Служба в СОБРе — это образ жизни

В правоохранительных династиях уважение к службе, верность долгу, авторитет профессии прививаются с детства

1

В отличие от сегодняшних семей так называемого Запада, полностью подверженных разъедающему влиянию глобализации и пресловутых либеральных ценностей, наши семьи все еще существуют сообразно ценностям, переданным нам предками. Это поддержка друг друга, ответственность за слова и поступки, воспитание, за которое не будет стыдно ни перед собой, ни перед людьми, связь поколений и т. д.

Нигде не смогут привить такое ответственное отношение к делу, как в семье с крепкими традициями. Очень важно, когда опыт и знания передаются по наследству от отца к сыну, от деда к внуку. В семьях, где служат в правоохранительных органах три и более поколений, такие понятия, как патриотизм, честь, служебный долг являются не просто словами. Именно в династиях уважение к службе, верность долгу, авторитет профессии прививаются с детства. Здесь от деда к отцу, от отца к сыну передаются высокие нравственные ценности, умение жертвовать собой ради других. Дети, растущие в таких семьях, часто уже в раннем возрасте выбирают для себя дальнейший путь, неразрывно связанный с профессией родителей. Полицейские династии — особый разговор, потому что сыновья, с малых лет зная, какие трудности и испытания им предстоит преодолеть, продолжают дело своих отцов. Те, кто знает о полиции не только по фильмам и многочисленным сериалам, прекрасно понимают, насколько трудна и неблагодарна профессия сотрудника правоохранительных органов.

В преддверии Дня войск национальной гвардии России, отмечаемого 27 марта, «Ингушетия» хочет рассказать читателям о семье Угурчиевых из сельского поселения Экажево. Вернее — об одном представителе династии, выбравшей когда-то для себя в качестве жизненного пути профессию защитника людей и закона. Ее основу когда-то заложил Абдул-Керим Угурчиев, закрепил — его сын Абдул-Сагип, продолжил — внук Абдул-Керима Магомед, а эстафету сегодня подхватил Хамзат — командир СОБР Управления федеральной службы войск Национальной гвардии (УФСВНГ) РФ по Ингушетии, полковник полиции. О нем и речь.

Предки Хамзата поселились в Экажево в момент основания села, в середине 19 века. Как эстафету здесь передают от поколения к поколению лучшие традиции ингушей, выпестованные в тяжелых, порой трагических жизненных обстоятельствах и прошедшие проверку временем на морально-нравственную прочность. По большому счету, эти ценности являются простыми, понятными истинами, прививаемыми с детства: чужого не трогать, помогать слабому, любить Родину... Вместе с Хамзатом, достойными продолжателями дела предков являются его братья — Джамбулат, Беслан и Рамзан.

«Дедушка Абдул-Сагип всегда являлся для меня примером для подражания, — признается Хамзат. — Мне всегда хотелось быть похожим на него. Он работал в НКВД, после выселения чеченцев и ингушей в Казахстан продолжал работать помощником оперуполномоченного, потом и оперуполномоченным. Вместе с семьей, равно как и все ингуши, он был депортирован в Казахстан в 1944-м. Там он устроился на работу слесарем в крупное хозяйство «Трансводстрой» г. Атбасары. Затем, с учетом опыта его работы в органах МВД, дедушку приняли на работу в качестве старшего оперуполномоченного железнодорожной милиции МВД станции Атбасар Карагандинской железной дороги.

За успешную работу его представили к государственной награде, но получил он её лишь после реабилитации ингушского народа. Потом его назначили заместителем начальника линейной милиции МВД, курирующим железную дорогу от Атбасара до Караганды. Для спецпереселенца устроиться в органы МВД и «подняться» на такую должность — это было большой редкостью. И сами депортированные на таких людей возлагали большие надежды, они обращались к ним за советом разъяснить сложившуюся ситуацию, с просьбой помочь в решении каких-то житейских проблем. Ни одну просьбу своих соотечественников, как я узнавал взрослея, дед не оставлял без внимания. Все это настолько впечатлило меня в детстве, что я твердо для себя решил пойти по его стопам».

Хамзат женат, воспитывает четырех детей (двух сыновей и двух дочек), чему уделяет особое внимание.

«Старший сын, думаю, все-таки будет работать в правоохранительных органах, характером он пошел в меня. Младшему не буду навязывать свой выбор, он шустрый (смеется), думаю, сам прорвется. Хотелось бы, чтобы и дочки нашли свое призвание в профессии».

Хамзат окончил экажевскую среднюю школу № 1. Будучи школьником, посещал секцию по дзюдо, участвовал в школьных спортивных соревнованиях. После школы поступил в Назрановский аграрный техникум, на факультет экономики и бухгалтерского учета, затем по направлению в 1999 году поступил в Махачкалинскую среднюю специальную школу милиции МВД России. В 2001 году после окончания школы милиции был назначен участковым уполномоченным отдела ОДУУМ МОБ Назрановского ГОВД, где проработал четыре года.

«Что хочу служить в СОБРе, я понял, еще будучи студентом аграрного техникума, — говорит Хамзат. — Как-то в один из дней на остановке со всеми ждал автобус. Помню, к поодаль стоявшему от нас милиционеру подбегает женщина и кричит, что двое молодцев у нее отобрали сумку. Меня буквально обволокло гневом, мне так захотелось помочь ей... Желание помочь людям в беде, быть им полезным — об этом я мечтал всегда, и сегодняшняя работа в СОБРе, наверное, является логическим воплощением этой мечты».

После того как Хамзат устроился служить в СОБР, он все время проявлял инициативу к повышению уровня физической подготовки. Несмотря на то, что задачи для спецподразделения были определены заранее, он считал, что этого мало для бойца, что нужно над собой работать постоянно, поскольку профессия такая, что не знаешь, в какой ситуации завтра окажешься.

В 2006 году в республике было очень неспокойно. Постоянные преследования сотрудников, везде только и слышалось «подорвали» сотрудника МВД, обстреляли патрульную машину, где-то сработало СВУ, погибли люди. Драма не обошла стороной и его.

«В то злосчастное время, когда ежедневно трагически погибали три-четыре сотрудника, на меня было совершено покушение, — вспоминает собеседник. — Вечером, возвращаясь с работы домой, я загнал машину во двор. Неожиданно с противоположной стороны подъехала машина. Я сначала особого внимания на это не обратил. Посмотрев через заднее зеркало, увидел, что машина остановилась за воротами, и ждут чего-то. Я подумал, может, ищут кого-то или что-то хотят спросить, такое частенько бывает. Только открыв дверь, услышал звук передернутого затвора автомата, я сразу наклонился. Пули пролетели поверх меня. Если бы преступник успел прицелиться, то точно попал бы в меня: это я говорю вам уже с точки зрения снайпера. Пуля пролетела над крышей автомобиля. Я остался в живых только благодаря Всевышнему. Начал отстреливаться, выбежал за ворота, но он успел запрыгнуть в машину и уехать.

Сейчас и не верится, что работали в таких условиях, когда утром выходя на работу, мы не знали, вернемся ли домой. Но вскоре, через несколько месяцев, люди, покушавшиеся на мою жизнь, были задержаны. Я сам лично разговаривал с человеком, который в меня стрелял, мне было интересно знать, что его побудило так поступить, может, я невзначай дорогу ему перешел? Оказывается, нет, все это он сделал, чтобы просто заработать сто долларов».

В 2008 году Хамзата назначили старшим оперуполномоченным боевого отделения ОМСН МВД РИ, через год, в 2009 году, — старшим оперуполномоченным отделения обеспечения физической защиты ОМСН (отряд милиции специального назначения) МВД РИ, в 2009-2010 году — старшим оперуполномоченным (высотник) боевого отделения ОМСН МВД по РИ. В ноябре 2010 года его назначают заместителем командира ОМСН МВД по РИ, в 2011 году, в процессе организационно-штатных мероприятий, переводят на аналогичную должность в тот же отряд, но уже с новым названием — ОСН МВД по РИ. Примерно в те же годы отряды специального назначения преобразовывают в СОБРы, а уже с 2016 года Хамзат продолжил службу в той же должности в рядах войск национальной гвардии Российской Федерации. В 2015 году его направляют на курсы повышения квалификации по управленческой деятельности в Волгоградскую академию МВД России, после которых зачисляют в кадровый резерв МВД России.

В прошлом году его назначают командиром СОБРа Управления Росгвардии по Республике Ингушетия. Среди наград командира СОБРа — почетные грамоты Росгвардии, МВД, Главы Ингушетии, почетная грамота министра МВД России, нагрудной знак «За отличие» второй степени от директора Федеральной службы войск национальной гвардии Виктора Золотова.

