Мужские профессии в Росгвардии

Умар Чиркиев: «Мы призваны защищать людей»

0

«Взрывотехники» — так называют специалистов по обезвреживанию самодельных взрывных устройств. Именно они вступают в схватку с неизвестностью, таящей смерть, щитом преграждая путь бомбовому терроризму. Взрывотехники рискуют собой, стараясь упредить смертоносный сполох огня, способный унести жизни десятков и сотен людей. И чаще всего они успевают.

Их очень мало в нашей стране, и они — профессионалы высочайшего класса. В рамках всероссийской акции «Мужские профессии в Росгвардии», посвященной Дню защитника Отечества, корреспондент «Ингушетии» побеседовал со взрывотехником инженерно-технической группы ОМОН Росгвардии по Ингушетии, старшим прапорщиком полиции Умаром Чиркиевым.

— Умар, я знаю что наши ребята-омоновцы не отличаются словоохотливостью. Тем не менее, ко Дню защитника Отечества  хотелось  бы, чтобы читатели «Ингушетии» немного узнали о тех, кто в своей профессии постоянно смотрит смерти в глаза. Расскажите немного о себе...

— Ну, что я могу сказать. Родился в селе Галашки в 1979 году. В 2001-2003 годах проходил срочную службу в инженерных войсках Читинской области, дорос до звания старшины. Занимался разминированием оставшихся после подрыва складов штатных боеприпасов, за что был поощрен денежной премией. После окончания службы по рекомендации нашего командира через военкомат Ингушетии был направлен для дальнейшей службы в ОМОН МВД республики. В нынешней должности нахожусь с сентября 2009 года. По воинской специальности являюсь инженером-сапером. Первоначальное обучение в полиции проходил в учебном центре Брянска, там же осенью 2015 года прошел курсы повышения квалификации.

— Ваше желание служить в ОМОНе — это осознанный выбор?

— Да. Служить в ОМОНе я хотел с детства, всегда волновали сердце и воображение дисциплинированность, выправка и физическая подготовка парней, их умение справиться с трудностями и выйти победителями в схватке с преступником. Хотя я и не афишировал эту свою мечту, но внутренне цель я себе ставил. И у меня получилось. Конечно же, обо всем коротко не расскажешь, да и трудно порой подобрать слова, чтобы описать ту или другую ситуацию. Наши ребята, как вы верно подметили, не склонны к пространным речам. Даже родных и близких людей мы особо не посвящаем в нюансы своей службы. Во-первых, чтобы не беспокоить их, во-вторых — болтун, как известно,  находка для шпиона. Есть приказ, поставленные задачи, на решение которых нас нацеливают командиры, задания, выполнять которые мы  выезжаем. Боимся ли мы не вернуться с этих заданий? Ну, ничего не боятся только глупцы. Главное — быть профессионалом своего дела. Тогда вероятности плохого исхода будет меньше.

— Как повлияла служба в отряде на ваш характер?

— Вы знаете, постоянное напряжение сил наносит свой отпечаток на мировоззрение. Прежде всего, я более ответственно подхожу к своей физической подготовке, которая, как известно, крепит дух. Стал ценить каждый день, своих родных, друзей, боевых товарищей. Главное — я ни на минуту не пожалел о выбранной профессии.

— Были ли моменты, врезавшиеся в память?

— И не мало. Например, в первый год службы — в 2009 году —  поступил сигнал, что в Назрановском районе возле детского сада произошел взрыв. Мы приехали на место и обнаружили еще два самодельных взрывоопасных предмета. Но при дальнейшем осмотре территории сработало взрывное устройство. Увы, погиб мой боевой товарищ, очень близкий друг, тоже взрывотехник. Трудно передать словами переживания, когда на твоих глазах уходит из жизни близкий человек. Вообще, за время своей службы я произвел несколько сотен разминирований, в том числе самодельных взрывных устройств. Но, к сожалению, не всегда сигнал беды поступает вовремя. И специалистам ничего не остается, кроме как зафиксировать страшные последствия взрывов.

— Как в реальной обстановке действуют взрывотехники при подозрении, что найдено взрывное устройство?

— На месте происшествия выставляется оцепление, проводится экстренная эвакуация людей. Если подозрения серьезные — отключают газ, электричество в прилегающих кварталах. Прибывшая группа взрывотехников исследует предмет. Часто тревога оказывается ложной. Но если есть даже тень сомнения — работа идет как с настоящим СВУ. Старший группы принимает решение: на месте ликвидировать предмет или эвакуировать на специальный полигон.

— Существует утверждение «сапер ошибается один раз»...

— Да уж, печальные слова. Но мы стараемся не думать об этом и сочиняем свои, более веселые байки. Например, «сапер ошибается два раза: один раз при выборе профессии, второй — когда женится» (смеется). А вообще, гибель взрывотехника, как это ни страшно звучит — часть его профессии. В том же 2009 году погибли несколько моих коллег: старший инженер-сапер Мовли Добриев и инженер-сапер Магомед Даурбеков. Они подорвались при обезвреживании СВУ на выезде между Сурхахи и Экажево. Всего погибло четыре сотрудника, нескольких ранило. И таких случаев много. Безусловно, работа очень опасная, но кто-то все равно должен ее выполнять.

— Где вообще учат взрывотехников и как долго идет подготовка?

— Из нашей республики взрывотехников на подготовку направляют в город Брянск на два месяца, а потом периодически на две недели на повышение квалификации туда же. Учеба идет беспрерывно: ведь в нашем деле постоянно появляются новинки. Чтобы со сложной техникой быть на «ты», участвуем во всех антитеррористических учениях.

— Посоветуйте, как поступать людям, если попалась подозрительная находка?

— При обнаружении подозрительного бесхозного предмета, похожего на взрывное устройство или снаряд, нужно следовать нескольким основным правилам: никого не подпускать к предмету, не пытаться самостоятельно его обезвредить или перенести. Нужно срочно позвонить в дежурную часть Управления Росгвардии по Республике Ингушетия по номеру 55 57 02.

— Как вы отдыхаете, снимаете напряжение?

— В выходные дни навещаю своих родителей, провожу время с семьей, выезжаем с друзьями на природу.

— Каковы ваши планы на будущее?

— Планирую работать в ОМОНе настолько долго, насколько это будет возможно. Надеюсь, с учетом моих навыков и способностей, даже если уволюсь из Росгвардии, смогу найти себе применение в другом месте.

— Замечаете ли вы у молодежи желание служить в ОМОНе и какими основными качествами должны обладать ребята, которые хотят влиться в ваши ряды?

— Может, это и прозвучит громко, но скажу так: прежде всего молодой человек, желающий служить в отряде, должен обладать большим сердцем, способностью любить других людей. Иначе под пули за них не полезешь и собой от разлетающихся осколков не прикроешь. Тут что-то безотчетное, о чем не поведаешь. Пускай кто-то видит в нас государственный инструмент, но в действительности мы призваны защищать людей. Карьера и прочие блага — все это второстепенно.

Добавить комментарий

Новости