Об истоках с любовью

О жизни и творчестве журналиста, публициста М.-Б. Цицкиева

0
М-Б.У. Цицкиев с матерью Айшет

В народе говорят, что каждый из нас сам вычеканивает себе цену и на протяжении всей жизни держит свою личностную марку, которая безо всяких объяснений демонстративно показывает, кто есть ты на самом деле.

Сегодня смело можно сказать, что среди многих наших соотечественников, имеющих безупречную репутацию и славную биографию, известный ингушский этнограф, публицист и журналист Магомед-Башир Цицкиев занимает своё достойное место, которое досталось ему через тернии нелегких испытаний.

Соратники и единомышленники М.-Б. Цицкиева, которые шли с ним по жизни бок о бок, вспоминая своего товарища, говорят, что он был одним из тех, кто дорожил непреходящими ценностями и с честью служил своему Отечеству. Но говорить о Магомед-Башире Уциевиче с такой теплотой и любовью люди стали не только после его смерти. В адрес этого уникального человека много лестных слов можно было услышать и при его жизни, и всегда эти высокие оценки имели под собой обоснованное основание.

Самое примечательное то, что никакие жизненные испытания, уготованные ему лихолетьем, не смогли сломить дух этого человека. Напротив, именно они ковали цельность его натуры, которую примечали все, кому посчастливилось хоть немного пообщаться с ним...

Родился Цицкиев Магомед-Башир Уциевич в 1936 году в Пригородном районе в семье простых рабочих. В ту пору малограмотное население ингушей не всегда считало нужным регистрировать рождение ребенка с указанием точной даты появления малыша на свет. Поэтому когда речь заходила о дне рождения Магомед-Башира, его мама Айшет говорила, что они в тот момент собирали урожай, и, ссылаясь на это, мальчика записали на конец августа.

Надо сказать, что раннее детство Магомед-Башира было вполне обеспеченным, так как родители его любили трудиться на земле, но начавшаяся война и длинная цепь трагических событий на Северном Кавказе, которая стала причиной конца мирной жизни для многих народов, в корне изменила жизнь ингушей того поколения. В те тяжелые годы каждый выживал, как мог.

Позже в своем блокноте Магомед-Башир сделает такую запись: «Это было в селе Чернореченском. Накануне среды 23 февраля 1944 года после ужина отец сказал моей матери: «Завтра утром нас всех будут выселять. Куда и зачем, не знаю. Но знаю, что лучше собраться в дорогу. По лицу матери было видно, что она ничего не поняла и осталась в полном недоумении. Тем не менее, перечить мужу она не стала и начала что-то складывать в узелок, приговаривая: куда выселять, зачем выселять? Также ни один человек из родных, кому отец рассказал про предстоящую высылку, ему не поверил, но когда рано утром 23 февраля в двери домов мирно спавших людей военные начали громко стучать, всех осенило: значит, это была правда! — Ну вот, — сказал тогда отец, — началось! Теперь постарайтесь держаться, будьте мужественными!»

Что пришлось пережить тогда ингушскому народу — описать словами невозможно. Поэтому, вспоминая этот трагический период в своей жизни, Магомед-Башир Уциевич всегда говорил так: «В то морозное суровое утро навсегда закончилось моё детство».

Вскоре после тотального переселения чеченцев и ингушей в Казахстан, не выдержав физического и морального насилия, умирает отец Магомед-Башира, и он становится главной опорой для матери, на плечи которой легла непомерная ноша тяжелого труда и большой ответственности за семью. Но мать Магомед-Башира стойко выдержала эти испытания, вырастила и воспитала достойных детей и внуков.

Вспоминая своих родителей и далеких предков, Магомед-Башир Цицкиев с волнением в голосе говорил: «В который раз, побывав в горах, побродив среди сохранившихся и разрушившихся башен, после долгих дум в одиночестве среди остатков пустынных каменных строений, я не перестаю спрашивать себя, весь окружающий мир, почему, однажды вырвавшись на простор, людям некогда оглянуться, вернуться к святыням своих предков? Не так уж и много нужно, чтобы построить хотя бы забор вокруг своих башен! Нельзя же ведь забывать о своих корнях! Но нам недосуг!»

Вот так всегда — с болью, тревогой и надеждой — говорил Цицкиев и об истоках ингушского народа, напоминая всем о важности сохранения культурного наследия. В своих статьях и телевизионных передачах он просвещал поколение молодых, чтобы помнили о славном прошлом, не потеряли в наш стремительный и беспощадный век свое национальное достояние. Достояние, которое является значимой частью мирового культурного наследия.

...После реабилитации репрессированных народов семья Цицкиевых в числе первых возвратилась на родину, и свою трудовую деятельность наш герой начал в качестве учителя Джейрахской семилетней школы. Проработав там около восьми лет, он переводится в среднюю школу с. Джейрах, а затем его назначают директором Краснооктябрьской средней школы. Блестящие знания русского языка, литературы и истории позволили молодому педагогу ещё, будучи директором школы, попробовать свои силы в журналистике, и он начал писать небольшие заметки на различные темы и издавать их. Поначалу эту страсть к писанине Цицкиев считал только увлечением. Но когда в начале 70-х ему предложили перейти в штат редакции газеты «Сердало», отказаться не смог. Уж слишком сильна была у него тяга к творческому процессу. Хотя и школа его далеко от себя не отпустила, но писать он не переставал никогда. Иначе его не приняли бы в Союз журналистов СССР, членом которого он стал в начале 80-х.

За свою жизнь Магомед-Башир Уциевич несколько раз поменял место работы, как будто продолжал искать себя. Но неизменными в его сердце оставались любовь к Отечеству и память к истории предков. Поэтому он не сделал блестящей карьеры, хотя мог это сделать не хуже других. Также он не стал «разрекламированным» журналистом, хотя в копилке этого публициста есть очень много работ, достойных высокого призвания. Но, к сожалению, многие работы Цицкиева М.-Б. остались неопубликованными. Под рубрикой «Истоки» совместно с известным журналистом Хусейном Плиевым, Магомед-Башир публиковал прекрасные статьи о наших горах, башнях, святых для каждого ингуша местах. И с его уходом люди почувствовали, как будто бы оборвалась одна из нитей, связывавших нас с теми самыми истоками. Но писал он не только на историческую тему: при необходимости освещал и такие стороны, как жизнь участников Великой Отечественной войны, тружеников сел и городов и т. д. А если говорить в общем, ему были близки хорошие люди, где бы и кем бы они ни были.

При всей своей немногословности, М.-Б. Цицкиев был прекрасным рассказчиком и собеседником, емко и точно повествующим о событиях и людях. И, наблюдая, как порою коротка память людей и как изменчива позиция отдельных загордившихся личностей, он по возможности записывал значимые события в свой личный дневник. Эти записи требуют детального изучения и, несомненно, должны быть сохранены, как один из документов нашей истории.

Прошлое можно переписать, но изменить — невозможно! На пожелтевших тетрадных страницах автора имеются не только трагические истории нашего народа во времена изгнания, но и совсем свежие раны, когда произошёл осетино-ингушский конфликт осени 1992 года. Эти события не отпускали его до самой смерти. Как все нормальные и честные люди, он особенно тяжело переживал сам факт того, что кому-то удалось противопоставить один народ другому. Причём писал он так честно и открыто, что читая эту исповедь Магомед-Башира Цицкиева, каждый ингуш сможет понять, насколько эти строки сфокусировали в себе нашу общую, одну на всех биографию. Не зря же ведь говорят, что лучше всего о человеке, как о личности, расскажут его воспоминания. И как раз здесь за всеми этими констатациями, за его свидетельствами — жизнь очень хорошего человека. Никто из знавших его лично не даст соврать, что отличала нашего героя бескорыстная любовь к людям, нежное и трогательное отношение к детям, а также родственникам, соседям и знакомым.

В гости к Магомед-Баширу Уциевичу, когда он с новой семьей жил в селе Армхи, приезжали десятки и сотни людей, чтобы воочию увидеть сердце Ингушетии — ее башенные комплексы и величественные горы. Он же был очень радушным и гостеприимным хозяином. Это радушие и доброжелательность отличали его всегда и проявлялись им по отношению к человеку любого возраста, чина и звания.

Ничто на земле не проходит бесследно, и добрые дела каждого человека остаются в нашей благодарной памяти. Магомед-Башир Цицкиев пришел в мир в летнюю пору, когда все кругом утопало в зелени, и ушел из жизни лютым февральским днём, когда на улице стояли необычно сильные морозы. Его не стало в 2006 году. В возрасте 70 лет он покинул этот бренный мир, оставив за собой яркий след и честное имя. Наверное, это и есть самое главное, что может человек оставить после себя, чтобы о нём помнили те, кому он был безгранично дорог.

Добавить комментарий

Новости