День памяти: связь времен

О I мировой войне и ингушском конном полке «Дикой дивизии»

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

1
Памятник всадникам "Дикой дивизии" в Ингушетии

Два года назад Президент России Владимир Путин принял участие в одном из ключевых мероприятий, посвящённых 100-летию со дня начала I мировой войны — церемонии открытия на Поклонной горе в Москве монумента героям, защищавшим независимость, достоинство и свободу государства.

«Сегодня мы восстанавливаем связь времён, непрерывность нашей истории, и I мировая война, её полководцы, солдаты обретают в ней достойное место. Как у нас в народе говорят, «лучше поздно, чем никогда», — отметил в своем выступлении Президент России.

Он подчеркнул, что «в мировой истории так много примеров, какой страшной ценой оборачивается нежелание слышать друг друга, попрание чужих прав и свобод, законных интересов в угоду своим интересам и амбициям. Неплохо бы научиться смотреть и считать хотя бы на шаг вперед». «Памятник воинам I мировой — не только дань великим подвигам. Это предостережение о том, что мир хрупок, напоминание всем нам об этом. И мы обязаны беречь мир, помнить, что самое ценное на земле — мирная, спокойная, стабильная жизнь», — сказал Владимир Путин.

Событию 2014 года, о котором я сказал выше, предшествовало 31 декабря 2012 года. В этот день Президент России «в целях увековечения памяти и отражения заслуг российских воинов», утвердил 1 августа, как День памяти погибших в I мировой войне. Соответствующие поправки в федеральный закон «О днях воинской славы и памятных датах России» были приняты Госдумой 18 декабря 2012 года, а Совет Федерации одобрил их 26 декабря.

В июле 2013 года Владимир Путин обратился с приветствием к участникам и гостям международного научно-общественного форума «Великая война. Уроки истории». Проходило мероприятие в Москве в Центральном музее ВОВ. Президент призвал сделать выводы из истории I мировой войны для развития общеевропейского гуманитарного сотрудничества.

Отметим, что I мировая война (28 июля 1914 — 11 ноября 1918) — один из самых широкомасштабных вооружённых конфликтов в истории человечества. В результате войны прекратили своё существование четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Османская и Германская. «Память об этой трагедии должна помочь нам извлечь верные уроки из прошлого. Необходимо дать объективную оценку событиям тех лет, не допуская искажений и предвзятости в их освещении», — сказал Владимир Путин. В приветствии Президента также было отмечено, что в России всегда будут чтить подвиг солдат и офицеров, защищавших Отечество.

Напомним, что война началась, после того как Австро-Венгрия напала на Сербию. Формальным поводом стало убийство в Сараево австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда сербом Гаврилой Принципом. Австрия объявила войну Сербии. Россия заявила, что не допустит ее оккупации, союзная Австро-Венгрии Германия начала скрытую мобилизацию, Франция, союзница России, тоже стала приводить свои войска в боевую готовность. На предложение России вынести австро-сербский вопрос на Гаагскую конференцию ответа не последовало. Германия выдвинула ультиматум нашей стране, потребовав прекратить мобилизацию, а когда Россия на это не пошла, 1 августа объявила ей войну.

Современники отмечали, что война вызвала всеобщий энтузиазм во всех странах, однако никто не думал, что она продлится не 3-4 месяца, а четыре года, и вызовет небывалые жертвы и разрушения (по одним данным, до 30-ти миллионов жертв — убитых и раненых, по другим — более 10 миллионов погибших и 12 миллионов раненых).

В силу известных обстоятельств (революция 1917 года) в России эта война оказалась полузабытой, в то время как в Европе, например, памятники воинам того времени стоят едва ли не в каждом городе. Даже после перестройки ситуация не изменилась, но уже в современной России, а точнее в одном из ее субъектов — Ингушетии, в 2012 году появился первый памятник воинам «Дикой дивизии», который, без преувеличения, является символом восстановления исторической справедливости по отношению к героям и жертвам I мировой войны.

Герои и патриоты были всегда, независимо от режимов. Они были верны присяге, честно и мужественно выполняли свой долг перед Отечеством, отметил в интервью автору фильма о «рыцарях долга и чести» Алексею Денисову Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. (Напомню, что документальный фильм был показан в эфире телеканала «Россия» 4 апреля текущего года).

Этот проект стал еще одним подтверждением того, что в многонациональной России всегда во главу угла ставились интересы страны, и не только политиками и власть имущими, заявления которых зачастую воспринимаются, как популистские. Кавказская конная туземная дивизия — уникальное воинское соединение, как его называют историки, созданное в императорской России — еще одно доказательство: государство — это народ, страна — это дело всех и каждого.

Сегодня мы возвращаем долг памяти героям, погибшим в I мировой войне. Возвращает долг тем, чьи подвиги были преданы забвению. Впрочем, справедливости ради, отметим, что о подвигах своих предков в I мировой войне потомки всадников и офицеров ингушского полка помнили всегда, но в бытность СССР эти воспоминания не приветствовались, тем более нельзя было их озвучивать публично.

Можно сказать, что первыми письменными источниками, в которых широкие массы могли почерпнуть какую-то информацию о героях войны, были — вначале повесть Идриса Базоркина «Призыв», а затем и роман-эпопея «Из тьмы веков». Благодаря именно ингушскому классику, появилась знаменитая песня группы «Лоам», строки из которой приведу с удовольствием: «Мы не знаю страха, не боится пуля, нас веду атака хирабрий Мерчули. Пушки мы отбили за радам от души, всея Россея знаю — джигиты ингуши». Руслан Нарубиев, Ибрагим Беков и Тимур Дзейтов настолько точно передали боевой дух, удаль и самоотверженность ингушского конного полка, что этот гимн стал не просто популярным, а хитом на все времена.

Конечно, мы, прежде всего, говорим о наших доблестных предках, среди которых был и мой прадед Алисхан Плиев, но в туземной дивизии, безусловно, были лучшие представители всех кавказских народов. Историки отмечают такой факт: за всю I мировую войну в истории «Дикой дивизии» не было ни одного случая даже единоличного дезертирства. Каждый второй воин этой дивизии был отмечен Георгиевской наградой за мужество, храбрость и воинский подвиг.

Итак, 23 августа 1914 года Николай II подписал высочайший указ о создании Кавказской туземной конной дивизии, в которую входило шесть полков Ингушский, Кабардинский, Дагестанский, Чеченский, Татарский, и Черкесский. Командиром дивизии был назначен младший брат царя — Великий князь Михаил Александрович. Горцы гордились своим командиром, о котором блестящий полководец Алексей Брусилов сказал: «Я очень его любил, как человека, безусловно, чистого и честного, стремившегося жить, не пользуясь прерогативами императорской фамилии. Он был храбрый генерал и скромно, трудолюбиво исполнял свой долг».

«Дикая дивизия» была не только одним из самых храбрых и отчаянных, но и одним из самых дисциплинированных и верных присяге соединений русской армии. За все время существования дивизии не было зафиксировано ни одного случая мародерства или насилия над мирным населением со стороны «рыцарей чести и долга», как их называла русская печать. Практически всегда горцы выносили своих убитых и раненых, в том числе русских офицеров, с поля боя, иногда жертвуя собой.

Дивизия блестяще зарекомендовала себя во время боев в Галиции в 1914-1915 годах и в ходе победоносного Брусиловского прорыва. Потомки лихих рубак и разведчиков, до сих пор бережно хранят память о подвигах своих предков, верой и правдой служивших России. Им есть чем гордиться.

В частности, всадники ингушского конного полка ценили и уважали своего командира — полковника Георгия Мерчуле. Этот кадровый офицер и кавалер золотого Георгиевского оружия, прошедший через пламя I мировой войны, в начале 1918 года трагически погиб под Владикавказом, от рук белоказаков. Вместе с полковником погибли его младший брат подпоручик Ингушского полка Дорисман Мерчуле и ротмистр Салам Мовсарович Нальгиев, мужественно принявший смерть, как горец и офицер, не покинув в минуты опасности своего командира и кунака ингушского народа. Уже это является свидетельством того, что представители нашего народа выше жизни, ставили честь.

