К Всемирному дню борьбы с туберкулёзом

Первый врач-фтизиатр среди ингушей Фатима Яндиева (Шамилёва)

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

0
Первый врач-фтизиатр среди ингушей Фатима Яндиева (Шамилёва)

Наверное, врачом всё же надо родиться, потому что эта профессия из числа тех, что требует не только профессионализма, но и определённого аскетизма и сопереживания за каждого, кто нуждается в его помощи. А если говорить об области фтизиатрии, так здесь, как говорится, сам Бог велел быть особенно внимательным, проникновенным и чувственным.

А как же иначе, если мы до сих пор не можем победить окончательно эту коварную болезнь под названием туберкулёз. Но нельзя сказать, что происходит это по вине медицинских работников, скорее всего — по халатности самих людей, потому как туберкулёз сегодня лечится, и главный козырь в борьбе с этим заболеванием — это забота каждого о своём здоровье и здоровье своих близких.

Хотя мы сегодня решили рассказать вам о судьбе удивительного человека, первого ингушского фтизиатра, отдавшего этой профессии около 40 лет, не сказать о главной цели всей её трудовой жизни накануне Всемирного дня борьбы с туберкулёзом мы просто не имели право.

Врачом-фтизиатром наша героиня тоже стала не случайно. В годы депортации она была свидетелем того, как эта болезнь уносила тысячи человеческих жизней, порою забирая в вечность целыми семьями. Тогда она решила, что болезнь не должна быть сильнее человека, что её можно победить, и она обязательно посвятит свою жизнь борьбе против этого недуга.

До выселения семья Фатимы Яндиевой жила в городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ), сами же они родом из селения Балта Пригородного района. Её отец, Хаджимурад Яндиев, был образованным, грамотным человеком, инженером железнодорожных путей сообщения и с первых же дней войны ушел на фронт, где и погиб в 1942 году.

Мама — Хава Яндиева (Измайлова) — фармацевт, выпускница Ростовского фармацевтического техникума. В феврале 1944 года, когда весь ингушский народ депортировали в Казахстан и Среднюю Азию, по жестокой случайности, Хава Яндиева потеряла своего единственного ребёнка, шестилетнюю дочь Фатиму. Её, как оказалось, приютила и спасла от погибели ингушская семья, в которой и своих-то было восемь детей. После трёх лет поиска и нескончаемых бессонных ночей мать всё же нашла свою девочку. Семья наконец-то воссоединилась.

Фатиме было уже девять лет. Она росла примерным ребёнком. Отлично училась в школе, была всегда подтянута, аккуратна, старалась всячески помогать маме по хозяйству. После окончания школы вопрос, куда поступать, перед ней уже не вставал. Мама, все знакомые и родственники знали, что Фатима решила бороться с туберкулёзом и с заданного пути уже не свернет.

В Ашхабадском медицинском институте, где она проучилась три года, и в Ростовском медицинском институте, куда она перевелась в связи с возвращением семьи на Кавказ, были на редкость замечательные, высокопрофессиональные врачи-педагоги. Рядом с ними Фатима ещё раз убедилась в правильности своего выбора, как и в том, насколько это трудно и ответственно — исцелять людей.

В 1961 году врач-фтизиатр Фатима Яндиева заступает на свою нелёгкую, но благородную и ответственную трудовую вахту в противотуберкулёзном диспансере г. Грозного, и одновременно в тубкабинете городской поликлиники № 6. Коллеги сразу же отметили способности молодого специалиста. В 1964 году она поступает в клиническую ординатуру ЦНИИТ РАМН г. Москвы. Там, на встрече землячества, стройную, красивую девушку, да ещё и коллегу, приметил её будущий супруг — Ильман Абуезитович Шамилёв, талантливый врач-хирург, кандидат медицинских наук. Вскоре молодые сыграли большую свадьбу, организатором и главным человеком на которой была мама моей рассказчицы — Хажир Зурабова.

— Моя мама была с Фатимой в родственных отношениях, — вспоминает врач-фтизиатр противотуберкулёзного диспансера Республики Ингушетия Айшат Хаутиева. — Она очень любила и уважала её, как, впрочем, и все, кто хоть раз в жизни общался с ней. Отчасти выбор моей будущей профессии тоже был определён желанием быть похожей на Фатиму Хаджимурадовну. Она по окончании ординатуры переехала во Владикавказ к мужу и стала работать на кафедре туберкулёза заведующей учебной частью, а Ильман Шамилёв был уже доктором медицинских наук и работал там же, на кафедре госпитальной хирургии.

Нам посчастливилось быть студентами Фатимы Хаджимурадовны. В ней удивительным образом сочетались качества психолога, врача и педагога. Я всегда вспоминаю её и стараюсь придерживаться её наставлений. «В нашем деле надо научить человека любить себя, следить за здоровьем, вести правильный образ жизни, — говорила она. — Чтобы вылечить больного, его надо понять, в него надо вжиться, полюбить, будто это самый важный пациент в вашей жизни. Нужно помнить, что ты состоялся как врач только тогда, когда станешь болеть болью своего пациента, станешь страдать его страданиями, и когда в поисках исцеления начнёшь копаться в книгах и советоваться с коллегами».

В 1992 году, когда в Грозном открыли медицинский факультет, семья Шамилёвых перебралась туда, да и в самом Владикавказе было уже неспокойно. Через пару месяцев там произошли известные события осени 1992 года. Но война не миновала и город Грозный. В декабре 1994 года сердце её мужа, профессора медицинских наук Ильмана Шамилёва не выдержало. Он умер от третьего инфаркта и был похоронен в родовом селении Ведено. А Фатиме пришлось пройти через все ужасы этой чеченской войны, прячась вместе с сыном и соседями в сырых подвалах во время страшных бомбёжек, пока дочь не забрала её к себе в Америку.

Лейла (дочь Фатимы) жила в то время в Канаде. Она очень переживала за своих родных, которые так и не выехали из города. И вот однажды она увидела по новостям руины многоквартирного дома, где они жили. Не раздумывая, она вместе с мужем (черкес, княжеских кровей, мусульманин, с которым Лейла познакомилась в годы учёбы в Москве) вылетела в Чечню и, преодолевая все «кордоны», буквально вытащила из пепла и руин своих близких и увезла в Канаду.

На этом путь врача-фтизиатра был закончен, но не забыт ставшими ей родными её благодарными пациентами и студентами, которые всегда вспоминают её добрым словом.

Она не раз приезжала после этого на Кавказ, навещала своих родственников, раздавала в честь своих покойных милостыню («саха»), но вот в последний раз так и не успела. Болезнь опередила её желание. Она умерла 27 февраля 2017 и похоронена на мусульманском кладбище в Канаде.

Подписывайтесь на канал «Ингушетия» в Telegram, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Добавить комментарий

Новости