" Коллектив у нас очень сплоченный, дружный, как говорится, с любым можно пойти в разведку, немало отличных спортсменов, — с гордостью рассказывает Хамзат. — К примеру, в отряде есть чемпион Европы по пауэрлифтингу, есть мастера международного класса, чемпионы по боям без правил, призеры чемпионатов России по дзюдо. Команда СОБР Управления Росгвардии по Республике Ингушетия заняла призовое место на соревнованиях «Арштинская высота — 2018». Из девяти команд, принявших участие в состязаниях, одними из лучших в общем зачете стали наши ребята. Я уверен, любая поставленная перед нами задача будет выполнена«.

Что касается возможности зачисления в отряд, то, по словам Хамзата, одной лишь физической подготовки здесь мало.

«Прежде всего, мы акцентируем внимание на морально-волевых качествах претендентов, на их психологической подготовленности. С большой долей вероятности мы определяем их при собеседовании. К примеру, кандидатам во время общения задаешь вопросы о том, как в определенных ситуациях необходимо применять оружие, рассказываем, что после применения оружия нужно ездить в суды, в прокуратуру, на допросы, дескать, в суде возможна встреча с родственниками ликвидированного преступника, которым не докажешь вину погибшего. И здесь, выясняется, что многие из собеседников не готовы к таким перипетиям в жизни, а значит — и служить в отряде.

Я сам когда-то проходил эту психологическую закалку. Да, было тяжело. Скажем, мама в те жуткие времена, когда за правоохранителями охотились бандиты всех мастей, каждый день ставила мне ультиматум, требуя написать рапорт об увольнении, мол, если я не напишу, она пойдет и сама напишет. Я понимал, что материнское сердце всегда будет беспокоиться о детях, даже если вокруг царит мир и благолепие. Через год она немного успокоилась, отчего мне стало гораздо легче. Однако я ни разу не допускал мысли покинуть ряды отряда».

Рассказал Хамзат и об истории создания отряда, начавшей свой отсчет с 1993 года.

«Тогда по всей стране формировали ОМОНы и СОБРы, — напомнил он. — Первые были подконтрольны милиции общественной безопасности и занимались охраной правопорядка: пресечением массовых беспорядков, обеспечением безопасности на митингах и других массовых мероприятиях. А СОБР сразу вошел в состав Управления по борьбе с организованной преступностью. Во время разгула криминала, в начале 90-х, потребовались специальные отряды, которые обеспечивали силовую поддержку. В компетенцию спецназа входит захват вооруженных преступников, освобождение заложников и другие специфические задачи в интересах оперативных служб. Мы действуем в связке с оперативными подразделениями, а ОМОН обеспечивает общественную безопасность. Очень часто СОБР путают с ОМОНом. Если отойти от задач двух подразделений, о которых я уже рассказал, суть отличий проста. У нас служат одни офицеры. Есть, конечно, прапорщики, но они занимают должности водителей. Также мы проводим оперативно-поисковые мероприятия, которые необходимы во время спецопераций. А ОМОН в большинстве случаев обеспечивает общественную безопасность. Кроме того, у нас имеется ряд ограничений по использованию информации. В основном, они связаны с работой оперативных подразделений. Граждане никогда не видят лица сотрудников СОБРа. Даже на учениях мы всегда работаем в масках. А вообще, все мы служим одному делу — защите граждан страны и закона, руководствуемся Конституцией России, федеральными законами и ведомственными приказами. Главное, чтобы все делали свою работу профессионально».

По словам Хамзата, подготовка бойцов СОБРа существенно отличается от подготовки других силовых подразделений, прежде всего, ярко выраженным индивидуальным характером.

«Специфика в том, что СОБР привлекают к операции, когда исчерпаны уже все относительно мирные способы решения проблемы, — говорит он. — Вообще могу сказать, что успех любого спецподразделения на 90 процентов зависит от обученности, на десять процентов — от удачи. Если СОБР работает профессионально, граждане, которые стали невольными свидетелями операции, даже не понимают, что случилось. В отряде много сотрудников узкой специализации, однако основное внимание уделяется взаимозаменяемости.

Упор подготовки делается на работу против вооруженных преступников в городских условиях на дистанции до ста метров, однако СОБР с большим успехом выполняют спецзадачи в любой местности (горы, лес, степи). Мы не случайно заставляем своих бойцов учиться. Постоянные нагрузки спецназа здоровья сотрудникам не прибавляют. Возрастных ограничений у нас нет — боец может служить до тех пор, пока способен сдать нормативы. Если человек попал в СОБР, он уже не хочет никуда переводиться, как правило, ежедневное выполнение задач — в этом для него и есть весь смысл жизни. В другом месте они себя просто не видят.

Средний возраст бойцов СОБРа — 32 года. Все это уже состоявшиеся люди с огромным опытом. При зачислении в отряд, предпочтение отдаем уже подготовленным специалистам. Есть требования и к физической подготовке, и к образованию. Если вкратце о физподготовке, то для всех спецподразделений разработаны одинаковые нормативы. Но мы ориентируем бойцов на более высокие показатели. В первую очередь, повторюсь, будущий боец должен быть психологически и морально ориентирован на выполнение любой задачи, даже с применением оружия, если есть угроза его жизни.

Каждый сотрудник СОБРа должен знать три смежных профессий: он и снайпер, он и высотник он и взрывотехник. Любая поставленная задача должна быть выполнена независимо от того, на какой должности находится боец. С этой целью ежегодно направляем своих сотрудников на курсы повышения квалификации по снайперской подготовке, по горно-высотной подготовке и по подготовке взрывотехников.

Работа бойцов СОБРа часто связана с риском для жизни, требует особого эмоционального настроя и определенных специальных навыков. Надо понимать, что люди, которые пришли в отряд, должны быть внутренне готовы к самопожертвованию. Поэтому даже когда человек, наконец, прошел отбор и стал полноправным членом СОБРа, к нему продолжают присматриваться, определять его характер и наклонности. В любой момент мы должны быть готовы к самым экстремальным ситуациям. И когда они, не дай бог, произойдут, люди будут надеяться на тебя. Именно ты будешь единственным человеком, способным их уберечь и спасти. И надо понимать, что сделать это, возможно, придется, рискуя своей собственной жизнью. Если человек к этому не готов, это становится проблемой. Готовность пожертвовать собой ради других людей, ради страны — это часть нашей профессии, обязанность сотрудника спецподразделения. Когда возникнет вопрос о выборе между его жизнью и спасением людей, он не должен развернуться и убежать. Поэтому мы внимательно смотрим, чтобы случайных людей в отряде не было, когда, к примеру, поработав год-два, сотрудник в опасной ситуации испугался за свою жизнь и не выполнил поставленную задачу. Пока у нас ни разу не было случая, когда мы избавлялись от людей по таким критериям. Все ребята служат достойно.

Кроме того, в зависимости от индивидуальных особенностей сотрудники отряда проходят специальный курс обучения. Наиболее физически подготовленные входят в состав боевых отделений. Кого-то направляют в специализированные центры для обучения минно-взрывному делу. Самые меткие становятся снайперами. Есть в подразделении и свои альпинисты-высотники, способные спуститься с крыши в помещение, занятое противником. Все думают, что спецназовец — это маленький танк. Мол, нужны только рослые парни, которые могут крушить все на своем пути. Но в СОБРе есть люди, которые, прямо скажем, не выглядят суперздоровяками. Все продиктовано задачами, которые необходимо выполнять. СОБРу приходится через форточки проникать в помещения, сквозь вентиляционные шахты протискиваться, где «здоровяк» застрянет.

Численность подразделения является служебной тайной. У нас есть специалисты всех уровней: штурмовые группы, снайперы и другие. Вооружение тоже на уровне. Рабочий день начинается с развода, дежурство у нас по суткам. Каждый день бойцы проходят теоретические занятия — на знание Конституции, нормативных актов. Потом тактико-специальная и огневая подготовка в тире и на полигонах«.

В преддверии Дня войск национальной гвардии Хамзат желает своим подчиненным, конечно же, использовать свои профессиональные умения лишь на тренировках.

«И еще немного удачи, чтобы мы все, в полном составе, возвращались в место постоянной дислокации, чтобы никогда на обратном пути в машине не было пустого места, — добавляет он улыбаясь. — Да, повторю, попасть в СОБР не так просто: жесткий отбор и высокие требования, плюс отменное здоровье, устойчивая психика и огромное желание служить в спецподразделении. Из восьми кандидатов только один попадает в наши ряды. Но если боец стал СОБРовцем, то он работает по принципу «ты для отряда, отряд для тебя», потому что без чувства товарищеского плеча мы не выполним свои задачи. Наша служба — это образ жизни, судьба, которую каждый выбирает сам».

Комментарии 1

Хамзат достойный сын своего народа,им гордится весь его род,мы все рады твоим успехам,молодец Аллаху аттув боакхал цун

Новости