Стоит отметить, что согласно российскому законодательству того времени горцы не подлежали призыву на военную службу, за это они облагались невысоким налогом и должны были охранять кавказские рубежи России. Но с началом войны генерал-адъютант, главнокомандующий войсками Кавказского военного округа граф Илларион Воронцов-Дашков обратился через военного министра к Николаю II с предложением использовать «воинственные кавказские народы», император поддержал эту идею. Наименование «туземная» как раз и подчеркивало, что дивизия именно горская, поскольку на фронте уже были кавказские конные части, но сформированные из казаков.

Дивизия состояла из шести конных полков, собранных по этнически-географическому признаку. В каждом по штату полагалось по 22 офицера, 3 военных чиновника, одному мулле и 480 всадников. Командиром Кавказской туземной конной дивизии, как отмечалось выше, был назначен младший брат царя генерал-майор, великий князь Михаил Александрович. Личность весьма популярная в народе и среде аристократии, поэтому представители высшей российской знати, в том числе кавказской, потянулись на службу в дивизию и заняли там большинство командных постов.

Здесь были грузинские князья Багратион, Чавчавадзе, Дадиани, Орбелиани, горские султаны Бекович-Черкасский, Хагандоков, ханы Эриванские, ханы Шамхалы-Тарковские, представители знатных княжеских и графских родов России — Гагариных, Святополк-Мирских, Келлеров, Воронцовых-Дашковых, Толстых, Лодыженских, Половцевых, Старосельских. В дивизии на командирских должностях были и представители европейской знати — польский князь Радзивилл, принцы Наполеон-Мюрат, Альбрехт, барон Врангель, персидский принц Фейзулла Мирза Каджар, его брат принц Идрис и представители других известных фамилий.

В полках дивизии служили представители более 60 народностей, и здесь царил дух истинной кавказской дружбы, куначества, межнационального согласия, воинского братства и взаимовыручки. «Отношения между офицерами и всадниками сильно отличались от таковых в регулярных частях, — вспоминал офицер Ингушского полка Анатолий Марков. — В горцах не было никакого раболепства перед офицерами, они всегда сохраняли собственное достоинство и отнюдь не считали своих офицеров за господ — тем более за высшую расу».

Привычный патриархально-семейный уклад накладывал отпечаток на внутреннюю жизнь кавказских полков. Так почетные места в полковых офицерских собраниях часто занимали уважаемые люди почтенного возраста из числа унтер-офицеров и даже рядовых всадников. Характерной чертой отношений среди офицеров дивизии было взаимное уважение к разным вероисповеданиям, верованиям и обычаям.

Внутренний распорядок в дивизии значительно отличался от распорядка кадровых частей русской армии, поскольку горские полки почти полностью были мусульманскими, необходимо было сохранять традиционные для кавказцев обычаи и отношения. Здесь не существовало обращения на «вы», поскольку такого обращения не было и у горцев. Уважение всадников офицеры должны были заслужить храбростью на поле боя.

Исследователи истории «Дикой дивизии» отмечают, что количество желающих служить в ней всегда превышало штатные возможности полков. За годы I мировой через ряды «Дикой дивизии» прошло около 7000 горцев. Почти 3500 из них были награждены Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями «За храбрость», а все офицеры стали кавалерами орденов и были награждены почетным холодным оружием.

Например, подпоручик ингушского полка Асламбек Маматиев — полный Георгиевский кавалер, кавалер орденов святых Станислава и Владимира с мечами и бантами, ордена святой Анны с надписью «За храбрость», имел также золотую Георгиевскую шашку. Асламбек Маматиев геройски погиб летом 1916 года в одном бою с кавалером золотого Георгиевского оружия штабс-ротмистром Султаном Бек-Боровым. Как отмечается в фильме «Рыцари долга и чести», в ходе войны более 800 ингушей, по разным данным, были награждены орденами и медалями различных степеней, 28 из них стали полными Георгиевскими кавалерами.

