Каждый человек — это целый мир

К 25-летию трагедии в Пригородном районе и городе Владикавказе

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0

Осень 1992 года выдалась очень солнечной и теплой. Как обычно бывает, сельчане готовились к зиме: убирали урожай картофеля, кукурузы, консервировали овощи, фрукты.

Наступил октябрь, ничто не предвещало трагедии — вооруженного столкновения в селах Пригородного района, где компактно проживали в большей своей части этнические ингуши. Село Чермен (ингушское название до 23 февраля 1944 года — Базоркино) ничем не отличалось от других сел. Только последние две недели октября выдались неспокойными. Приходило то одно, то другое известие о том, что состоятся похороны. Так, 22 октября 1992 года сообщили, что убит Хаутиев Ибрагим Магомедович, и нужно ехать на похороны в поселок Южный.

Как ведется на Кавказе, родственники от Баркинхоевых выехали на похороны. Оказалось, что Хаутиева и его друга Пугиева расстреляли. Ингуши, жители поселка Южного и приехавшие на похороны родственники, были возмущены, так как подобных случаев ранее не наблюдалось. Отец погибшего заверил присутствующих, что в законном порядке привлечет к ответственности виновных, тем более что их личности сразу были установлены. Впоследствии, уже после трагических событий осени 1992 года, виновных в убийстве Хаутиева и Пугиева осудили на 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима, то есть виновные понесли наказание по закону.

Но вернемся к трагическим событиям в Чермене (Базоркино), где 3, 4 и 5 ноября 1992 оказались в заложниках жители села ингушской национальности, не покинувшие свои дома. Судьба их до сих пор не установлена, а прошло уже 25 лет.

Вспомним их имена

Баркинхоев Хасан Бибертович, 12 мая 1923 года рождения, уроженец села Чермен (Базоркино) Пригородного района ЧИАССР. Пенсионер, по специальности ветврач, ветеран ВОВ. Остался у себя дома и не вышел из села, так как по телевидению шла информация, что в зону конфликта прибыли миротворческие силы, чтобы разъединить конфликтующие стороны. Хасану Бибертовичу было тогда 69 лет.

Более того, из-за отца не вышел из села и его сын Баркинхоев Руслан Хасанович, 1952 года рождения, который 31 октября был на своей работе в учхозе СПТУ-1 села Чермен. Ему было всего 40 лет и у него осталось четверо детей, старшему из которых едва исполнилось пять лет. Младший сын его (уже пятый ребенок) родился в апреле 1993 года.

Отмечу, что Баркинхоев Х. Б. был старшим среди своих братьев, и все другие прислушивались к его мнению, тем более он утверждал и заверил, что государство не допустит беспорядков и беспредела в отношении граждан, не совершивших преступления.

Была еще одна причина, по которой Баркинхоевы не ушли из своих домов. 31 октября 1992 года срочно был вызван на работу в Пригородный райотдел милиции племянник Хасана, который работал милиционером в селе Октябрьском. Все родственники беспокоились о его судьбе, так как вечером 31 октября он не вернулся домой.

В первых числах ноября 1992 года проводился обстрел села Чермен в районе моста из тяжелого орудия, а также работали снайперы. Много домов было сожжено. А на околице села, на черменском шоссе, были расстреляны люди и автомобили. Оставшиеся ингуши скрывались в подвалах и в своих домах.

Баркинхоеву Хусену Бибертовичу было 59 лет (1933 года рождения). У него осталось пятеро детей. Старшему сыну тогда исполнилось 28 лет.

Хусен одиннадцатилетним ребенком был депортирован в 1944 году. В его памяти были свежи еще воспоминания тех страшных лет, когда голод и холод сопровождали в ссылку его народ. 22-летним парнем, осенью 1956 года, он вернулся на Кавказ, на родину предков, и провел зиму в землянке, вырытой в 50 метрах от своего родного дома. Он не верил, что беззаконие в отношении ингушского народа повторится. Когда его уводили преступники, в мыслях у него было только одно: что с сыном Русланом, который ушел 31 октября 1992 года на работу в райотдел милиции? Что с семьей, которая покинула свой очаг 1 ноября? Живы ли?

Не пришлось узнать Хусену о том, что сын Руслан, лейтенант милиции, был спасен его сослуживцами, и он благополучно через леса добрался до родственников, что все они до сих пор ищут своего отца, обращаясь во все инстанции. Но результата нет. Хусен Бибертович числится в списках без вести пропавших уже 25 лет.

Баркинхоев Султан Джамалдинович, 1927 года рождения, уроженец села Чермен (Базоркино) Пригородного района ЧИАССР. В пятилетнем возрасте остался круглым сиротой. Он вырос в семье своего двоюродного брата Хасана, которая была многодетной. Шестнадцатилетним подростком Султан, как и все ингуши, был депортирован в Северный Казахстан. В 20 лет его женили, так было легче выжить. И вот в 1949 году родился его первенец Борис, а затем еще девять сыновей и две дочери. Султан как бы хотел восполнить свое одиночество, чтобы была большая семья.

Вернувшись, как и все на родину, Султан уже не стал ждать ни от кого помощи. Жилья у него не было, и он стал строить дом. Государство выдало ссуду на строительство. Потихоньку жизнь налаживалась, и чтобы содержать свою большую семью, Султан, уже имевший профессию шофера, стал дальнобойщиком. В рабочем коллективе его уважали.

В ноябре 1992 года ему было 65 лет. Будучи на пенсии, Султан не бросал свою любимую работу. Эту профессию переняли его дети и внуки, но не суждено было Баркинхоеву Султану насладиться жизнью на старости лет. Он не знает, как живут его внуки, которых у него более 45, не знает, как его искала семья все эти 25 лет.

Баркинхоев Борис Султанович, 1949 года рождения, вместе с отцом Султаном и всеми Баркинхоевыми был взят в заложники 4 ноября 1992 года. Это были суровые дни. Ничего не подозревавшие жители села Чермен занимались своим хозяйством, личными делами. Вот и Борис (отец пятерых детей), находясь в отпуске, хотел поехать в санаторий отдохнуть. Но ему было тревожно, поэтому поездку Борис отложил, как оказалось надолго.

Уже 31 октября 1992 года стало понятно по разрывам снарядов и автоматным очередям, что обстановка напряженная. Хотя в том районе, где жили Баркинхоевы, все было спокойно — и осетины и ингуши находились в своих домах. Все выходили на улицу и спрашивали друг у друга: что случилось?

После обеда 31 октября 1992 года, когда события начали развиваться стремительно, Борис предложил вывезти женщин и детей в Назрань к родственникам, пока все не наладится. Так он и вывозил всех родственников и односельчан до глубокой ночи. Два раза машину Бориса обстреляли, но он, будучи профессионалом, выводил свою легковушку из-под обстрела. В ночь с 31 октября на 1 ноября 1992 года район моста сильно обстреливали из тяжелого орудия. Загорелись первые дома. К утру обстрел прекратился, и Борис опять стал вывозить оставшихся женщин. 1 ноября 1992 года после обеда он сделал свой последний рейс с женщинами и детьми в сторону Назрани и вернулся засветло назад домой, где был его отец Султан и дяди по отцу. Находился Борис у себя дома во дворе, до того момента, пока его не окликнули. Он открыл дверь, и его тут же схватили и вывели на окраину села, где поместили в грузовик. Там уже были все Баркинхоевы и другие жители села ингушской национальности. Это было утром 4 ноября 1992 года.

Вот уже 25 лет Баркинхоев Борис Султанович, отец пятерых детей, старшему из которых в ноябре 1992 года было 17 лет, числится в списках без вести пропавших. Ему не суждено узнать, что у него сегодня уже 22 внука и один правнук. До сих пор его младший сын Аслан, которому в 1992 году было всего 11 лет, не покладая рук обращается во всевозможные инстанции, чтобы установить судьбу своего отца, которому в 1992 году было 43 года. Результата нет.

Судьба Баркинхоева Башира Ахметовича, 1962 года рождения, сложилась не менее трагично, чем у всех остальных Баркинхоевых. Он житель Ингушетии (село Новый Редант), но в тот злополучный день, как и многие, ничего не подозревающие граждане, выехал во Владикавказ 31 октября 1992 года, чтобы купить новый костюм, так как у родственников в воскресенье, 1 ноября, была свадьба. Башира задержали на автобусной остановке около кинотеатра «Дружба», где-то после обеда 31 октября 1992 года. Ему было всего 30 лет.

С тех пор о судьбе Башира ничего не известно. Отец его обращался с известными ему фактами в правоохранительные органы и Северной Осетии, и Российской Федерации. Результата нет. Ахмет Баркинхоев, отец Башира, тяжело заболел. Морально и физически ему тяжело только потому, что он не смог найти сына. Сердце отца не вынесло такую несправедливость, но до последнего Ахмет ищет своего сына. Да поможет ему Всевышний Аллах!

Богатырев Ахмед Сосланбекович родился в 1932 году в селе Чермен (Базоркино) Пригородного района ЧИАССР в семье крестьянина. Ахмеду было всего 13 лет, когда его, как врага народа, сослали в далекие казахские степи. Он всегда помнил этот трагический день — 23 февраля 1944 года. Его семье удалось взять с собой два мешка кукурузы и свежее мясо. Это была большая удача и для семьи и для тех, кто не успел ничего взять с собой. Повезло и по прибытии в Казахстан, когда они попали в город Алма-Ату. Предприимчивость отца семейства спасла их от голодной смерти, так как он стал работать на животноводческой ферме.

Так же, как и многие ингуши, на историческую родину семья вернулась в 1957 году. Взяли ссуду, получили землю и построили свой дом рядом с Баркинхоевыми. Судьба так распорядилась, что первенец в семье у Ахмеда появился, когда ему было уже 53 года. Родилась дочь Фердовс. Это было позднее отцовство, но Ахмед решил отпраздновать это событие, как будто появился долгожданный сын. Через два года в семье появился и сын, которому отец был безмерно рад.

Время шло своим чередом, но наступили зловещие события осени 1992 года, когда Ахмед, который обрел смысл жизни в своих детях и жил простой мирной жизнью, разом понял, что наступает крах его мечтам. Он очень хорошо помнил депортацию, никогда не участвовал в политических движениях, жил спокойно в семье, умел читать Коран и почитал Всевышнего. Ахмед стал советоваться с соседями, и все решили, что женщин и детей надо отправить в Назрань к родственникам, так как вокруг было неспокойно. Так и сделали, но сам Ахмед, а ему было уже 60 лет, не хотел оставить свой дом и хозяйство — у него было много крупного рогатого скота, так как он этим содержал свою семью.

Богатырева А. С. постигла участь его соседей Баркинхоевых, с которыми его взяли в заложники 4 ноября 1992 года. Он смиренно принял участь своих односельчан. Ахмеду не суждено узнать, что у него 8 внуков, что его сын Магомед, став взрослым, ищет своего отца и что дети его чтут память о нем, как о самом лучшем отце в мире!

Нальгиев Халит Жабраилович, 1961 года рождения, уроженец села Чермен (Базоркино), где и проживал до 31 октября 1992 года. В семье Халита уже рос сын, который помнит отца только по рассказам близких людей.

Накануне трагических событий, где-то числа 20 октября 1992 года, Нальгиев был в гостях у своих родственников по линии матери в поселке Карца. В Пригородном районе уже было неспокойно. Приехав домой, Халит предупредил близких, что возможно будет ухудшаться обстановка и тогда надо будет вывозить из Карца родственников, если понадобится.

Прошла неделя. И уже 31 октября из сел Пригородного района на легковых автомобилях начали вывозить женщин и детей. В селе Чермен все как будто было спокойно до обеда этого дня. Личного транспорта у Халита не было, но посоветовавшись с семьей, он решил выехать в Карца к родственникам на попутных машинах. Халит считал, что его семья находится в безопасности в Чермене.

Нальгиев остановил попутный автомобиль, который направлялся в сторону Владикавказа. В автомашине оказались два брата Хазбиевых, которые выехали искать своего старшего брата во Владикавказе. Передав своим родственникам, с кем он уехал, Халит выехал в Карца на темно-вишневой «девятке». Со слов очевидцев, этот автомобиль видели в селении Куртат. С тех пор о Халите нет никаких известий.

