Жизнь во имя науки и народа

К 118 -летию со дня рождения Дошлуко Доховича Мальсагова

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

1
Дошлуко Дохович Мальсагов

Такие люди как Дошлуко Дохович Мальсагов не могут принадлежать одному народу, одной нации. Вложенный им вклад в развитие национальной культуры, влияние на общественную жизнь и просто на мировоззрение отдельных людей больше, чем просто явление ингушской культуры.

В этом году мы отмечали 90-летие со дня создания Ингушского научно-исследовательского института. В развитие Ингушского НИИ на определённом историческом этапе, вложил свою лепту Дошлуко Дохович Мальсагов, бывший директором института в сложное время — после возвращения народа из депортации 1944-57 годов.

Дошлуко Доховича Мальсагова — учёного-кавказоведа, поэта, прозаика, драматурга, переводчика, ученого — фольклориста, этнографа, литературного критика, языковеда, первого ингушского профессора, поистине можно назвать одним из самых выдающихся сынов своего народа.

Родился Дошлуко в 1898 году в Ингушетии, в с. Гамурзиево. В раннем возрасте Дошлуко как сыну участника и героя русско-турецкой войны была предоставлена возможность учиться. Его определили в Кадетский корпус города Симбирска. Блестящие познавательные способности мальчика стали проявляться с самого начала, но стать военным мальчику не суждено было. Через несколько лет обучения его вместе с несколькими мальчиками исключают за то, что они отказались назвать имя провинившегося однокурсника. В нём с малолетства говорило чувство личности, не малодушия и это сохранялось по жизни.

В молодости Дошлуко воевал в отрядах красных партизан, в феврале 1919 года в боях против деникинцев под селениями Долаково и Насыр-Корт, был дважды ранен. Участие ингушей в революции Дошлуко Дохович понимал, как попытку обездоленного народа вернуть отторгнутые царской властью родные земли.

Рано начал Дошлуко заниматься научной деятельностью. После окончания Северо-кавказского (Горского) государственного педагогического института (город Владикавказ), он был оставлен там же ассистентом кафедры языкознания, работал ученым секретарем Ингушского НИИ краеведения во Владикавказе. С первых дней советской власти, вместе с Заурбеком Мальсаговым Дошлуко стоял у основания Ингушского научно-исследовательского института, Ингушского краеведческого музея, системы народного образования, первой ингушской газеты, первого ингушского театра. Заурбек был для него и учителем и большим другом. Вместе они работали во Владикавказе, потом в городе Грозном.

Д. Д. Мальсагов любил культуру народа, фольклор, и писал о нём как живом инструменте, очень чувствительном к изменениям, происходящим в обществе. По мнению учёного, отсутствие письменности не давало возможности народу фиксировать события, происходившие в истории, однако в фольклоре они находили своё отражение.

«Народы, обреченные на неимоверные страдания и вымирание, не могли творить национальную культуру и экономически расти». Фольклор, как живая струна, реагировал и сам менялся. «Героические песни с могучими яркими образами часто сменяются коротенькими с религиозным содержанием «зикрами» и «назмами». Вместо воли к борьбе и лучшей жизни зазвучали скорбные жалобы, взоры сказителей обратились от земли к небу» — писал Д. Мальсагов. Дошлуко обращает здесь внимание слушателей и читателей на время смены религиозных взглядов и влияние на духовную культуру народа.

Со временем Д. Д. Мальсагов стал наиболее осведомленным специалистом в области фольклористики. «Произведения фольклора могут пролить яркий свет на различные моменты истории. Сопоставляя произведения устного творчества чеченцев и ингушей с творчеством других народов, устанавливая между ними связь, прослеживая пути и этапы распространения «странствующих сюжетов», мы можем выяснить очень многое из неизвестного прошлого. Иногда сопоставление известного исторического факта с данными фольклора позволяют делать совершенно новые выводы или изменить оценку фактов, считавшихся установленными», — писал учёный.

Своих соотечественников Дошлуко призывал уделять первостепенное внимание образованию. Художник слова, он остро чувствовал значимость многовекового опыта воспитания подрастающего поколения, содержащегося в народной культуре, традициях, обычаях. И это нашло отражение в его творчестве. Он ценил национальную культуру, и знал, что только мудрый по духу народ мог создать такие красивые традиции и обычаи. Дошлуко Дохович не допускал свободной трактовки содержания традиций и обычаев народа в самые трудные для нашей страны 30-40 годы, будь то вопросы, связанные с этикетом одежды или т. н. калымом. Все его мысли были пропитаны болью за судьбу своего народа, заботой за сохранение ценностей народной культуры.

Печататься в научных изданиях Владикавказа, Ростова-на-Дону, Грозного Дошлуко Мальсагов начал уже в 20-30-е годы ХХ века. Время то было не совсем благоприятное для людей образованных, мыслящих. Сплошь «выжигалось» национальное самосознание и достоинство. Под лозунгом борьбы с «национализмом» преследовались все, кто высказывал тревогу за состояние национальной культуры. Неординарный ум, умение мягко и доказательно говорить о богатой духовной культуре своего народа отличали Дошлуко. Не было для него другой жизни. Это был Учёный.

Шёл 1937 год. В целях сбора полевого и научного материала для своей диссертации Дошлуко приходилось часто выезжать в разные районы республики. Нашлись «доброжелатели», которые приписали ему антисоветскую пропаганду и в результате он оказался за решеткой. Дошлуко пробыл в тюрьме три года, затем был оправдан за отсутствием преступлений и в свои сорок лет седым стариком вернулся домой. Выдержавший тяжелейшие испытания, но несломленный, Дошлуко продолжил избранный путь, собирая полевые материалы, участвуя в различных научных экспедициях по Ингушетии и Чечне.

В 1941 году Д. Д. Мальсагов защитил кандидатскую диссертацию. Оппонентом при защите диссертации на соискание научной степени кандидата филологических наук у Дошлуко был крупнейший учёный А. Н. Генко — автор бесценного труда «Из культурного прошлого ингушей», который очень высоко ценил научную интуицию и талант исследователя Дошлуко. Было много друзей у Дошлуко искренне радовавшихся его успехам.

В том же году в Чечено-ингушском книжном издательстве отдельной книгой вышла его первая в истории кавказского языкознания монографическая работа «Чечено-Ингушская диалектология и пути развития чечено-ингушского литературного (письменного) языка».

Следует отметить, что Д. Д. Мальсагов большое значение придавал изучению искусства и литературы своего народа, ознакомления с ним широкой аудитории. Глубокий интерес к истории и культуре народа заставлял Дошлуко Доховича заниматься вопросами этнографии.

«Горы, служившие вследствие своей малодоступности делу защиты горцев от внешних врагов, вместе с тем являлись и тюрьмой их. Веками борясь за своё скудное существование, за кусок ячменной лепешки (ингуши и по сей день называют хлеб «маькх», т. е. ячменником), народы гор научились тщательно возделывать каждый клочок земли; поливать не только посевы, но и луга. Не только для защиты от врагов выбирались неприступные места для жилья, но, главным образом, в целях экономии годной для эксплуатации земли... земля использовалась рационально. Нужда заставила горца строить ввысь, строить на века. Не сразу и нелегко давалось горцу искусство зодчества и нелегко строились башни», — писал Дошлуко.

Дошлуко Дохович был связан с Горским педагогическим институтом, с Ингушским педагогическим училищем, откуда вышли крупные писатели и общественные деятели Ингушетии: И. М. Базоркин, Х. Муталиев, Б. Зязиков и др. С 1930—го года, будучи ассистентом кафедры языкознания в Горском педагогическом институте, он читал лекции по чеченскому и ингушскому языкам и методике их преподавания. Всё это время Дошлуко продолжал сотрудничать с Ингушским научно-исследовательским институтом краеведения, был ученым секретарём института и заведующим аспирантской подготовкой.

Гений Дошлуко проявляется в разных областях культуры. Поэма «Поток Армхи», написанная им в 1934 году, покоряет читателей силой образного воспроизведения могучей и красивой природы Кавказа, которую так любит и чувствует автор. И в научном и в поэтическом поиске Дошлуко воспевал дух народа, его несгибаемость и решительность.

Д. Д. Мальсагов посвятил себя науке и подходил к этой работе со всей ответственностью. Он является автором вузовских и школьных учебников по ингушскому языку и литературе. Огромное значение придавал Дошлуко школьному образованию, как основе основ дальнейшего обучения человека.