Известно, что к марту 1916 года дивизия потеряла убитыми и умершими от ран 23 офицера, 260 всадников и нижних чинов. Ранеными числились 144 офицера и 1438 всадников.

Февральскую революцию всадники «Дикой дивизии» встретили с растерянностью. После Николая II от престола отрекся и великий князь Михаил Александрович — любимый кавказцами их первый командир. По свидетельству современников, «всадники, с присущей горцам Кавказа мудростью, ко всем «достижениям революции» отнеслись с угрюмым недоверием».

Горцы не хотели вмешиваться в междоусобную борьбу и воевать против русских. В своем решении представители «Дикой дивизии» и мусульманские активисты были тверды и отказались участвовать в мятеже. В октябре 1917 года всадники вернулись на Северный Кавказ в районы их формирования. А затем эти сыны Отечества оказались волей-неволей втянуты в водоворот революционного процесса и гражданской войны, и каждый из них выбрал свой путь.

Думаю, что многим будет интересно еще раз прочитать, что пишет о всадниках ингушского конного полка исследователь, историк Иса Алмазов, который ранее предоставил газете «Ингушетия» развернутый материал. Приведем фрагменты из него.

Историк пишет: «Формирование Кавказской туземной конной дивизии было продолжением практики создания иррегулярных воинских формирований из горцев Северного Кавказа, утвердившейся как система еще в первой трети XIX века. Принцип формирования личного состава рядовых (нижних чинов), как и во всех предыдущих случаях, осуществлялся только на добровольной основе. Всадников, достойных встать в ряды своего (национального) полка, каждое село выбирало на конкурсной основе из числа своих жителей на общественных сходах. Всадники выступали в поход со своим традиционным горским оружием — кинжалами и шашками. Только винтовки выдавались казенные — короткие бельгийские кавалерийские карабины.

Штаты дивизии и унифицированный штат полка были утверждены императором Николаем II 16 августа 1914 года. Ингуши-добровольцы, «присягнувшие по своей вере и закону на верность российской службе», составили отдельный кавалерийский полк. Он насчитывал 643–645 человек, из них 22 офицера.

Создание ингушского конного полка завершилось к октябрю 1914 года. Недостатка в добровольцах не было, и это потребовало довольно тщательного отбора всадников. Служить в полку было делом престижным.

Командиром ингушского полка был назначен полковник Георгий Мерчуле — лихой кавалерист и спортсмен, преподаватель офицерской кавалерийской школы. Ингушский конный полк в дивизии был единственным полком, который выступал в поход, наряду с полковым, со своим знаменем — Георгиевским штандартом, полученным всадниками Ингушского конно-иррегулярного дивизиона за участие в Русско-турецкой войне 1877–1878 годов.

В Российском государственном военно-историческом архиве сохранился «Наградной лист Ингушского конного полка», врученный за февральское сражение у деревни Цу-Бабина. В ходе этого скоротечного боя австрийцы потеряли убитыми около 320 нижних чинов и трех офицеров. За успешные бои зимой 1914 — весной 1915 года в Карпатах и Галиции офицеры, унтер-офицеры — всадники Ингушского конного полка — получили сотни орденов и медалей.

Воины Ингушетии умели не только смело атаковать, но и упорно защищаться. Весной 1915 года, в результате Галицкого прорыва австро-германских войск, армии Юго-Западного фронта вынуждены были отступать. В их арьергарде, умело сдерживая наседающего численно превосходящего противника, действовали всадники.

В дни знаменитого летнего Брусиловского прорыва русских армий «Дикая дивизия» была придана в поддержку войскам 41-го Армейского корпуса, находившегося в авангарде наступающих армий. Здесь 15 июля 1916 года офицеры и всадники Ингушского конного полка вновь покрыли свои знамена неувядаемой славой.

В этот день, с раннего утра, части корпуса прорвали оборону противника. Не взятым оставалось лишь упорно обороняемое германцами небольшое селение Езержаны. В ходе двух атак на него, не добившись успеха и понеся большие потери, отступили полки Заамурской пехотной дивизии. После очередной неудачи командир III Армейской бригады кавказцев генерал-майор князь Гагарин решает бросить на село в неожиданную для противника атаку все четыре сотни Ингушского конного полка.

Вот так описаны эти события в официальном приказе по 41-му Армейскому корпусу, изданном 25 июля 1916 года, и в сообщении штаба Верховного главнокомандующего: «Доблестные 1-я, 2-я и 3-я сотни ингушей, пройдя на рысях посотенно справа цепи «заамурцев», лихо развернулись в широкую боевую лаву. Уступами вправо и влево от шоссе, под командою подполковника Абелова, имея в головном уступе 1-ю сотню штабс-ротмистра Баранова, в правом — сотню ротмистра Апарина, в левом — штабс-ротмистра Султана Бек-Борова, а за центром — 4-ю сотню поручика Крым-Султана Базоркина, полк, руководимый своим командиром полковником Мерчуле, со свойственной ему удалью кинулся в атаку под ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем германцев, отчаянно защищавших селение Езержаны. Порыв ингушей вызвал восторженное «Ура!» доблестных Заамурских полков, перешедших за ингушами в решительное наступление.

Первою врубилась в передовые ряды германцев и, переколов их пиками, ворвалась в Езержаны в 7 1/2 часов вечера ингушская сотня штабс-ротмистра Баранова, правее ее (врубилась, — И. А.) сотня ротмистра Апарина и за ними сотня поручика Базоркина. Сотня же штабс-ротмистра Султана Бек-Борова бросилась на высоту, откуда неприятель поражал фланговым огнем нашу атакующую лаву и куда пытались спасаться отступающие из селения Езержаны германцы.

Несмотря на упорное сопротивление германцев на каждом перекрестке улиц, во дворах и в домах, откуда их пришлось выбивать огнем и даже кинжалами, все же к 8-ми часам вечера с помощью ингушей селение Езержаны было окончательно в наших руках. Лишь только вошли в село наступавшие передовые цепи «заамурцев», ингуши бросились преследовать германцев, отступивших из деревни к северу.

Здесь была замечена вдали, взятая на передки, батарея орудий, на которую и налетели ингуши. Сопротивлявшееся прикрытие батареи было частью перерублено кинжалами и шашками и переколото пиками. Прислуга, обрезав постромки, ускакала. Пять тяжелых шестидюймовых, совершенно исправных орудий с угломерами и зрительной трубой и с двадцатью зарядными ящиками было взято ингушами, кроме того пленными — 109 нижних чинов при одном офицере.

Пали смертью храбрых в лихой атаке командующий 4-й сотней поручик Крым-Султан Базоркин (и командир 3-й сотни штабс-ротмистр Султан З. Бек-Боров, — И. А.) и 19 всадников, скончалось от полученных ран еще 18 ингушей. Кроме того, были ранены 38 всадников и «выбито» 60 лошадей.

«Вечная память храбрым джигитам», — писал в своем приказе по дивизии генерал-лейтенант князь Дмитрий Багратион, и так сообщал об этом один из официальных печатных органов Военного министерства России — газета «Русский инвалид». В результате этой блестящей атаки были полностью разбиты и перестали существовать считавшиеся отборными германскими частями 46-й и 58-й Прусские пехотные полки...

Атака ингушей явилась, пожалуй, самым громким успехом не только «Дикой дивизии», но и всей русской кавалерии в первой мировой войне. Этот редкий пример атаки кавалерии против пехоты стал предметом изучения военной науки и вошел в труды по тактико-оперативному использованию кавалерии против пехоты во встречном бою.

История Ингушского конного полка весьма богата примерами личного мужества и отваги, верности присяге, долгу и боевому товариществу. Чуть ли не каждый всадник понимал, что за его действиями стоит не только честь и репутация родной семьи, своей фамилии (тейпа), но и целого народа. Непреходящая ценность жизни и подвигов этих людей может стать блестящим примером не только для военно-патриотического воспитания подрастающего поколения, но и для его духовно-нравственного совершенствования.