Нальгиеву Халиту был всего 31 год. Сегодня его сыну почти столько же. Он вырос без отца, и забота о нем легла на плечи его дяди — Магомеда. Помогали, конечно, все родственники — кто как мог, чтобы ребенок не чувствовал себя обделенным, но отца все равно никто не заменит.

Цуров Ахмед Зимулович, 1942 года рождения, уроженец села Шолхи Пригородного района ЧИАССР. Проживал в поселке Карца, уведен 6 ноября 1992 года группой вооруженных лиц на глазах у жены, которая пыталась препятствовать им, но получив угрозы в свой адрес, вынуждена была вернуться в военный городок Спутник, где ждали ее девять несовершеннолетних детей. 25 лет Цуров числится в списках без вести пропавших.

Многодетная семья Цурова жила в мире и согласии. Глава семьи в двухлетнем возрасте, как враг народа был депортирован вместе с родителями в феврале 1944 года в Казахстан, откуда они вернулись на родину в 50-х годах прошлого века. Ахмед был очень законопослушным гражданином и так же ответственно относился к воспитанию своих детей.

Семья Цурова все эти 25 лет обращается во все инстанции, но пока безрезультатно. Дети Ахмеда выросли, получили образование, обзавелись своими семьями. Пять дочерей и четыре сына не признаны потерпевшими официально, уже не говоря о его супруге, которая вырастила достойных граждан страны. Дети продолжают разыскивать отца.

Баркенхоев Джамбулат Магометович, 1975 года рождения, житель поселка Южный Северной Осетии. В возрасте 16 лет был убит при выезде из поселка 2 ноября 1992 года — в машину попал снаряд. Похоронен юноша в селе Ольгетти Джейрахского района Ингушетии.

Джамбулат был вместе со своим другом Саутиевым Мусой Артхоевичем, который был за рулем машины. Они вывозили женщин и детей из Южного до села Чми, чтобы они могли через горы уйти в Ингушетию. Джамбулат и Муса погибли сразу, а их пассажиру Ахильгову повезло, так как он был только тяжело ранен в голову. Его спасли и вывезли в сторону грузинского села Казбеги, где он получил квалифицированную медицинскую помощь.

Баркенхоев Джамбулат рос музыкально одаренным ребенком. Любимым музыкальным инструментом его была гитара. Он прекрасно пел. Принимал активное участие в дворовых музыкальных представлениях и был членом музыкальной группы, как гитарист, при доме культуры поселка Южный. Сверстники его уважали, а со старшими, не зависимо от национальности, у Джамбулата складывались прекрасные отношения, так как это был очень воспитанный и жизнерадостный молодой человек.

Трагедия осени 1992 года стала неожиданностью для семьи Баркенхоевых. Каждый из ребят занимался своим делом по хозяйству, так как они строили дом. Мать семейства Айшат, которая одна без мужа растила троих детей, 31 октября пошла на работу на фирму «Казбек». В ночь с 31 октября на 1 ноября начался обстрел поселка Южный. Рано утром в воскресенье, 1 ноября, Айшет собрала семью, стали решать, что же им делать дальше. Решили, что надо вывозить женщин, детей, стариков. Собрались ребята — ингуши, у кого были легковые автомобили, и стали подвозить людей до Чми, чтобы они оттуда пешком, через горные тропы, вышли в село Джейрах. Другого пути не было, так как на окраине села со стороны Владикавказа уже стояли вооруженные группировки.

Джамбулат попросил своего друга Саутиева, чтобы он вывез мать, сестру Лейлу и еще нескольких женщин. Юноша не остался с матерью и сестрой, а снова выехал с Саутиевым вывозить женщин и детей. Как Айшет ни умоляла сына не ехать обратно, Джамбулат ответил, что его совесть не позволяет ему отсиживаться в безопасном месте, когда творится такое.

От перенесенного стресса и всех невзгод тяжело заболел старший сын Айшет Ваха. После продолжительной болезни он скончался в 2003 году. Так мать потеряла двух своих сыновей. Все эти 25 лет Айшет корит себя за то, что не смогла сохранить жизни своим сыновьям. До сих пор она не может добиться того, чтобы виновные в гибели его сына Джамбулата понесли наказание по закону.

Мальсагов Назир Назирович, 22 июля 1975 года рождения, житель города Назрани, был студентом второго курса финансового техникума (очное отделение), расположенного в городе Владикавказе. Директором этого техникума в то время был Хачиров Науруз Мусаевич. Назир был взят в заложники 10 ноября 1992 года прямо в учебном заведении и увезен в неизвестном направлении на автомобиле марки «Жигули» желтого цвета. Ему было всего 17 лет. Судьба его не установлена даже спустя 25 лет.

Семья Мальсаговой Зины Мажитовны, заслуженного учителя Ингушетии, отличника образования Российской Федерации, проживала в административном округе Альтиево города Назрани. Дети — дочь Залина и сын Назир — росли в неполной семье, так как их отец, Мальсагов Назир Юсупович, военнослужащий, погиб при исполнении служебных обязанностей за 7 месяцев до рождения своего сына. Велико было горе в семье после этой трагедии, дедушка Мальсагов Юсуп Исаевич назвал родившегося внука в честь своего сына — Назиром. Все родственники поддержали дедушку.

Будучи грамотной женщиной и учителем по образованию, Зина Мажитовна приложила все свои силы и возможности, чтобы воспитать достойными членами общества своих двоих детей. Дочь Залина Назировна окончила школу с золотой медалью и имеет два высших образования. Сын Назир Назирович окончил школу с серебряной медалью, и мать решила дать ему хорошее образование в городе Владикавказе. Выбор пал на престижный финансовый техникум.

Зина Мажитовна всегда контролировала своих детей. Вспоминая детские годы Назира, она отмечает, что сын всегда старался во всем помочь ей. Так как он рос в семье, где не было отца, в нем с детства воспитывали чувство ответственности. Назир понимал, что он у матери единственный сын и является опорой матери и сестре. Его очень любили дедушка и бабушка.

Будучи студентом финансового техникума, Назир жил в общежитии, где о нем также очень хорошо отзывались. У него не было вредных привычек, однокурсники его уважали, так как он дружил со всеми. Это подтверждается тем, что когда случились трагические события в Пригородном районе и городе Владикавказе в октябре-ноябре 1992 года, Назира Мальсагова спасали именно однокурсники, среди которых был и осетин Гамбетов Феликс, и русская Танчина Инна, и татарин. Однокурсники сообщили Мальсагову, что домой в Назрань на выходные ехать через весь Владикавказ небезопасно.

Учитывая, что обстановка была нестабильной, руководство финансового техникума разрешило студентам не выходить на учебу, пока все не наладится. Недолго думая друзья взяли с собой Мальсагова и выехали в Ставропольский край в город Зеленокумск. Там ребята жили у своего однокурсника, родители которого целую неделю гостеприимно относились к ним.

Прошло время, и ребятам сообщили, что можно вернуться во Владикавказ для продолжения учебы. Но эти студенты не знали о массовом захвате в заложники ингушей по национальному признаку. За рулем легкового автомобиля был отец студентки Танчиной Инны. И с ее слов позже стало известно, что по приезде в финансовый техникум их встретила разъяренная толпа с возгласами — приехал заложник! Сокурсника Назира Мальсагова, осетина Гамбетова Феликса, толпа жестоко избила. Его самого забрали.

Так сначала чудом спасенный юноша Мальсагов Назир, не зная о том, что происходит в Пригородном районе, сам вернулся к ослепленным ненавистью субъектам, назвать людьми которых язык не поворачивается. Все эти годы его родственники, и в первую очередь мать, пытались найти Назира. Но о его судьбе ничего не известно. Мать лишилась единственного сына, вина которого была лишь в том, что он родился ингушом.

Сколько таких подобных случаев, сколько сирот без отца воспитали матери! Сколько родителей потеряли в этой кровавой бойне своих детей, которые на момент конфликта учились в учебных заведениях города Владикавказа! Это не единицы и не десятки, это тысячи разбитых судеб, почти две сотни пропавших без вести. Этому людскому горю нет предела, поскольку каждый человек — это целый мир.

Елизавета Баркинхоева

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости