Медико-санитарная служба и участие медиков Ингушетии в ВОВ

Медики Ингушетии в страшные годы войны проявили патриотизм и милосердие

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0

Из Ингушетии, как и по всей стране, были призваны на фронт и находились в разных эвакогоспиталях и медицинских санитарных батальонах врачи, хирурги, военные фельдшеры, медсестры, санинструкторы, санитары.

Медицинские работники госпиталей и санбатов, находившихся на территории Ингушетии (в период обороны Кавказа), испили горькую чашу военного времени. В обслуживании раненых и больных во время войны участвовала не только медицинская служба вооруженных сил, но и органы здравоохранения на местах, а с ними вместе сотни людей, далеких от медицины. Жители сел и городов помогали госпиталям, оказывая физическую и материальную поддержку.

Младший медицинский персонал приходилось готовить на краткосрочных курсах. Такая работа проводилась и в Чечено-Ингушетии. «В июле 1941 года было создано 8 школ медицинских сестер с общим контингентом 262 человека, 14 санитарных дружин, в которых обучалось 500 комсомолок». Многие из них добровольцами уходили на фронт.

В то время в ЧИАССР было не так много профессиональных врачей. И все они были на фронте. Из Ингушетии добровольцами ушли на фронт врачи: Фатима Льянова, сестры Асият и Нина Тутаевы, Курейш Угурчиев, Сайпутдин Дзортов, Сафарбек Нальгиев, Абдул-Бек Маматиев, Сулейман Долтмурзиев и другие.

Подполковник медицинской службы Фатима Хадыжковна Льянова, уроженка селения Редант Пригородного района Ингушетии, служила в Кронштадте, затем в блокадном Ленинграде была начальником военно-полевого госпиталя. Оставив малолетнего ребенка с престарелым отцом, она ушла на фронт в 1941 году. Природная красота и благородство сочетались в ней с твердым характером и храбростью. О ее мужестве говорят награды: орден Красной Звезды и Красного Знамени, Отечественной войны I степени, медаль «За оборону Ленинграда».

Майор медицинской службы, военврач 2-го ранга, ученая Асият Идрисовна Тутаева, 1906 г. р., уроженка селения Насыр-Корт, до войны работала в селениях Ахки-Юрт, Базоркино Пригородного района Ингушетии, защитила кандидатскую диссертацию в Ленинграде. Служила Асият в передвижном военном эвакогоспитале. Более двух лет лечила она раненых. В октябре 1944 года погибла от рук фашистов.

Капитан медицинской службы Нина Идрисовна Тутаева, 1907 г. р., уроженка селения Насыр-Корт, всю войну была ординатором 6-го военно-санитарного поезда. Была награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Майор медицинской службы Курейш (Константин) Юсупович Угурчиев, 1918 г. р., уроженец селения Экажево, студент Омского медицинского института, незадолго до окончания вуза был призван в армию и направлен на финскую войну. В 1941 году Курейш Угурчиев служил в медсанчасти Астраханского военно-пехотного училища, затем в составе медико-санитарного батальона 81-й стрелковой дивизии прошел дорогами войны. Нередко приходилось Угурчиеву вместо хирурга становиться у операционного стола. Курейш Угурчиев имел правительственные награды, в числе которых были и боевые: орден Красного Знамени и Отечественной войны I степени; медали «За боевые заслуги», «За отвагу» и др.

Лейтенант медицинской службы, военный фельдшер Сайпутдин Саидович Дзортов, уроженец селения Барсуки Назрановского района, находился на службе в госпитале Ленинграда во время блокады. Был награжден орденом Красного Знамени и медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией».

Сафарбек Эльбердович Нальгиев, выпускник Бакинского мединститута, аспирант кафедры факультетской терапии Ленинградского мединститута, в июне 1941 года ушел на фронт в составе санитарной роты 188-го медсанбата Ленинградского фронта и служил начальником санитарной роты.

Медики совершали в годы войны подвиги милосердия. Большую роль играли медицинские сестры, санитары. Быстрый вынос тяжелораненых с поля боя, оказание первой медицинской помощи и эвакуация в тыл требовали мужества, сил и четкой организации.

Многие санитары погибали, спасая жизни других. Санитарная служба имела огромное значение и была особенно важной в годы войны, что подтверждается указом «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу», подписанным 23 августа 1941 года И. В. Сталиным. Согласно этому указу, предписывалось представлять к награждению санитаров и санитаров-носильщиков за вынос раненых с поля боя с их оружием: за вынос 15 человек представляли к медали «За боевые заслуги» или «За отвагу», 25 человек — к ордену Красной Звезды, 40 человек — к ордену Красного Знамени, 80 человек — к ордену Ленина.

Мухарбеку Татархановичу Шахмурзиеву, уроженцу Владикавказа, санинструктору 209-го стрелкового полка 162-й стрелковой дивизии 70-й армии, приходилось и раненых спасать, и воевать с фашистами. В 1943 году Мухарбек Татарханович был дважды ранен под Курском, весной 1944 года получил ранение на Украине, в 1945 году — под Кенигсбергом. Кавалер многих боевых наград, воевал сам и спас не одну жизнь.

Сулейман Дахиевич Паров, 1913 г. р., уроженец селения Сурхахи, в первые годы войны служил в Красной Армии бойцом и санитарным инструктором на военно-санитарном поезде № 1074.

Асхаб Мирзоевич Гапурхоев, уроженец селения Матхалдук, бывший сельский стоматолог, в 1941 году досрочно окончил танковое училище в Благовещенске. В 1942 году, попав в госпиталь из-за ранения, стал помогать медперсоналу и некоторое время работал в госпитале под Смоленском.

Рискуя жизнью, санитары выносили раненых солдат с поля боя, спасали из-под бомбежек. Но случалось и так, что под вражескими бомбежками они погибали вместе с ранеными.

Гвардии старшина медицинской службы Михаил Горнакиевич Булгучев, 1922 г. р., кавалер орденов Красной Звезды, Отечественной войны II степени и медалей, прошел дорогами войны бойцом и санинструктором от Терского хребта до Альпийских гор.

Среди санитарных инструкторов и санитаров в годы войны было 40% женщин. Нередко хрупкие медицинские сестры помогали выносить раненых с поля боя.

Медицинская сестра Елизавета Анатольевна Манкиева (Кикина) оказалась на передовой на самом сложной участке Ленинградского фронта в военном госпитале № 3354. Раненые с благодарностью отмечали заботливую и добродушную медицинскую сестру. Здесь она и встретила героя из Ингушетии Аюпа Манкиева, с которым потом связала свою судьбу семейными узами.

В первые годы наступления германских войск, в том числе в направлении Кавказа, в Ингушетии действовали лечебные учреждения различных направлений.

Под городом Малгобеком проходила важная стратегическая линия фронта. Фашисты рвались к грозненской и бакинской нефти, но даже предположить не могли, что встретят решительное сопротивление в ингушском Малгобеке.

Город несколько раз переходил из рук в руки, но враг был остановлен. Сегодня Малгобек — город воинской славы. В ходе Малгобекской оборонительной операции было много жертв, было много раненых.

Госпитали и медсанчасти были переполнены. По данным Архивной службы Республики Ингушетия за 1942 год: в городе Назрани в 1941–1942 годах действовали: эвакуационный госпиталь № 31793, 3 полевых госпиталя (№ 576, 332, 4326), Управление головного полевого эвакуационного пункта с эвакоприемником № 53; в селении Галгай-Юрт в 1943 году — Управление головного полевого эвакуационного пункта с эвакоприемником и полевой подвижной госпиталь № 4359; в селении Средние Ачалуки в 1942–1943 годах — 2 медико-санитарных батальона (№ 141, 197) и 2 полевых подвижных госпиталя (№ 4326, 4357); в Серноводске в 1941–1943 годах действовало 4 полевых эвакуационных госпиталя (№ 576, 332, 4358, 5203), 3 эвакуационных госпиталя (№ 2140, 3204, 3216) и инфекционный госпиталь № 2273; в станице Карабулакской в 1942 году было 2 полевых подвижных госпиталя (№ 2, 4360), эвакуационный госпиталь № 50 и инфекционный госпиталь № 4291; в станице Троицкой в 1942–1943 годах — 2 полевых подвижных госпиталя (№ 4357, 4358); в станице Ассиновской в январе 1943 года действовал армейский госпиталь легкораненых № 1609 и инфекционный госпиталь № 543; в селении Алхасты — полевой подвижной госпиталь № 2338; в станице Орджоникидзевской в декабре 1942 года — эвакуационный приемник № 29 и полевой подвижной госпиталь № 4326 и многие другие.

Больницы, санатории, школы и дошкольные учреждения превращались в военные госпитали. Госпитали были развернуты: в городе Назрань — в зданиях школы № 2 и Дома культуры; в селении Экажево — в здании школы № 1; «в селах Нижние, Средние и Верхние Ачалуки стояли тыловые подразделения Красной Армии, медико-санитарный батальон № 1»; в станице Вознесенкой, в районе «Соляной Балки», на хуторе Картофельное — в Доме культуры им. Чкалова.

Медсанчасти открывались в частных домах, как то было в селении Пседах, в доме Мусоста Батыгова. Нескончаемый поток раненых и развешанный по деревьям перевязочный материал, которого всегда не хватало, вспоминает и сегодня житель села Б. Даурбеков.

Больница селения Галашки работала в режиме госпиталя, в селах Пригородного района Ингушетии — Ангуште, Базоркино были развернуты медсанчасти. «Селение Барсуки принимало раненых из Малгобека, Орджоникидзе и других мест... Когда везли раненых с фронта, дороги от железной дороги до госпиталя бывали забиты повозками... как-то привезли раненых в 50–60 вагонах... Жители ингушских сел без промедления взялись помогать раненым солдатам... в домах многих ингушей можно было встретить выздоравливающих солдат, которые подружились с сельчанами, стали им родными людьми». Жители селения Яндаре несли продукты питания для раненых и врачей госпиталя, который развернулся здесь. И таких примеров множество.

Лечебные учреждения находились в этих местах от одного месяца до трех лет. По мере продвижения фронта они тоже меняли дислокацию. Население республики проявляло большую заботу о раненых фронтовиках, медсанчасти, госпитали располагались практически в каждом селе.

Хирург высокой квалификации Абдул-Бек Азерханович Маматиев, 1914 г. р., с первых дней Великой Отечественной войны участвовал в организации медицинской службы и создании госпиталей в республике. Был ведущим хирургом и начальником лечебного отдела Назрановского военного госпиталя. Он практически не имел замены. По воспоминаниям коллег, в течение суток он спал не более двух часов.

Сулейман Дениевич Долтмурзиев, 1899 г. р., профессиональный врач. До войны заведовал здравпунктом на Ларском руднике, был главным врачом больницы в Назрановском районе (1932–1937). В годы войны руководил госпиталем в селении Ангушт Пригородного района(1938—1943), где работали в составе младшего медперсонала люди из того же селения, в том числе Макшарип Инаркиев. Накануне депортации Сулейман Долтмурзиев был главным врачом ингушской больницы по улице Томаева в городе Орджоникидзе.

Все больницы на тот период работали в режиме военного времени. Линия фронта находилась на подступах к городам Орджоникидзе и Малгобеку, потому раненых везли сюда потоками. Медперсонал с трудом успевал обслуживать больных.

Лейтенант медицинской службы Тамара Измайлова Албогачиева, 1907 г. р., начала медицинскую деятельность еще на финской войне. В начале Великой Отечественной войны служила старшим фельдшером эвакуационного госпиталя Закавказского фронта. Была отмечена наградами: «За оборону Кавказа» и «За победу в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»

Совсем еще юной ушла служить санитаркой на поезде-эвакогоспитале Фатима Мурадовна Базоркина, 1927 г. р. Нередко она ездила до Сталинграда на этом поезде за ранеными. Навыки младшего медицинского работника приходилось осваивать «на ходу».

Самоотверженно трудились врачи и медсестры в подвижных госпиталях, которые, как известно, шли вслед за армией. Поток раненых был непрерывным днем и ночью. Хава Гази-Магомедовна Муцольгова-Точиева, 1907 г. р., жившая в селении Средние Ачалуки в медсанбате, вспоминала: «Особенно много было раненых осенью 1942 года, когда разгорелись бои под Малгобеком. Раненых везли без конца. Медики буквально бегали от одного раненого к другому. Не хватало коек. А между тем, бомбили самолеты, в Малгобеке бушевало пламя, черный дым застилал небо. Старались успевать, но сердце разрывалось от жалости и бессилия перед страшной картиной: огромная поляна, заполненная ранеными. Бывало, раненые с мольбой о помощи умирали на их руках».

Местные жители «приходили, приносили продукты для раненых. А в селах с развитым овцеводством жители приводили скот, тут же во дворе госпиталя резали его и передавали мясо в полевую кухню. Об этом вспоминают старожилы сел Экажево, Ачалуки. Специальные санитарные бригады из числа местного населения несли службу по приему раненых и уходу за ними».

