, а затем всем выдали мандаты на право передвижения по району и оружие. Все бойцы прошли обучение — как строевое, так и по использованию всех видов оружия. Было изучено подрывное дело, заучены знаки военной формы противника и их тактика ведения боя. В отряде отлично выполняли свой долг коммунисты: Абукар Наурбиев, Багаудин Тангиев, Исмаил Иглоевич Орцханов, Бисултан Тумгоев, Магомет Гайтиевич Мальсагов, а также беспартийные Борон Эльтиевич Точиев, Туган Эсультанович Мальсагов, Хосбот Озиев, Хосбот Заурбекович Евлоев, Иса Сосиевич Мамилов, Сулейман Дотмурзиев (перечисляю всех в надежде, что кто-то узнает кого-нибудь из своих, — авт.).

Из числа отряда был организован для переброски в тыл врага в Кабарде, в район Баксана, отряд в составе 25 человек во главе с Бузуртановым Хасаном, но переброшен не был, ввиду изменения обстановки на Кавказском фронте. Получив срочное задание просеивать районы предполагаемой высадки немецких диверсантов, отряд за несколько дней при проверке документов, доставил в заградотряд несколько подозрительных лиц, одетых в военную и гражданскую формы.

По моему заданию группа партизан из отряда перешла линию фронта за рекой Терек, получила очень важные разведданные о силе и расположении противника и передала их по назначению«.

Не стану приводить весь текст, но и из сказанного понятно, что подполье, в составе которого был и Хасан Бузуртанов, не бездействовало и нанесло ощутимый урон врагу.

Не знаю, почему она понадобилась, но в документах, предоставленных дочерью Х. Бузуртанова, есть справка из партийного архива о том, что «в списке подполья Пригородного района за 1942 год значится: Бузуртанов Хасан Эстоевич — прокурор района, руководитель подполья».

Может, время такое было, когда всему требовалось подтверждение...

Но, как говорится, из песни слов не выкинешь! Слабые духом подпольем не руководят, партизанами не становятся и в тыл врага не ходят... Хасан Эстоевич не допускал даже намека на собственную слабость. Да и в других этого не терпел. Характер был такой.

ДЕПОРТАЦИЯ: СМЕРТЬ МАТЕРИ

1944 год, пожалуй, стал самой трагической страницей в истории ингушей. Говорю «пожалуй», потому что наверняка найдутся в нашем прошлом страницы нам неизвестные и не менее трагические. Взять хотя бы переселение ингушей обманным путем в Турцию.

Но факт высылки в Казахстан и Среднюю Азию всё равно не имеет аналогов: доблестно воевавших на фронтах Великой Отечественной наших земляков, несмотря на беспримерное мужество и героизм, снимают с передовой и отправляют вслед за своим народом — в ссылку. Представляю, что испытывали люди, беспощадно бившие врага, при этом известии...

Как бы там ни было, вопиющая несправедливость осуществилась. Разделил вместе со своим народом эту участь и Хасан Бузуртанов. Но даже там, на чужбине, способности Хасана Эстоевича были оценены по достоинству. Казалось, пришлый человек, да еще с клеймом «изменника Родины», как такому доверять?! Но он устраивается в органы и четыре года трудится в МВД Казахской ССР. Но, видимо, его что-то не устраивало в этой системе, и Хасан Эстоевич перебирается в Киргизию, где устраивается начальником цеха артели стройматериалов в Кантском районе, а чуть позже трудится в Кантском райпотребсоюзе. В 1953 году здесь же, в Кантском районе, умирает мать Хасана Эстоевича — самое дорогое, что у него оставалось...

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА РОДИНУ

После возвращения домой Хасан Эстоевич, соскучившийся по настоящему и любимому делу, работает с утроенной энергией. Его трудно застать дома, а на упреки близких людей отвечает, мол, отдохнем на том свете. Он вновь занимается прокурорской деятельностью в Первомайском районе ЧИАССР (ныне Сунженский район), там же становится председателем райисполкома, затем председателем Назрановского райисполкома, налаживает производство кирпичного завода «Красный Октябрь» в качестве директора, а в июле 1968 года занимает пост председателя Назрановского горисполкома.

Подчиненные с восторгом наблюдают за своим руководителем, который, несмотря на свой вес, настолько подвижен и мобилен, так оперативно решает возникающие проблемы, что остается только удивляться — откуда у этого человека столько сил.

Его семья необычайно хлебосольна. Жена Хасана Эстоевича знает, что на обед к ним обязательно придут гости, и поэтому своим постом № 1 считает кухонную плиту. Умение договариваться, искать компромисс — отличительная черта характера Хасана Бузуртанова. К тому же он начитан, знает всё об ингушских традициях и обычаях. Во многом именно это обстоятельство и становится причиной творческих взаимоотношений между автором книги «Происхождение ингушских фамилий» Шукри Дахкильговым и Хасаном Бузуртановым.

ХАСАН И ШУКРИ

В своих коротких письмах Шукри Эльбертович Дахкильгов неизменно обращается к Хасану Эстоевичу «дорогой Хасан».

«Ты помнишь, как однажды на мои вопросы об Абаевых и Казбековых ты сказал, что у нас, у ингушей, нет таких фамилий и что это осетинские фамилии. Так вот, сообщаю тебе по этому поводу свое открытие. Был известный грузинский писатель Александр Казбеги (Казбеков), он очень тепло писал в своих произведениях об ингушах. Эти Казбековы (мохевцы) живут в Казбекском районе Грузии. Прадед писателя носил фамилию Чопикашвили (от имени Чопик), они выходцы из горной Ингушетии (от Т1умги) и до сих пор носят свою старинную фамилию и считают себя выходцами из Ингушетии. При этом интересно, что Казбековы-Чопикашвили живут и в Грузии, и в городе Орджоникидзе».

«Дорогой Хасан! Решил тебе опять по-дружески черкануть и обратиться к твоей богатой памяти. Будь другом, напиши, что ты знаешь о Ганижевых и Гайтукиевых».

«Пользуясь твоим обещанием всегда помогать мне, посылаю небольшой список для пояснения, к каким тейпам они относятся. Конечно, это нераспространенные фамилии, но, будь добр, напиши — к кому они относятся, и из каких они сел. У меня набралось их около 900, большинство разложено, если можно так выразиться, по полкам. В этом есть и твоя доля».

«Кто такие Козыревы, проживающие в с. Барсуки? Слышал ли ты о Лячиевых? К кому ты относишь Малароевых, Олиговых, Цихгизовых, Шоумиевых? Думаю, тебе на «ужин» хватит. Не обижайся на доставляемые тебе труды, все это пригодится нашим потомкам».

«Пользуясь твоим остроумием и добрым выражением «готов стать на ноги», хочу продолжить наши поиски. Ты пишешь, что от Антошкиевых отделились Ногаевы и что они с Дударовыми относятся к Мохлой. Так вот, один старик Ногаев рассказал мне, что Ногаевы — это Накастой (Накастхоевы), с ними в братстве Бичиевы, Хутиевы (сурхахинские), Тебоевы. Верно ли это?»

Шукри Эльбертович, зная о феноменальной памяти Хасана Эстоевича и знаниях, часто обращался к нему за помощью при написании книги и неизменно получал поддержку. Х. Бузуртанов мог, не считаясь со временем, объездить всю республику, чтобы найти нужные данные. И этим он отличался от других: верность данному слову, обязательное выполнение обещанного и высокий интеллект. Так что Хасана Эстоевича можно смело причислить к соавторам книги Шукри Дахкильгова «Происхождение ингушских фамилий», что всегда в своих письмах отмечал и сам писатель.

Дружил Хасан Эстоевич и с Идрисом Базоркиным, и с Джемалдином Яндиевым. И тот, и другой были частыми гостями в Галашках. По свидетельству сына Хасана, Магомеда, в такие дни у них звучали отрывки из произведений писателя и поэта. Любил заезжать к Хасану Эстоевичу и балкарский поэт Кайсын Кулиев. Его одинаково уважали и «большие люди», и люди из народа.

Близкие вспоминают, что Хасан Эстоевич часто снабжал Идриса Базоркина автотранспортом для поездок в горы, будучи председателем Первомайского района ЧИАССР. Тогда не было таких гладких и комфортабельных дорог, как сейчас. И когда водитель Хасана Эстоевича выразил свое недовольство частыми поездками, ссылаясь на трудности, мол, нельзя ли ездить пореже, тот категорично ответил: «Нельзя! Нас ингушей много, а Идрис Базоркин — один!».

СПАСЕНИЕ АВТОРХАНОВА

Нужно сказать, что Эсто Астемирович мог бы гордиться своими сыновьями, если бы остался в живых. Особенно Японцем — в будущем нарком юстиции ЧИАССР. Помимо всех других достоинств, которыми он обладал, Японц Эстоевич был человек большого мужества. Его рассказ о спасении Абдурахмана Авторханова запомнил его племянник, сын Хасана Эстоевича, Магомед. Как известно, Абдурахман Геназович (Ганазович) Авторханов был советологом, писателем, публицистом и общественным деятелем, доктором политических наук, членом Союза писателей СССР, почётным гражданином Чечено-Ингушетии. После войны был профессором американской военной академии и председателем её Учёного совета. Автор ряда книг по истории СССР и его системе управления.

Он учился в Институте красной профессуры (ИКП), который являлся учебным заведением партии по подготовке высших теоретических кадров и профессоров общественных наук в университетах. В нём выступали с лекциями такие руководители партии и государства, как Сталин, Троцкий, Зиновьев. Среди преподавателей института были Бухарин, Луначарский, Тарле. Институт окончили такие будущие высшие руководители партии, как Суслов, Пономарёв, Поспелов.

B институте Авторханов сблизился с кружком сторонников Бухарина, многие из которых тесно лично общались с лидерами «правой оппозиции».

В 1928 году он был переведен на второй курс подготовительного отделения ИКП, но, по его словам, разочаровался в политике и захотел получить техническое образование. Кроме того, его тянуло домой. Поэтому он бросил ИКП и вернулся в Грозный на рабфак, который окончил в 1929 году. После окончания рабфака он поступил в Грозненский нефтяной институт, но партийное руководство Чечни не дало ему продолжить образование и мобилизовало на партийную работу.

В молодости попал в партийную элиту. А в 1937 году был арестован, но оправдан судом.

Мало кто знает, но, со слов Японца Эстоевича, к нему в кабинет зашел его заместитель и сказал, что даже после допросов с пристрастием Авторханов не берет на себя вину, и что ему нечего «пришить». «Если нечего «пришить», нужно его отпустить», — сказал Японц Эстоевич. Суд вынес оправдательный приговор. Но, зная, что даже после оправдательного приговора его не оставят в покое, он предложил Абдурахману «лечь на дно». Буквально через три дня после этого предупреждения поступила директива о повторном задержании Авторханова. Но тот, к счастью, успел вовремя спастись.

Добавим, что третий сын Эсто Астемировича, Мухтар, тоже занимал ответственную должность — директор заготконторы в Назрани, но, к сожалению, рано ушел из жизни, в 42 года. По словам дочери Хасана Эстоевича, все братья были очень дружны и держались друг за друга.

Завершая рассказ о Японце Эстоевиче, отметим, что он очень гордился тем, что учился в Коммунистическом университете трудящихся Востока вместе с Хо Ши Мином — вьетнамским политическим деятелем и последователем марксизма-ленинизма, основателем Коммунистической партии Вьетнама, руководителем августовской революции, первым президентом Северного Вьетнама, создателем Вьетминя и Вьетконга, философом-марксистом, поэтом.

В ПАМЯТИ ЛЮДЕЙ

Многие авторы, рассказывая о том или ином человеке, считают необходимым перечисление его наград, грамот, званий. Не спорю, нужное дело. Но за этим увлечением забывают рассказать о человеческих качествах своего героя. А ведь это показатель всего. Как жил человек, о чем думал, кому помог, кого выручил, где поступил по-мужски, а где слукавил перед собственной совестью. Из этих характеристик и складывается общее впечатление о человеке.

Был у Хасана Эстоевича друг. Настоящий друг. Это был Туган Мальсагов — фронтовик, основатель музея боевой и трудовой славы. Эти люди были во многом схожи: энергичные, пробивные, хлебосольные, высококультурные, боевитые — словом, люди одной закалки. Долгие годы, по рассказу коллеги Тугана Хаджимоховича по музею Мадины Костоевой, неугомонный, непоседливый, с разными мыслимыми и немыслимыми идеями, замыслами, Туган Хаджимохович, как Фигаро, носился по республике, что-то доставал, что-то привозил, кого-то уговаривал, кому-то помогал. С утра до вечера без перерыва шли в музей ветераны: кто с жалобой, кто просто посидеть, поговорить, выпить чай.

«Я думаю, что он сильно расходовал себя, выкладываясь полностью, — рассказывает она. — Никак не могу забыть тот день, когда умер Бузуртанов Хасан — его друг. Туган Хаджимохович его называл, в зависимости от настроения, то Хасаном, то Хасанчиком. Перед смертью Хасана Эстоевича, дня за два-три, они были во Владикавказе, сходили в баню, посмотрели фильм «Тегеран — 43», пообедали в ресторане, отдохнули».

Сын Хасана Эстоевича, Магомед Бузуртанов, рассказывает, что еще никогда не видел такого неизбывного горя. Туган Хаджимохович почти ежедневно после смерти друга приходил к его дому и усаживался на скамеечке, где они так часто любили поболтать. Не мог он поверить в смерть друга.

Сегодня нам не хватает таких людей: одержимых, нравственных, высокопорядочных, мудрых и мужественных. Потому-то и хочется, оглянувшись назад, различить в толпе лица одухотворенные, не злобные, выделяющиеся своим обличьем, одеждой, мыслями и поступками...

Таким, вне всякого сомнения, был и Хасан Эстоевич Бузуртанов. Таким он и остался в памяти людей.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Комментарии 1

Хороший рассказ о хорошем человеке. Потомкам нужно помнить и гордиться.

Новости