Движимые подобными высокими чувствами, десятки простых ингушских парней за полтора-два года войны смогли совершить чудеса храбрости и отваги, стать полными Георгиевскими кавалерами, кавалерами других высоких боевых наград, получать юнкерские и первые офицерские чины. Упомянем по именам хотя бы некоторых из них. Это Арчак Арчаков, братья Хаджи-Мурат и Мусса-Хаджи Местоевы, Хадис Аушев, Бета Гагиев, Мурат и Хажди-Бекир Мальсаговы, Магомед Фаргиев, Батырбек Осканов, Хасултан Евлоев, Магомед Боголов и Асланбек Маматиев, геройски погибший летом 1916 года в бою под селом Грушки в Галиции.

В первый офицерский чин прапорщика за боевые заслуги был возведен даже полковой мулла Товбот-Хаджи Горбаков. Имея такого духовного наставника, Ингушский полк являл собой пример не часто встречающегося в армиях весьма удачного сочетания боевой и духовной службы. Кроме вышеупомянутых ингушских офицеров полка, невозможно не назвать и некоторые имена других офицеров-ингушей, составивших его заслуженную боевую славу.

Это ротмистр Гуда Гудиев, поручики Дунда Добриев, Магомед Бекбузаров, Магомед-Султан Дахкильгов, Умат-Гирей Куриев, Заурбек Бек-Боров (бывший генерал Персии; в полку служили два его сына — штабс-ротмистр Султан и корнет Измаил Бек-Боровы), корнеты Дудар Добриев, Султан Долтмурзиев, Созырко Мальсагов, подпоручики Муса Аушев, Кагерман Дудаев, Эльмурза Гулиев, Алисхан Плиев, прапорщики Бексултан Бекмурзиев, Арсануко Добриев (в полку служили офицерами два его сына и племянник), князья братья Беслан и Зураб Маршани и многие другие.

Кавалерами самых почетных боевых наград среди офицерской элиты русской армии — ордена Святого Георгия и именного золотого Георгиевского оружия — стали ингуши-генералы Сосланбек Бекбузаров, Сафарбек Мальсагов, Эльберт Нальгиев, Тонт Укуров, полковник Асланбек Котиев, один из первых ингушских артиллеристов подполковник Касим Долгиев, поручики Крым-Султан и Николай Базоркины, Султан Долтмурзиев, подпоручик Асланбек Маматиев и другие.

В заключение следует отметить, что высокие боевые качества войск, сформированных из представителей горских народов Северного Кавказа, личная преданность абсолютного большинства горской аристократии и военной интеллигенции (офицерства) российским монархам, во многом были обусловлены продуманной, гибкой политикой российской администрации, проводившейся в XIX веке. Добровольческие воинские формирования и горская военная элита, созданные из представителей народов Северного Кавказа, внесли неоценимый вклад в защиту южных рубежей Отечества, вписали славные страницы в летопись русской армии в XIX — начале XX веков.

Как бы ни складывалась политическая конъюнктура в молодых государственных образованиях Северного Кавказа, как бы ни пытались замолчать или опорочить боевое содружество русских и горских воинов некоторые антинародные по своей сути политические силы, память о бескорыстном боевом товариществе в сознании народов не изгладить и не вытравить".

Добавим, что во время выселения нашего народа в 1944 году практически все боевые награды всадников Ингушского полка были утеряны. Но справедливость восторжествовала, как всегда и бывает. По инициативе Главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова в Ингушетии проводится уникальная акция: по архивным данным изготавливаются точные копии наград всадников и вместе с сертификатом вручаются потомкам героев I мировой войны. Действительно, память не вытравить, как точно подметил Иса Алмазов.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Комментарии 1

Брат моего деда, Зурабов.Усман Исиевич тоже был в этой дивизии. Мой отец часто говорил нам о нём. Я очень хочу о нём что нибудь узнать. Не знаю куда обратиться.

Новости