Вместе с народом Д. Мальсагов перенёс тяготы изгнания с родной земли в 1944-1957 годах. Незадолго до депортации ингушского народа в Казахстан и Среднюю Азию, докторанту Дошлуко Мальсагову было предложено переехать в город Москву со своей семьёй для продолжения научной деятельности. Но для Дошлуко не было понятия жизни вне судьбы своего народа. Ответ его был единственно возможным для него: «Я буду со своим народом».

Вместе со всеми пережил он трагические годы депортации вдали от Родины, с болью в душе осознавая всю величину трагедии народа. Очередной раз сохраняясь, сопротивляясь насильственному уничтожению, «народ черпал ум, энергию и веру в самом себе. Народ ни разу не усомнился, что вернется» и выстоял, сохранив уникальную национальную культуру.

В Киргизии вокруг Дошлуко собиралась научная и творческая интеллигенция. Он всегда готов был поделиться знаниями, помочь, подсказать, направить. Помимо научной работы, он, будучи авторитетным человеком в народе, помогал в решении многих житейских вопросов. Был безотказным там, где нужна была помощь. Он был великодушен, радовался, видя добрые дела. И неважно кому они были адресованы, важно для него было добро, исходящее от людей. Не понимал Дошлуко тех, кто приступал нормы человеческого достоинства, ради каких бы то ни было целей. Ему было искренне жалко тех, кто мельчит и мельтешит.

Всё время в душе учёного оставалась тоска. Тоска по Родине. Постоянной тревогой и заботой Дошлуко и его соратников было решение вопроса возвращения людей на Родину. Вместе с интеллигенцией он пишет письма, обращения, телеграммы в Москву, кропотливым каждодневным трудом приближая День возвращения народа на Родину.

1957 год. Счастливые люди устремились на Родину. «Мы обрадовались тому, что, наконец, ингуши и чеченцы могли поступать свободно в вузы страны и думали разъехаться по разным городам, но нас остановило мудрое слово Дошлуко Доховича Мальсагова. Он сумел сплотить наш студенческий коллектив и убедить всех в том, что учиться мы должны у себя на Родине», — вспоминают это время первые студенты Чечено-Ингушского педагогического института.

Салман Азиев, Тамара Тонтовна Мальсагова, Багаудин Зязиков, Дошлуко Мальсагов и другие были их учителями и наставниками. Лекции Дошлуко Доховича, преисполненные благородства и широты кругозора, помнили все до конца жизни: «Незабываемые ощущения. Мы не могли садиться, когда Он читал лекции. Представляете какое огромное уважение имел этот Человек, если мы студенты, испытывали одинаково такое чувство! Это был удивительный Человек! Он владел таким искусством речи, что не было необходимости что- либо потом ещё учить. Он говорил простым, убедительным и добрым голосом. Дошлуко Доховича можно было слушать бесконечно долго».

Будучи директором, Дошлуко Дохович с энтузиазмом взялся за восстановление Чечено-Ингушского научно-исследовательского института языка, истории и литературы. Находился в то время институт в двухэтажном здании по улице Красных фронтовиков в городе Грозном на 2-ом этаже, на 1-ом этаже размещалась редакция газеты «Сердало».

Д. Д. Мальсагов был выдающимся деятелем народного просвещения Чечено-Ингушской АССР. Он воспитал многих талантливых педагогов, ученых, писателей и журналистов. Обращаясь к педагогам, Дошлуко в одном из своих выступлений говорил: «Вы, будущие учителя, должны видеть у своих учеников, в своей аудитории не только плохое, но и хорошее... плохое легче и прочнее изживается, если ему, плохому, противопоставляется хорошее и прогрессивное».

Широкий отклик вызвал у ученых страны и зарубежья труд Дошлуко Доховича «О некоторых непонятных местах в «Слове о полку Игореве» оригинальностью и новизной проблемы. Этим исследованием Дошлуко Дохович вызвал внимание широкой аудитории и к вопросу исторических связей Древней Ингушетии и Древней Руси, подтверждением чему являются многочисленные русско-ингушские лексические параллели, встречающиеся в древнерусской поэме.

Постоянной заботой и любовью Дошлуко Доховича были и оставались горы с уникальными памятниками старины. Он неустанно писал о ценностях уникальной архитектуры древности, необходимости их сохранения. «Благодарю за последние фотоснимки с храма Тхаба-Ерды», — пишет ему Е. Крупнов, и сообщает о том, что он прикладывает усилия со своей стороны для реализации призыва ЮНЕСКО об охране памятников культуры человечества и приказов Министерства СССР и РСФСР об этом. «Ставлю вопрос о необходимости в 1965 году начать реставрацию указанного храма и превращения в заповедник уникального башенного комплекса селения Эрзи», — сообщает он Д. Мальсагову.

«Мудростью народа», — называл Дошлуко Мальсагова Идрис Базоркин. За культуру народную, за право сохранять её ценности и брать то лучшее, что заложено в ней, ученый страдал не однажды.

Д. Д. Мальсагов был исследователем, драматургом, переводчиком. Его перу принадлежат переводы произведений Н. Гоголя, М. Лермонтова, И. Крылова, А. Горького и мн. др. Дошлуко всегда был в гуще событий общественной, социальной и культурной и образовательной жизни народа. Активно участвовал он в работе научных конференций, педагогических чтений, участвовал в написании учебников для школ Ингушетии. Будучи директором Чечено-Ингушского научно-исследовательского института, включил в план работы института раздел «В помощь школе».

С ним дружили видные ученые: А. Н. Генко, Б. Далгат, Е. Крупнов, Д. С. Лихачёв, А. С. Чикобава, Д. С. Имнайшвили и др. Нравственной чистотой, глубоким умом притягивал к себе людей Дошлуко Дохович, первый профессор ингушского народа, Человек благородной души, большого ума.

Дошлуко был ученым-исследователем, но, прежде всего, был Человеком с большой буквы. «Бывало, он увлеченно работал в своем кабинете, не видя и не слыша вокруг никого, но если вдруг кто-то появлялся со своей проблемой, он все оставлял и выходил к посетителю незамедлительно, а то и уходил вместе с ним решать его проблему. Самородок, мудрец, демократ и традиционалист, патриот и интернационалист. Къонах!», — вспоминала Р. Ахриева.

Д. Д. Мальсагов противостоял тоталитарному режиму. С болью читаешь письма Дошлуко о том, что приходилось ему преодолевать. «Всю свою сознательную жизнь честно жил и трудился. Для себя лично ничего не прошу... Правду и справедливость в Чечено-Ингушетии я не нашёл, поэтому вынужден обратиться в Центральный Комитет нашей партии», — пишет в одном из своих последних писем Дошлуко.

Всегда и везде Дошлуко оставался самим собой. Все свои знания и огромный труд вложил он во славу и просвещение ингушского народа. Он никогда не знал на этой работе ни отдыха, ни усталости, он сгорел на этой работе. Он очень любил маленький ингушский народ.

Дошлуко ценил жизнь, жил достойно, жил жизнью народа, его чаяниями и надеждами. Другой жизни для него не было. Ему присуще были такие черты характера как простота и достоинство. Это придавало ему особую изысканность и интеллигентность. С ним хотелось общаться, быть лучше, сильнее и полезнее обществу.

Значение научных трудов Учёного и высокого интеллигента Д. Д. Мальсагова было отмечено в 1960 году Почетной грамотой Президиума Верховного Совета ЧИАССР, в 1961 г. медалью «За трудовую доблесть», высшим орденом Республики Ингушетия — «За заслуги» посмертно и отмечено памятью людей, снова и снова возвращающихся к его имени, чести, слову.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Комментарии 1

В 1962-1964 годах во время службы в Хабаровске я прочёл в худ.романе местного писателя о революции на Дальнем Востоке и о Члене Ревкома Чукотки Якубе Мальсагове,вернувшегося из Аляски , где навестил своего брата Сандро-владельца судоходной компании. В романе он был представлен как осетин. Я написал своему сокурснику Ахмеду Мальсагову (винодел) о своем открытии.Ахмед написал,что сообщил Дошлуко (Дала гешт долд цун).С этого началось восстановление подвига и Якуба и его брата Сандро,на своих пароходах перевозившего из Аляски оружия для большевиков,которое он закупал на свои деньги.Якуб принимал самое активное участие в победе революции на Чукотке.Все Члены Ревкома Чукотки были расстреляны белогвардейцами и им стоит памятник в Анадыре. На обелиске есть имя Якуба Мальсагова.

Новости