Лекарь и кузнец, мастер на все руки

О народном лекаре из селения Мецхал

0
Точиев Бунухо возле склепа, с. Мецхал

Долгое время народная медицина являлась единственным способом лечения и исцеления. В народной медицине сохранялись уникальные знания человечества, бережно передававшиеся из поколения в поколение. Были среди ингушей лекари, известные в народе и далеко за пределами горной Ингушетии.

Лекарь и кузнец, мастер на все руки Бунухо Точиев жил в селении Мецхал в конце XIX — начале ХХ вв. О нём не раз мне рассказывал его внук Муса Точиев, житель селения Ляжги. Бунухо был в Мецхальском обществе единственным лекарем широкого диапазона. Жители горных ущелий доверяли опыту и знаниям Бунухо, да и везти больных во Владикавказ было нелегко. Ему приходилось лечить самые разные болезни. Он знал целебные свойства растений и трав, использовал в лечении самые разнообразные методы, основанные на знании народного календаря и природы, в том числе почвы, родниковой воды, растений, продуктов животноводства. Проводил сложные операции, даже по трепанации черепа. Интуитивно и точно определял диагноз и принимался за лечение. Умело накладывал на раны шины, сделанные из коры деревьев, был замечательным костоправом.

Узнав о нём, как искусном лекаре, врач из группы английской экспедиции, работавшей в горах Ингушетии во второй половине ХIХ века, подарил ему медицинские инструменты и лекарства. Это был «порошок белого цвета», вспоминают внуки. Бунухо берёг и использовал их в своей практике. Тогда Бунухо был ещё молод, но уже успел зарекомендовать себя, как талантливый лекарь. В условиях отсутствия соответствующей медицинской посуды обеспечивать стерильность инструментов было сложно, но Бунухо за этим следил тщательно.

Жители гор вспоминают различные случаи из жизни о том, как Бунухо лечил людей. По воспоминаниям Хусена Евкурова, у его брата Аюпа из Ольгетти часто болела нога. Как-то боли в коленном суставе мучили так, что он не мог двигаться. Нога опухла. Пригласили они к нему лекаря. Бунухо осмотрел ногу, затем вышел на луг, покрытый травами. Лопатой убрал он верхний слой земли с травой, взял следующий слой чернозёма, добавил в него простоквашу и замесил маркъал (раствор). Затем наложил эту смесь на колено, сверху покрыл шерстью и перевязал. На следующий день поменял повязку. И так 3-4 раза. Больше никогда нога Аюпа не тревожила. Было это в 20-х гг. ХХ века.

Бунухо Точиев лечил Гири Хутиева, жившего в районе курорта в горах, он сохранил ему ногу, которую врачи собирались ампутировать.

Как-то в горном районе Охкарчи острыми скальными камнями порезал икроножную мышцу охотник Шонхой. Перевязав жгутом ногу, Бунухо Точиев замедлил поток крови в ноге и, сделав операцию, зашил рану. Он использовал нити, сделанные из кожи буйвола и обработанные гусиным жиром. Тщательно следил Бунухо за больным ещё некоторое время после операции.

Или другой случай: ужалила как-то змея Дымоки Матиева на сенокосе. С опухшей ногой привезли его к Бунухо. Разжёг Бунухо костёр из веток облепихи и, попросив родных сильно удерживать больного, горячими углями и золой надавил на место укуса. В этот момент из раны хлынули змеиный яд с гноем.

Был другой случай, когда юная девушка белила в помещении, стоя на сложенных втрое стульях и, не удержавшись, упала. Все опешили, так как девушка не могла шевельнуться. Пришёл Бунухо и уверенными движениями рук вправил кости и выправил шею девушки.

В своём лечении Бунухо принимал решения смело, действовал уверенно. Был случай тяжёлой травмы в селении Мецхал. У Исмаила Котиева в результате удара кинжалом по голове череп был разрублен на две части — от мозжечка до переносицы. Повезли его в больницу Владикавказа. Лечили, и когда врачи сказали, что нет надежды на выздоровление, Котиева привезли домой, в Мецхал. Начались отёки, появились гнойнички. Пришёл Бунухо Точиев к больному. Открыл черепную рану, затем намазал свой язык мёдом и аккуратно, языком, начал вытягивать мелкие осколочки костей из его раны. Затем лекарь велел зарезать черного курдючного годовалого барана и, разрезав курдюк на тонкие ломтики, стал вкладывать их в рану и вынимать их с кровью и гноем. Очистив таким образом рану, он ещё несколько дней наблюдал за больным, пока тот окончательно не поправился. После этого случая И. Котиев прожил ещё 49 лет.

Бунухо Точиев использовал курдюк в лечении больных. Обязательно это должен быть курдюк трёхлетнего барана. И резать его надо было в дни летнего солнцестояния. Это считалось временем наибольшей зрелости курдюка. Старики говорили, что в это время и кончики трав бывают насыщенны от зрелости. Бунухо активно использовал в лечении мёд, гусиный и барсучий жир и многое другое.

И что важно отметить, то это его человеческие качества. Для него не было понятия времени и усталости, если в нём нуждались больные. К нему могли обратиться как к родному человеку те, кто знали его или просто слышали о нём.

Бунухо Точиев был разносторонним. Он был ещё и кузнецом, умел работать с деревом, имел свою кузнечную деревообделочную мастерскую. О нём писал исследователь Мартиросиан Г. К. в очерке «Нагорная Ингушия» в 30-х гг. ХХ века.

Бунухо был мужественным горцем. А время то было далеко не простым. Инакомыслящих преследовали. После победы Великой Октябрьской революции в стране, уроженцу с. Мецхал, общественно-политическому деятелю Висангирею Джабагиеву пришлось покинуть страну. НКВД решило непременно расстрелять его. Висангирей решил с семьёй уехать к своим друзьям в Грузию. Однако все дороги и тропы были перекрыты. Собрались 17 человек из горных сёл, чтобы проводить его. Увидев ружья, Висангирей сказал: «Я не позволю, чтобы из-за меня пострадали другие. Ни одной пули».

И тогда Бунухо Точиев придумал выход: восстановить обветшалый мостик над рекой Армхи на участке, скрытом от людских глаз. Для этого он, с двумя ишаками и арбой, перешёл через два горных склона, проверил тропы, отремонтировал мостик и, заманивая кукурузой и солью, приучил своих ишаков переходить мост то в одну, то в другую сторону в ночное время. Так несколько дней ходил Бунухо в лес якобы «по дрова». Затем в составе шести человек он отправился провожать семью Джабагиевых. Подошли они к тому мостику, посадили двух маленьких девочек в перемётные корзины и погнали ишаков. Висангирей с женой и старшей дочкой Хулимат шли пешком. Горцы повели семью Джабагиевых тропами через селение Морч — в грузинское село Казбеги, затем и Тбилиси. Так жители горных сёл вместе с Бунухо Точиевым сумели увезти от глаз НКВД семью Висангирея Джабагиева.

Талант Бунухо Точиева передался в некоторой степени его детям и внукам. Его сын Махмад был талантливым мастером, стоматологом в горах. Стоматологией занимался некоторое время и Муса Точиев. Но особый дар врача был у внука Бунухо — Хасана. Хасан слыл в горах, да и в Ингушетии в целом, сильным диагностом, владеющим не только профессиональными знаниями врача, но и народной лечебной мудростью, унаследованной от Бунухо.

Добавить комментарий

Новости