День памяти и скорби

Мы не сломались, потому что были едины

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0

 

Человеческая добродетель безмерна и неизмерима в физических единицах. Равно, как и людская подлость. Сегодня, в век безграничного цинизма, обожествления потребительства и вседозволенности, под личиной пресловутых либеральных и прочих ценностей, мы, нет-нет, да и слышим о предпринимаемых попытках облечь подлость в тогу «исторической необходимости» и дальновидной политики.

Как бы мы не изумлялись, есть те, кто все-таки оправдывает сталинскую депортацию народов, то здесь, то там звучат гнусные голоски приверженцев политики Сталина, Берия, Кабулова, Серова...

Зло идет по пятам добра и, единственное оружие, которое способно не позволить злу вырваться вперед — это единство народа перед лицом неминуемых испытаний. Эта мысль красной нитью пронизывала речь Главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова перед тысячами людей, собравшимися на территории Мемориала памяти и славы в Назрани, чтобы отметить День защитника Отечества и 73-ю годовщину сталинской депортации ингушского народа.

— Те, кто нас отправлял на верную гибель, ни сном, ни духом не подозревали, что мы вернемся на Родину — сказал руководитель региона, обращаясь к собравшимся. — Тем не менее, на всякий случай, они подстраховались, и «заложили» мину подлости, выселяя нас, и другие народы именно, в праздничные дни. Они думали, что если мы и вернемся, то нам не дадут поминать погибших от холода, голода и болезней в те, жестокие 13 лет ссылки. Нет! Мы будем помнить эти жертвы чудовищной несправедливости всегда! Мы не забудем, того мудрого старика, который на страшный вопрос своих односельчан «Отец, куда же нас отправляют?» нашел короткий, глубокомысленный и, поддержавший людей в час беды, ответ: «На земле нет места, где нет Всевышнего».

Именно, вера во Всевышнего, мудрость наших предков, наша жизнестойкость, уходящая корнями в века, готовность к взаимной поддержке и самопожертвованию, ради близкого дали нам силы сохраниться как народу, позволили вновь увидеть наши горы. Однако мы не забудем сказать и слова благодарности и нашим защитникам Отечества в праздничный день...

Мемориал памяти и славы... На его огромной площади, сегодня, было не протолкнуться. Редкую дату можно отыскать в календаре, когда целыми семьями люди приходят сюда по зову души. И, конечно же, взоры большинства были устремлены к старикам, тем, кто не понаслышке знает, что такое «вагон-телятник» — символ жестокости коварных правителей прошлого. Их, с каждым днем остается все меньше и меньше среди нас. Вот, из этого «вагона», тихо спускается Осман Добриев. Ему было 14 лет, когда его с семьей выселяли из небольшого селения Лялах.

— Человек сто жило в нашем селе, — говорит он спокойным голосом, в котором нет и нотки ненависти к прошлому. — Сегодня осталось только трое. Процентов сорок, погибло в пути и первые годы ссылки. А, ведь нас отправляли туда не для того, чтобы мы вернулись. Помню, после смерти Сталина, уже в 54-году, когда повисла тревожная неопределенность в стране, всех взрослых в семьях начали вызывать в комендатуры и заставлять давать расписки, мол, нам можно жить где угодно, только не на Кавказе.

Помню, старший брат «взорвался», услышав такое предложение. Далеко идущая политика была. Просчитались они. Навесили на нас ярлык бандитов. Какие бандиты в то время? Все, кто не ушел воевать на фронт, кто мог держать в руках лопату, копали траншеи и окопы, кормили наших солдат. А там, вдали от Родины мы сумели выжить благодаря нашей способности сплачиваться в трудные времена, нашим обычаям и традициям, доставшимся от предков.

Муссе Местоеву в момент ссылки было пять лет. — Мы жили в селе Шолхи — делится он воспоминаниями — Пятерых мальчиков одна растила наша мать. Отца — он был муллой — в тридцатых репрессировали. В память врезалось, как бесцеремонно вторглись в дом три солдата, дали 15 минут на сборы, отвезли в сельсовет, оттуда — во Владикавказ на железнодорожную станцию. Старшие братья в тот день гостили у родственников в Ангуште. Потом мы долго «собирали» нашу семью в ссылке... Страшное было время.

— В ссылке, в Кустанайской области рядом с нами жило три многодетных семьи, без мужчин-кормильцев — вспоминает Умар Эгиев из Назрани, которому было всего неполных два года в 1944-м. — Отец с матерью не ложились спать, не выяснив, голодны их дети или нет. Сам момент ссылки, я конечно, не помню. Но, отчетливо всплывают в памяти самые тяжелые годы конца сороковых.

Наш народ не сломался там, сохранил себя, потому что мы знали, что выживем, только если будем едины.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости