Высокая цена, чтоб быть кому-то нужной...

Случай с семилетней Аишей Ажиговой может стать причиной для принятия закона о домашнем насилии

5

Шокирующее происшествие, ставшее на протяжении всей недели топовой новостью в федеральных СМИ, привело в полную растерянность ингушское общество.

К детям и старикам у ингушей всегда было трепетное отношение. Они находились под негласной защитой всего общества, каждого его члена. Никто не может объяснить, как так получилось, что в Ингушетии, где испокон веков коллективная ответственность тейпов регулировала многие социальные вопросы, ребенок оказался незащищенным. Самое трагичное в этом случае — беззащитная семилетняя девочка стала жертвой насилия, исходившего от близких ей людей. Она оказалась никому из них не нужна.

В начале прошлой недели республику облетела весть, что в реанимацию Детской республиканской больницы попала семилетняя Аиша Ажигова с многочисленными ранами, следами старых побоев и с угрозой ампутации рук.

По информации и. о. министра здравоохранения Ингушетии Заремы Льяновой, девочка поступила из районной больницы Сунжи в Детскую республиканскую клиническую больницу в крайне тяжелом состоянии. Ребенку была проведена срочная операция на руке по удалению тромба.

«В данный момент девочка находится в реанимационном отделении детской больницы. Операция прошла успешно. Наблюдается слабая положительная динамика в виде изменения цвета кисти правой верхней конечности. Врачи сделали всё, чтобы избежать ампутации руки. В настоящее время состояние ребенка характеризуется как стабильно тяжелое», — доложила в первый же день министр врио Главы Ингушетии Махмуд-Али Калиматову, который принял деятельное участие в судьбе ребенка.

Калиматов заявил, что руководство республики сделает всё возможное, чтобы девочка прошла необходимое лечение и была обеспечена всем необходимым: «Всё от нас зависящее будет сделано, интересы девочки в приоритете».

«У нас выявилась такая беда. Это значит, что сегодня необходимо тщательно вникнуть во все проблемы детей в нашей республике. Мною предложено прокурору Ингушетии провести сплошную проверку органов опеки и попечительства в регионе: численность детей, законность их регистрации, место проживания, условия, статус родителей, объем социальной помощи, ответственность органов опеки районов и городов. Этой же информацией должен владеть и уполномоченный по правам ребенка: здоровье и внешний вид детей, какая зарплата у родителей, есть ли у них школьные ранцы, доступен ли им оздоровительный отдых на каникулах — то есть детский омбудсмен должен знать всё о детях республики, как мать о своих собственных. Если на текущий момент для постоянного отслеживания картины не хватает сил аппарата уполномоченного, эта проблема будет решена, помощь в организации эффективной работы будет оказана», — сказал врио Главы Ингушетии.

Во время операции Аиши Ажиговой по удалению тромба во дворе больницы стояли толпы людей, готовых в любую минуту поддержать и помочь ребенку. И. о. министра здравоохранения Зарема Льянова, главный врач ДРКБ Башир Балаев, оперировавшие врачи поочередно сообщали им о состоянии ребенка.

В ходе телефонного разговора с федеральным детским омбудсменом Анной Кузнецовой было определено место дальнейшего лечения девочки — НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонида Рошаля, где имеются все необходимые возможности для выздоровления ребенка. Кузнецова взяла на личный контроль состояние здоровья и последующую судьбу ребенка. Ожидалось прибытие в Ингушетию бригады врачей, направленных департаментом здравоохранения Москвы для проведения осмотра и определения условий транспортировки ребенка в столицу.

Леонид Рошаль, к которому была доставлена Аиша спецбортом МЧС, в первую очередь поблагодарил врачей Ингушетии, которые положили хорошее начало лечению и провели первую операцию на руке по удалению тромба.

«При первичном обследовании диагнозы подтверждаются: у девочки серьёзные повреждения кисти, за неё нужно бороться. Она будет помещена в специальную камеру, где ее будем насыщать кислородом. С уверенностью сказать, что всё обойдется хорошо и без ампутаций, пока нельзя, потому что кровоток нарушен очень значительно», — сказал Л. Рошаль.

Также, по его словам, у девочки были обнаружены старые переломы рёбер и травма позвоночника, «но это вещи, которые не требуют хирургического лечения».

Видео из больницы во время осмотра ребенка с комментариями врачей шокировало всех. На голове и теле ребенка не было живого места. Первая мысль у многих была, что ребенок оказался в руках психически нездорового человека. Но последовавшие затем подробности происшествия опровергали логическое объяснение нечеловеческой жестокости по отношению к беззащитному ребенку. В систематическом избиении Аиши подозревается родная тетя по отцу, 35-летняя жительница города Сунжа Макка Ганиева, которая вынуждена была принять ребенка в семью после отказа от нее матери. Родной отец не принимал в жизни ребенка никакого участия и внятных сведений, где он находится, в первое время не было. Потом выяснилось, что он уехал на заработки в соседнюю Чечню. Биологическая мать сдала Аишу тете и живет во втором браке.

Муж Макки Ганиевой — действующий сотрудник правоохранительных органов. И это якобы одна из причин, по которой никто не решался поинтересоваться судьбой девочки. Замначальника участковой службы и подразделения по делам несовершеннолетних МВД республики Адам Мургустов подтвердил, что супруг 35-летней жительницы Ингушетии Макки Ганиевой, арестованной по делу о жестоком избиении малолетней племянницы, работает в правоохранительных органах. Как он отметил, у семьи был доход.

«Как таковой нужды не было. В чем была проблема избивать этого ребенка, в чем была причина того, что даже биологическая мать бросила девочку, при этом имея своих детей», — сказал он журналистам в воскресенье.

При этом Мургустов сообщил, что мать ребенка состояла на профилактическом учете в полиции ранее, еще в 2017 году, когда Аиша была в ее семье. Замначальника участковой службы региона рассказал, что в течение года она состояла на учете как неблагополучная семья. Потом в связи с тем, что там положение более-менее улучшалось, Ажиговы с него были сняты.

Врио Главы Ингушетии Махмуд-Али Калиматов и два федеральных омбудсмена Татьяна Москалькова и Анна Кузнецова взяли вопрос под личный контроль. В свою очередь омбудсмен Анна Кузнецова выразила надежду, что в этой ситуации не только будут наказаны те, кто виновен, «но также будут сделаны правильные выводы о том, где в системе сбой, который мог привести к этим событиям».

У семи нянек дитя оказалось без глазу: ни администрация города, ни органы опеки, ни участковый инспектор, ни участковый врач, ни соседи не знали или не хотели знать, что в приемной семье медленно убивают беззащитного человека. Вина ли их это или беда, сейчас сложно сказать...

Со всеми, кто причастен был к несчастной судьбе Аиши Ажиговой, разбираются правоохранительные органы. В региональном СУ СК РФ заявили, что в рамках расследования уголовного дела об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью малолетней проверяется работа участкового врача и представителей органов опеки и попечительства.

Также возбуждено уголовное дело против родной тети Аиши Ажиговой Макки Ганиевой, которая подозревается в нанесении увечий ребенку и была задержана правоохранительными органами 4 июля. Стало известно, что ранее она уже привлекалась к суду за нанесение побоев взрослому человеку. Но сама она полностью отрицает вину, уверяя, что травмы были ребенком получены вследствие череды падений.

Двое собственных детей травм на теле не имели. Их у родителей забрали и передали в реабилитационный центр. Хочется верить, что эти мальчики, которые ни в чем не виноваты, не повторят судьбу своей двоюродной сестры, оказавшись в руках родственников, не способных на любовь и сострадание.

А еще появилась надежда, что жертвы этой девочки не окажутся напрасными. Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова призывает в кратчайшие сроки разработать законопроект о противодействии насилию в семье. Соответствующее заявление политик сделала в связи с резонансным делом об избиении семилетней девочки в Ингушетии.

«Мы все, наше гражданское общество, в очередной раз столкнулись с вопиющим проявлением того безобразного явления, которое называется «семейное насилие», — сказала она журналистам.

Татьяна Москалькова считает, что федеральный закон о противодействии насилию в семье должен быть разработан в скорейшем времени. При этом омбудсмен подчеркнула, что будет всячески содействовать его принятию.

«Я не только беру ситуацию под контроль, но и всеми возможностями, которые есть у меня в рамках конституционного закона об уполномоченном, буду добиваться скорейшего принятия давно назревшего закона», — заявила она.

Депутаты Народного собрания Ингушетии также считают необходимым в рамках регионального закона проработать правовые нормы, чтобы предотвратить случаи избиения детей, как в ситуации с Аишей. Депутат Народного собрания региона Ильяс Богатырев в интервью информационному агентству ТАСС заявил: «Нами будет произведен мониторинг действующего законодательства и будут кое-какие изменения внесены, если мы придем к выводу, что те или иные моменты надо изменить или ужесточить. Это будет в рамках регионального законодательства, которое не может противоречить федеральному законодательству. Но в рамках допустимого мы сделаем все возможное».

Можно было бы сказать, что этот случай сигнализирует нам о серьезном сбое в системных ценностях ингушей. Но широкий резонанс и моментальная реакция людей, готовых оказать ребенку помощь, удочерить ее, многочисленные молитвы о ее здоровье, требования наказания для всех виновных, позволяют думать, что разрушительные процессы затронули лишь часть нашего общества. Самую маргинальную ее часть, неизбежно возникающую в любом обществе, в котором происходят резкие социально-экономические, политические, общественные перестройки. Отныне все мы связаны с этой девочкой травматическим триггером, и хочется надеяться, что судьба этого несчастного ребенка заставит каждого из нас задуматься о личной ответственности, которую мы несем за тех, кто живет рядом с нами.

Больше всего в этой истории поразила стойкость, отзывчивость и доброта Аиши, готовой обнять и расцеловать всех, кто оказался рядом с ней. Она как будто хотела сказать всем: «Смотрите! Я хорошая, я добрая, меня можно любить!»

Девочку в Москву сопровождала уполномоченный по правам ребенка Зарема Чахкиева. Среди родных людей Аиши не оказалось никого, кому можно было бы доверить дальнейшую судьбу ребенка. Хочется надеяться, что весь этот кошмар, через который она прошла за свою короткую жизнь, останется в прошлом, и она попадет в полноценную, любящую семью.

По словам детского омбудсмена из Ингушетии Заремы Чахкиевой, удочерить семилетнюю АишуАжигову хотят люди не только из регионов России, но и из зарубежных стран. Но в приоритете будет семья, проживающая в регионе.

«Желающих удочерить девочку очень много, мне пишут и звонят люди не только из регионов страны. К примеру, звонили из Якутии. И мне даже писали матери погибших детей в Беслане, что есть женщина, которая плачет, узнав эту историю, — ее ребенок умер в семилетнем возрасте во время теракта, — и просит отдать девочку ей. Также мне звонили сегодня из Уругвая, Германии, Австралии, Норвегии, в основном это выходцы из Ингушетии, но есть и люди других национальностей», — сказала Чахкиева в интервью информационному агентству ТАСС.

Однако власти региона считают, что девочку следует передать семье, которая проживает в Ингушетии, чтобы в дальнейшем контролировать ситуацию и чтобы ребенок находился в лучших условиях и в хорошей семье. Зарема Чахкиева заявила, что органы опеки намерены лишить семью избитой девочки родительских прав. Ранее уполномоченная по правам ребенка сообщала, что семья, в которой проживала Аиша Ажигова, не имела постоянного места жительства и поэтому не состояла в списках органов опеки, как малообеспеченная. По этой же причине девочки не было и в списке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
По последней информации, прогноз по состоянию Аиши Ажиговой неутешительный: врачам, возможно, придется ампутировать правую кисть. Сейчас врачи НИИ неотложной детской хирургии и травматологии борются за сохранение левой руки.

«К сожалению, сейчас прежние прогнозы о спасении правой кисти не подтверждаются. Сейчас идет борьба за каждый миллиметр и шанс, возможность», — сообщила уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова во время брифинга в Ярославле.

Комментарии 5

Конечно закон о противодействии домашнему насилию нужно принимать. Он давно назрел. Пусть неотесанные 'Шариковы', думающие что любые их выходки сойдут им с рук, поймут что если обидеть ребёнка, то за этим последует суровое наказание и, главное, скрыть преступление не удастся, оно все равно всплывёт и наказание ждёт неизбежно.

Спасибо, Марина Костоева, за полную и грамотно изложенную статью. Особенно сейчас, когда много краткой и недостаточной информации.

Этих двуногих даже животными нельзя назвать,потому-что животные к своим и не только к своим малышам так не относятся,это двуногое подобие в человеческой оболочке (тварь) которую нужно истребить,не место ей на земле обетованной.

Побыстрее приняли бы этот закон. Давно пора. Обществу, все-таки, надо быть более реактивным, как только дело касается насилия в отношении детей. Соседи, соц.работники, поликлиника, все все могут хотя бы как-то проследить, что происходит с ребенком, тем более с тем, у которого опекуны... да и просто, прохожий - если видишь, что ребенок в царапинах, ушибах, синяках (семилетняя девочка, в ожогах и гемотомах!!! Как так можно??! КАК?!((((( по вечерам как от пыток кричит, ну обратите на это внимание, приглядитесь, наблюдайте, потом делайте выводы... Так, хотя бы можно было не довести ситуацию до той, до которой довели Айшу. Дай Бог, чтобы она начала поправляться и полностью оправилась и выздоровела. Каждый день о ней думаю и Бога молю

Ага, животное за своим детенышем присмотрит, некоторые даже,способны прокормить детенышей и из других видов... А это был ублюдок, человеческий выродок- ни души, ни мозгов, а просто биомасса...

Новости