Бывший санинструктор госпиталя в селении Средние Ачалуки Е. В. Пивоварова вспоминает: «Однажды перед зданием госпиталя мы кормили раненых... Подошли два старика из местных жителей, сели недалеко от нас и молча стали наблюдать за нами. Посидели некоторое время, покачали головами и, ничего не сказав, ушли. А вскоре к нам пришли женщины, они принесли свежеиспеченные кукурузные чуреки, глиняные горшки с маслом, круги домашнего сыра. На следующий день принесли вареных кур. Сколько мы находились в этом селе, ачалукские женщины поставляли нам продукты, кто что мог». «Помню, как отец каждое утро из своей отары отправлял по барану в госпиталь в селе Средние Ачалуки», — вспоминает С. Даурбекова, жительница селения Сагопши.

А сколько было простых женщин-домохозяек, которые приходили в госпитали помогать, приносили продукты, готовили горячие блюда. Сколько было их, простых лекарей из народа, в городах и селах Ингушетии (да и всей страны), которые, вспоминая народные средства, тоже старались спасти хотя бы еще одну жизнь.

Житель селения Средние Ачалуки Хамзат Гогиев помнил, как некоторых раненых, уже, казалось, безнадежных и обреченных, спасали жители народным лечением. Аналогичных примеров было много в годы войны. Так, ветеран Великой Отечественной войны Магомед Илезович Озиев, получивший ранение в Гомельской области, вспоминал: «Когда врачи вынесли решение: «ампутировать ноги», я отказался наотрез. И тогда мои ноги вылечила народными средствами аджарка, работавшая медицинской сестрой в госпитале. Каждый вечер она готовила молочные ванны, бросала туда какие-то травы и сажала меня в этот раствор. Через 4 месяца прошла чернота с колен, я пошел на поправку».

В Ингушетии во время битвы за Кавказ и Малгобекской оборонительной операции участвовали в эвакуации раненых, их лечении представители самых разных национальностей: майор медицинской службы из Галашкинского госпиталя Ингушетии Клавдия Андреевна Умётова-Базоркина и ее сестра — капитан медицинской службы Анастасия Андреевна Умётова — бесстрашно выезжали в места жестоких сражений в городах Малгобек, Орджоникидзе. Анастасия Умётова была награждена за мужество орденом Отечественной войны I степени, медалью «За оборону Кавказа» и другими наградами. Работал в госпиталях и медсанчастях майор медицинской службы, командир 518-го отдельного медико-санитарного батальона 414-й стрелковой дивизии Северо-Кавказского фронта Давид Агадович Мосаидзе, 1908 г. р., уроженец селения Рокити Грузии; капитан медицинской службы, дивизионный врач 216-й стрелковой дивизии Северо-Кавказского фронта Ярошев Владимир Абрамович, 1920 г. р., — уроженец города Ростова-на-Дону; санинструктор роты 2-го батальона 11/13-го стрелкового полка 337-й дивизии Монастырская Софья Израиловна; фельдшер роты 2-го батальона 11/13-го стрелкового полка 337-й дивизии Л. А. Иванова; санинструктор 109-го Краснознаменного стрелкового полка Мария Абоскалова; медицинская сестра Евдокия Алексеевна Гагарина, уроженка станицы Орджоникидзевской; Юрия Павловна Андреева, 1918 г. р., уроженка станицы Орджоникидзевской; медицинская сестра Антонина Кузнецова из станицы Нестеровской и многие другие.

Вклад медиков в борьбе с фашизмом отмечался правительственными наградами. К примеру, в период боевых действий под Малгобеком 337-й Стрелковой дивизии с 1 ноября 1942 года по 5 января 1943 года были награждены: орденом Красного Знамени санитары 1131-го санитарного полка Вера Максимовна Вдовиченко, Марина Федоровна Алексеева, Дарья Алексеевна Кожемяко, Капитолина Дмитриевна Добрая; орденом Красной Звезды санинструктор из 1127-го санитарного полка Григорий Павлович Виноградов, из 1129-го санитарного полка Вера Федоровна Огорева; медалью «За отвагу» Мария Ивановна Токарчик, Анна Васильевна Бороздина, Александр Дмитриевич Коротов, Клавдия Николаевна Воронинова; медалью «За боевые заслуги» из 1129-го санитарного полка старший врач Максим Федорович Воробьев и санитар-красноармеец Илья Яковлевич Панкратов.

Нередко полевые госпитали создавались активистами. Уроженец села Инарки Малгобекского района Беслан Малаевич Хасиев, 1926 г. р., вспоминает, что в селе, в его доме, располагался лазарет: «Раненых доставляли с передовой к нам во двор и здесь уже распределяли их по степени ранения, легкораненых лечили на месте, тяжелых везли дальше — в тыл. Чуть выше нашего двора начиналась линия обороны, тянувшаяся до границы с Кабардой. Все населенные пункты ингушей прифронтовой зоны были активно задействованы в обороне и заняты войсками Красной Армии, которым местное население оказывало всяческую помощь. Люди делились с солдатами последним куском хлеба...

Нам приходилось выполнять различную работу и поручения: подносить снаряды к артиллерийским орудиям, доставлять на передовую боеприпасы и пищу для солдат, в том числе помогать при транспортировке раненых...».

Об одном из госпиталей, созданных местными жителями, писали в СМИ: «Редникова В. А. вместе со своими дочерьми Жанной и Зоей на передовой линии фронта при помощи местного населения организовала полевой госпиталь для раненых, который население снабжало продуктами питания и другими необходимыми вещами».

О девушках, спасавших раненых в Малгобеке, пишет журналист З. Солтукиева: «Девушки не требовали для себя каких-либо поблажек, наравне с мужчинами делили все тяготы фронтовой жизни». Военный фельдшер Маруся Варламова, уроженка города Одессы, спасла жизнь более ста раненым. Ее наградили орденом Красной Звезды. Днем и ночью поступали с поля боя раненые. Маруся вместе с врачом Зеленским оказывала первую помощь воинам, сопровождала их в медсанбат. Вражеский снаряд оборвал жизнь девушки«.

Лена Пивоварова, уроженка города Ессентуки «в боях действовала уверенно, выносила с поля боя раненых, оказывала им помощь». «Воевали в Малгобеке четыре Гали. Галина Дубровская... в полк пришла весной 1942 года после окончания курсов медицинских сестер. Худенькая, стройная, с короткой стрижкой волос, она больше походила на сорванца-мальчишку... Бойцы в ней души не чаяли, а она относилась к ним строго. От раненых не отходила сутками. Откуда только брала силы? Дубровская была награждена орденом Красной Звезды... Погибла Галя, когда выносила раненого командира.

Галя Дымченко... задумчивая, молчаливая. Ей было не больше двадцати лет, а у губ и на лбу уже легли морщинки. В Ростове во время бомбежки у нее погибла вся семья. Галя добровольно ушла в армию, чтобы мстить фашистским захватчикам. Дымченко уважали и немного побаивались, особенно молодые солдаты... В конце ноября полк вел бой в лесу. Галя с батальоном шла в атаку. Осколок мины попал в легкие. Ее оперировали, но было уже поздно. В Средних Ачалуках, где размещался медсанбат, вырос еще один холмик...

Галя Шитникова ушла на фронт после окончания трех курсов Медицинского института в Ленинграде. В блокадном Ленинграде похоронила маму и братика. Ее боевая биография была связана с госпиталем... Осколок вражеского снаряда оборвал жизнь девушки.

Галя Гандзюра участвовала в боях под Малгобеком. С тяжелой сумкой, наполненной бинтами и медикаментами, ее видели в ротах и батареях. Не раз с солдатами она отражала атаки».

Часто раненые бывали в подавленном состоянии. Задачей врачей было не только лечить, но и вселять в воинов оптимизм, бодрость духа и уверенность в нашей победе над врагом. Большинству из них предстояло снова вернуться на фронт. А в это время и сами медики испытывали тяжелейшие душевные переживания, ведь они находились всегда среди стонущих, искалеченных людей. Медико-врачебный персонал подвергался огромным нагрузкам, в том числе и психологического характера, видя бесконечный поток смертей, особенно в ходе ожесточенных сражений. Морально-психологический климат в госпиталях и медицинских санитарных частях и батальонах представлял собой особую тему. Она как бы осталась «за кадром».

Поистине, медики совершали в годы войны великие подвиги!

Благодаря самоотверженному труду военных медиков более 72% всех раненых и 90% больных возвращались в строй. Благодаря им были спасены тысячи человеческих жизней. Немалое число врачей, медсестер и санитарок вместе с солдатами и офицерами погибало под бомбежками той страшной войны.

Сегодня за давностью лет трудно назвать поименно всех медицинских работников. Но имена открываются, работа над их выявлением продолжается. Медики Ингушетии, как и всей страны, в те страшные годы проявили высокий гражданский долг, патриотизм и душевное милосердие. Не жалея себя, спасали других. Своими подвигами они давали надежду защитникам страны и многих возвращали к жизни.

«То, что сделано Советской военной медициной в годы минувшей войны, по всей справедливости может быть названо подвигом. Для нас, ветеранов Великой Отечественной войны, образ военного медика останется олицетворением высокого гуманизма, мужества и самоотверженности». Маршал СССР И. Х. Баграмян

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости