Многострадальная отрасль

Курейш Цороев: «В бедах «многострадальной» сельскохозяйственной отрасли виноваты равнодушные чиновники и человеческий фактор»

0

Горький опыт прошлого нас ничему не учит, считает один из лучших специалистов сельского хозяйства Курейш Цороев, к. с. н. и заслуженный работник сельского хозяйства Ингушетии. Занятый в АПК с молодых лет и прошедший путь от рядового агронома до курирующего вице-премьера правительства РИ, он приложил много усилий, пытаясь реанимировать эту отрасль.

Курейш Цороев считает, что в бедах «многострадальной», по его словам, отрасли виноваты равнодушные чиновники и человеческий фактор. Он уверен, что можно не только возродить сельское хозяйство, но и сделать это направление точкой развития экономики региона. А для этого нужны только высококвалифицированные кадры и грамотный подход к реализации стоящих перед отраслью задач.

«Вместо того, чтобы что-то придумывать, изобретать, правильнее было бы изменить свое отношение к сельскому хозяйству на всех уровнях управления», — считает Цороев. Своими размышлениями о проблемах сельского хозяйства и о путях его развития он решил поделиться на страницах газеты «Ингушетия».

Агропромышленный комплекс Республики Ингушетия сложился на базе трех сельскохозяйственных районов Ингушетии бывшей ЧИАССР без сопутствующей инфраструктуры (материально-технической и научной базы). Земельный фонд Республики Ингушетия при выходе из Чечено-Ингушетии составлял 362,8 тыс. га, из них земельные угодья 212 тыс. га, в том числе пахотных 105,4 тыс. га, из них орошаемых — 23, 1 тыс. га.

На тот момент имелось 11 колхозов, 14 совхозов, 32 сельскохозяйственных кооператива, 423 крестьянско-фермерских хозяйства (КФХ), 3 пищекомбината, 2 консервных завода, 1 птицефабрика, 1 инкубатор. Основные и оборотные средства стоимостью более 500 млн. руб. (в ценах 1991 года).

Становление АПК РИ началось на обломках разрушенного производственного, финансового и кадрового потенциала, в условиях нахождения республики в зоне чрезвычайного положения, без закрепленных границ. У истоков образования министерства сельского хозяйства республики стоял высококвалифицированный, высоконравственный человек Гиреев Султан Алаудинович (Дала къахетам болба цун), который многое сделал для ее становления. Свою деятельность в ранге министра он начал с инвентаризации земельных угодий Республики Ингушетия. В земельном фонде к тому времени произошли значительные изменения в площадях сельхозугодий в сторону их уменьшения, главным образом это были пашни.

В 1990 — 1992 гг. во многих населенных пунктах часть этих земель решениями районных руководителей была отведена под так называемые культурные пастбища и под индивидуальные застройки. И в этот период, когда Республика Ингушетия не успела прочно встать на ноги, нашлись «реформаторы», которые спонтанно, без информационной подготовки населения, при отсутствии какого-либо адаптирующего механизма, провели малоэффективные преобразования в АПК, назвав их земельной реформой.

В ходе такого реформирования были отчуждены земельные угодья под КФХ и так называемые СОКСО, о которых ниже будет сказано. В результате этих действий, оказалось нарушено землеустройство, землевладение и землепользование хозяйств. Не успели выйти документы из Кремля о реорганизации колхозов и совхозов, как тут же в республике нашлись свои «реформаторы», которые в спешном порядке подготовили проекты Указа Президента РИ о реформирование отрасли сельского хозяйства. В один и тот же день 27августа 1993года в разгаре полевых работ были подписаны Президентом РИ два указа. Один Указ № 275 гласил: «О реорганизации колхозов и совхозов Ингушской Республики», второй № 274 «Об организации сельских общинных кооперативов самообеспечения (СОКСО)».

В администрациях населенных пунктов начали составлять списки в спешном порядке, куда включались «мертвые души», а также беженцы из Северной Осетии с тем, чтобы прихватить побольше земель. К этому подводил и Указ № 274, где говорилось, что площадь пашни одного СОКСО должна быть не меньше 150 га. На этой почве создавались среди сельчан недовольства и конфликтные ситуации.

В связи с этим, чуть позже издается Распоряжение Президента РИ № 211 от 17 декабря 1993 года «Об устранения недостатков, допущенных в ходе реализации Указа № 274 «Об организации СОКСО». Этим Указом допускалось иметь один только СОКСО в населенном пункте, а на практике получалась совсем другая картина.

«Реформаторы» возвели создание общинных кооперативов самообеспечения в статус общенациональной задачи. Кто смел выступать против СОКСО считался, чуть ли не врагом народа. И это время чем-то напоминало период коллективизации. Для члена СОКСО двери были открыты во все властные структуры, здесь их встречали на «ура!». Были организованы комитеты по делам сельских кооперативов.

С мнениями механизаторов, доярок с многолетним опытом работы в хозяйствах никто не считался. «Реформаторы» считали, чем быстрее и радикальнее они проведут преобразования, тем быстрее вступят в рыночные условия, а на самом деле все оказалось не так. Необходимость перехода на рыночные отношения в новых условиях не вызывала сомнений. Ясно было, что невозможно вести хозяйства в том виде, в каком они пребывали на текущий момент.

Безусловно, нужны были такие реформы, которые не разрушали, а развивали и преумножали бы то, что мы имели. Но, к сожалению, в ходе реформирования было допущено немало ошибок и просчетов, что отрицательно сказалось на сельскохозяйственном производстве в целом. Да и время для реформ было выбрано не самое подходящее, на фоне тяжелой политической и социальной обстановки после известных событий 1992 года.

Наши соседи пошли по другому пути — не разрушая колхозы, совхозы, сохраняя свой потенциал, они плавно преобразовывали сельскохозяйственные структуры. В нашем же случае, непродуманные и поспешные реформы в условиях становления республики, формирования властных структур и отсутствия законодательных актов, привели аграрный сектор к полному развалу. Подтверждением поспешности предпринятых реформ является тот факт, что в их ходе применялись решения в виде указов, постановлений вышестоящих органов, которые зачастую менялись, дополнялись или отменялись. Но эхо этих документов слышится и по сей день.

При реформировании произошли потери основных и оборотных земельных фондов, отток квалифицированных кадров. Оказались выведенными из оборота десятки тысяч гектаров пахотных земель, уничтожена отрасль животноводства, разбазарена сельскохозяйственная техника. Полностью пришли в упадок традиционные для АПК региона отрасли растениеводства и животноводства. Практически прекратилось агрохимическое и мелиоративное обслуживание сельскохозяйственных угодий.

Были утрачены достижения по внедрению эффективных технологий, свернуты работы по семеноводству и племенному делу. Оказалась разрушена и сама управленческая структура АПК.

Министерство сельского хозяйства и администрации районов работали врозь. Роль и ответственность Минсельхоза была принижена. Подбором руководителей и специалистов занималась администрация района. Руководителями многих хозяйств оказались люди случайные, малограмотные, без навыков и опыта сельскохозяйственного производства, а специалистов как таковых не стало. К тому же, они еще были переподчинены главам администраций населенных пунктов, которые в основном своем были дилетанты в вопросах сельскохозяйственного производства. Работа руководителей хозяйств, сводилась к прямому выполнению указаний и циркуляров местных и районных администраций.

Подменив роль функций Минсельхоза, администрации районов и сел занимались несоответствующими их компетенции вопросами, в их управлении преобладал командно-управленческий стиль работы. Высокопоставленные чиновники стали поговаривать, что колхозы, совхозы — вчерашний день, они не имеют перспектив и изжили себя, а экономисты, финансисты твердили — сельское хозяйство — это черная дыра. Весьма странный был уровень мышления у наших «реформаторов». Начался невиданный произвол в аграрном секторе, создавались невыносимые условия работникам сельского хозяйства. Исчезли понятия «механизатор», «доярка», «скотник». Вместо них появились члены СОКСО, арендаторы, фермеры, у которых был декларативный лозунг «Мы накормим население республики».

Руководителями СОКСО стали случайные люди, далекие от вопросов сельскохозяйственного производства. Всего в Республике Ингушетия было создано 23 СОКСО, в пользу которых отчуждались земли, техника и производственные помещения. Им было передано 15,5 тыс. га наиболее ценных пашен, из них 3,5 тыс. га с посевами озимых и безвозмездно 118 тракторов разных марок (К-700, Т-150, ДТ-75, МТЗ-80) с полным набором прицепного инвентаря, транспортных средств, семян, удобрений и производственных помещений (бригад, станов, столовой). Более того, шло отчисление 2 % от денежных средств, поступавших на счет Минсельхоза с освобождением от всяких налогов в течение 3-х лет. СОКСО просуществовало всего лишь два года и впоследствии, были ликвидированы, как не оправдавшая себя форма хозяйствования — эксперимент не удался.

Ликвидация СОКСО произошла согласно Указу Президента РИ № 298 от 30 декабря 1996г. Этим же Указом изымались земли у непрошедших перерегистрацию КФХ, они передавались в так называемый фонд перераспределения района. Вот здесь затерялись основные средства (земля, техника, здания, сооружения), переданные в свое время в СОКСО. Всем этим занимался Государственный Комитет РИ по землеустройству и земельными ресурсами, призванный осуществлять контроль над земельными угодьями.

Цель «реформаторов» была обеспечить каждую семью земледельческой продукцией. Идея, может быть, была хороша, но «реформаторы» не учли одно обстоятельство, что основная масса населения сельской местности давно уже имела у себя в личных подворьях эти 0,15 га, которые зарастали сорной растительностью. Хозяйства республики остались у «разбитого корыта». Произошли значительные изменения в земельном фонде и за счет 4-х хозяйств (с-з им. Чилаева, им. XX партсъезда, «Серноводская», «Ассинская») общей площадью 11425 га отошедших ст. Серноводская и Ассиновская Чеченской Республики. Эти хозяйства 1992-1993 гг. содержали и финансировали министерство сельского хозяйства Ингушетии. Два года выдавали им зарплату на содержание коллективов, ГСМ, семян, удобрений и прочее.

В одночасье лишилась рабочих мест большая часть сельского населения. Основной костяк, передовики сельскохозяйственного производства, не выдержав беспредела и натиска, осели дома. Это наши герои и орденоносцы: Кодзоев Багаудин — герой Социалистического труда, Гелисханов Юсуп, Гайтов Татархан — кукурузоводы, Евлоевы Ахмет и Хаджи-Бикар, Аушев Юсуп, Угурчиев Амерхан — картофелеводы, Евкуровы Лахан и Джабраил — механизаторы и комбайнеры, Тимурзиева Роза, Даурбекова Зина — доярки, депутаты Верховного Совета СССР, Бахмадов Мади — чабан, герой Социалистического труда и многие, многие другие по всей республики. Их всех не перечислить.

Многих уже нет живых, они ушли в иной мир, Дала къахетам болба царех. К большому сожалению, под гнетом чиновничьего произвола, преследовавших меркантильные цели, руководители хозяйств и подразделений перенесли многие тяготы и впоследствии различного рода заболевания, вызванные стрессовыми факторами.

Приведу пример, как это отразилось на одном прославленном в бывшем ЧИАССР хозяйстве «Экажевский», где в прошлом руководителями были организаторы: Цечоев Салман, Хасиев Салман, Галаев Яхья, Яссиновский Владимир. В период становления АПК и самой республики, в тех сложных условиях я, волею судьбы, оказался директором вышеназванного хозяйства. И я видел своими глазами происходившие безобразия, вакханалию в аграрном секторе. Многие руководители, мастера своего дела, являясь противниками проводимых реформ, пострадали вплоть до лишения должностей. Единственный уцелевший — директор Назрановского совхоза-техникума Хашагульгов Магомед, который благодаря своей принципиальности смог избежать создания СОКСО на базе совхоза-техникума.

Хозяйство, возглавляемое мною, было многоотраслевое, площадь сельхозугодий составляла 6806 га, пашни 4224 га., основное направление картофелеводческое. Земли сосредотачивались в трех населенных пунктах: Экажево, Али-Юрт и Гази-Юрт. Не успел приступить к работе, как начали создавать СОКСО. Вопреки распоряжению Президента РИ на территории хозяйства, в отличие от других, были организованы целых три СОКСО. При их организации, хозяйствами в одночасье были переданы им основные средства (земля, техника, складские помещения, бригадные станы). Вместе с тем и засеянные поля озимыми культурами высокой репродукции. Происходило это осенью, когда закладывался озимый клин под урожай будущего года. Что самое обидное, всего перечисленного были лишены хозяйственники, создававшие их десятилетиями.

В такой ситуации надо было предпринять, что называется экстренные меры по выходу из сложившейся стагнации. Ведь я был избран коллективом, за моей спиной находился крупный трудовой коллектив хозяйства, жители вышеназванных сел. Что делать? Появилась идея о введении гектарной системы возделывания сельскохозяйственных культур. Обсудили на общем собрании коллектива, в основном одобрили, но нашлись и противники в лице руководителей подразделений, главных специалистов, особенно так называемые завсклады. Их можно было понять. Я это предвидел, знал, что так будет, понимал все риски. Все это было скрыто от чиновников республики и районов, иначе нашлись бы противники и среди них. Забегая вперед скажу, что для руководителей республики и района это стало позже как «гром среди ясного неба».

Таким образом, в хозяйстве была внедрена и апробирована гектарная система ведения хозяйства. Эта система является традиционной формой земледелия и землевладения, сотнями лет выработанная нашими предками. Что дала нам гектарная система? Зерна озимых с площади 800га 2320 тн со средней урожайностью на круг 29цн/га, кукурузы первого поколения, сорт «ЗПСК-704» венгерской селекции с площади 300 га получили 2400 тн зерна с урожайностью на круг 80 цн/га из которых 500 тн. сданы в Плиевский ХПП на заготовку семян, по разнарядке Минсельхоза выделеных хозяйствам республики. В том году республика обошлась без завоза семян со стороны. По всем показателям был перевыполнен план.

Хозяйства «Экажевский» и «Нестеровское» разделили первое место. Теперь что получил гектарник? Он получил 7-8 тн. кукурузы в початках и побочную продукцию (стебель), картофеля по 2-2,5 тн. и по 500 кг зерна пшеницы и ячменя, как было оговорено в договоре. В конечном счете, хозяйство получило прибыль, и гектарники остались довольными. Правда, директор поплатился должностью по надуманной причине, а саму гектарную систему ликвидировали.

Гектарная система оправдала себя и все наши ожидания. Появились собственные денежные средства на счете. Только за счет одной кукурузы 1 млн 100 тыс. руб. в ценах 1994 года. Это нам позволило закупить коров — нетелей красной степной породы в количестве 270 голов, и полностью обновили посевной, и посадочный материал с/х культур. Также был обновлен машинотракторный парк на 20%. Вот что дала нам гектарная система.

Экажевцам удалось сохранить хозяйство от полного развала, когда соседние хозяйства уже разваливались. Они до сих пор вспоминают об этом. Министр Вахид Мархиев, поддержав инициативу, собирался внедрить этот метод на всей территории республики. К сожалению, не суждено было ни ему, ни мне это осуществить. Старшее поколение хорошо помнит 30-е годы прошлого столетия, период становления Ингушской Автономной области, где хозяйствования были коллективными. Для сведения скажу, что по всей территории Ингушетии было 93 коллективных хозяйств и товариществ. При этом по поставке зерна кукурузы Ингушетия занимала первое место на юге России.

Страшнее всего то, что в ходе реформирования, внутри республики произошло дробление пашни на мелкокрестьянские хозяйства, без учета местных условий и национального менталитета, в расчете на случайный успех. При этом, были нарушены сложившиеся границы землепользования, разрушены севообороты, структуры посевов, культура земледелия, что в конечном счете привело к ухудшению агроэкологического состояния земель. Словом, ситуация в сельском хозяйстве была катастрофической.

Бывшие экономически крепкими в советские времена хозяйства оказались брошенными на произвол судьбы. Это жизненно важная отрасль была уничтожена. Впоследствии и руководителя АПК Гиреева Султана, приглашенного из департамента министерства сельского хозяйства России, вынудили распрощаться с должностью.

На фоне всего этого новым министром стал Мархиев Вахид Лом-Алиевич — специалист высочайшего класса, великолепный организатор сельскохозяйственного производства, приглашенный из Астраханской области. Наследство ему досталось тяжелое. Патриотично настроенный министр взялся за отрасль.

Появившиеся множество «земледельцев и землепользователей» в лице АО, ЗАО, АОЗТ, СОКСО, СХК были реорганизованы в ГСХП (государственные сельскохозяйственные предприятия). В. Мархиев также возобновил коллегию АПК, как консолидирующую силу всех различных министерства, ведомств, так или иначе связанных с сельскохозяйственной отраслью. Аппарат АПК состоял из высококвалифицированных, профессиональных специалистов. В самих хозяйствах были подобраны специалисты-профессионалы. Директорский корпус был уже другим. Улучшился морально-психологический климат, произошло оживление.

В первом же 1994 году получили небывалый урожай сельскохозяйственных культур. Урожай зерна составило 84,7 тыс. тонн, подсолнечника 3,7 тыс. тонн. Увеличились надои молока в разы. Вскоре, благодаря усилиям нового министра, для вывода из жесточайшего кризиса АПК РИ на Совете Федерации России рассматривался вопрос «О комплексном развитие агропромышленного производства Республики Ингушетия и его финансовой поддержке в 1995 — 2000 годы». Такое событие в сфере АПК случалось впервые в истории ингушского народа.

Для защиты представленной концепции развития АПК РИ выезжал целый десант специалистов Минсельхоза РИ во главе с министром Мархиевым В. Л-А. Вскоре стали поступать средства на счета Минсельхоза из федерального центра. Заметно на глазах стали происходить позитивные изменения в аграрном секторе. Помнится, в конце года на счет Минсельхоза поступило около 4-х млрд рублей на развитие АПК. К сожалению, чиновникам-реформаторам это не понравилось. Вновь начали сгущаться тучи над отраслью и самим министром. Вскоре и В. Л-А. Мархиев был освобожден от должности по необоснованным причинам. С его отставкой весь аппарат Минсельхоза был выведен за штат с целью избавиться от профессиональных кадров.

К слову сказать, это был основной рабочий костяк с большим опытом, знаниями и стажем. И вот с этого момента началась новая чехарда в АПК.

Происходила частая смена министров, редко кто из них досиживал год в этом кресле (а год — это срок, который необходим, чтобы только вникнуть во все проблемы). Для сведения, если при ЧИАССР с 1957 по 1992 гг. было всего 7 министров, то в Ингушетии с 1992 года сменилось 17 министров.

В Правительстве эту многострадальную отрасль часто курировали люди далекие от сельскохозяйственного производства. Регулированием земельных отношений и контролем за использованием земельных угодий занимались земельный комитет, минэкономразвития, министерство имущественных отношений. В отрасль аграрного сектора, нет-нет, да и вмешивалось министерство финансов. Где логика? Чуть ли не каждый чиновник, который не видел огорода, становился аграрником. Дошло до того, что высокопоставленные чиновники-министры различных ведомств, только не сельского хозяйства, на совещаниях рассказывали, что сеять и как. Вот парадокс!

У некоторых высокопоставленных чиновников упоминание аграрного сектора часто вызывало раздражение. Они считали, что пахать, сеять, завозить семена, удобрения нерентабельно, дешевле завозить готовую сельхозпродукцию, чем развивать сельское хозяйство.

Сельские жители, которые и были в основном заняты в АПК, недоумевали: как это не пахать, не обрабатывать, не сеять?! И как только в России заговорили о приватизации земель, тут же нашлись новые «реформаторы».

Под эгидой Института экономики и правоведения 7-8 мая 1998 года был проведен научно-практический семинар с участием специалистов из Германии о возможности введения частной собственности на землю в условиях Ингушетии. Семинар проводился в стенах зданий Минсельхоза. В этом семинаре принимали участие несведущие люди: преподаватели-теоретики, юристы, финансисты, землеустроители, кроме специалистов, ученых в области сельского хозяйства. Два дня шли дебаты, дискуссии. Руководитель АПК РИ на основании итогового документа семинара, обратился к Президенту и Народному Собранию с вопросом о возможности введения частной собственности на землю в Республике Ингушетия. Это было беспринципное решение, авантюризм, создание предпосылок для конфликтных ситуаций, вплоть до кровопролития.

Но, как ни странно, Парламент был готов принять такой закон. Это была очередная попытка, решить земельный вопрос не в интересах народа. Опять же наши организаторы и участники не учли, что Германия шла к этой реформе столетия. Они не могли уяснить, что нельзя применить модель Германии в условиях республики. Там другая законодательная база. Позже выяснилось, что наши «реформаторы» задолго предвидели, что земли будут пущены в оборот, и сегодня это становится фактом.

Во всем цивилизованном мире, в особенности в мусульманском, земля принадлежит всему обществу. В истории известны всякие реформы, а их было много, начиная с отмены крепостного права, которые проваливались и ни к чему хорошему не приводили. Как только в России принимают документы не продуманные, научно необоснованные, тут же, как по-щучьему велению, находятся на местах реформаторы.

Пишу не для того чтобы искать виновников развала нашего аграрного сектора экономики, а как предостережение в последующем от подобных ошибок и промахов. Следует не только учиться на своих, но и на чужих ошибках.

Сегодня мы имеем тяжелые последствия от непродуманных поспешных реформ, масштабы потерь от них колоссальные. В итоге, на мой взгляд, идеи «реформаторов» по переходу к рыночной экономике привели республику к полному развалу сельского хозяйства. Фактически, сельское хозяйство было брошено на произвол судьбы, полагая, что рынок сам все образует и расставить по местам.

В 2002 году произошла смена власти, и руководителем АПК снова оказался бывший министр Гиреев Султан. В первую очередь он подобрал профессиональный коллектив Минсельхоза, создал условия работы. Начали предприниматься шаги по оздоровлению сложившейся ситуации. Вновь были реорганизованы хозяйства (ГСХП) в ГУПы, по сути те же колхозы и совхозы, т. е. от чего ушли к тому и пришли.

Казалось бы, на этом успокоились. Ан, нет! После прихода нового руководства, по счету третьего, решили реорганизовать сложившиеся хозяйства путем слияния всех 24 ГУПов в ГУП «Юрт-Боахам». Произошло непредвиденное. Постановлением Правительства РИ осенью 2011 года, в период закладки озимого клина под урожай будущего года, проводят это мероприятие, где часть основных и оборотных средств оказались переданным за вновь организованным ГУПам, а часть за ГУП «Юрт-Боахам» для погашения кредиторской задолженности.

И на этот раз начали с чистого белого листа. Правда, директорский корпус остался тот же. Надо заметить тот факт, что министры менялись, а руководители хозяйств оставались прежние. Встает вопрос: не в этом ли кроятся наши неудачи и провалы? Причина именно в человеческом факторе. В сельское хозяйство можно вкладывать огромные средства, внедрять высокие технологии, но в любом случае последнее слово остается за руководителем. Корень всех бед в АПК — это случайные, неграмотные и некомпетентные люди, без опыта и навыков сельскохозяйственного производства.

Приток молодых, энергичных руководителей с организаторскими способностями — невелик. Основным бичом в отрасли сельского хозяйства является отсутствие профессиональных кадров. В этой связи не могу не напомнить бытовавшую формулу: «Кадры решают все» и нынче их роль неизмеримо возросла. Поэтому встает вопрос о принятии на правительственном уровне документа по кадровой поддержке агропромышленного комплекса.

Чиновники ведомства АПК не вписываются в новые условия, не хватает багажа знаний. Бюрократизм АПК, словно опухоль, поражающая организм нашей республики и, как известно, спасти этот организм возможно, только путем радикального иссечения. Чем быстрее будет поставлен диагноз, быстрее излечим.

Вот и в этот раз, с приходом уже другого руководства, начали подымать вопрос о реорганизации хозяйств в агрохолдинги. У нас, на наших имеющихся сельхозугодиях, уже есть агрохолдинг в лице Минсельхоза, если можно так выразиться. При реорганизации АПК и подборе форм хозяйствования должен быть взвешенный подход с учетом опыта, практики, менталитета населения. Нельзя допускать ошибок прошлых лет. Уже испробованы все возможные и невозможные методы ведения сельского хозяйства.

Общеизвестно, процветание любого государства начинается с развития сельского хозяйства, на этом основывается обеспечение населения продуктами питания. Вопрос этот всегда был и остается не только экономическим, но и политическим. Экономику народного хозяйства и занятость населения во многом определяет сельское хозяйство.

Хотелось бы здесь привести высказывания лидера одного молодого государства, когда спросили у него: «Как могло за короткое время государство управляемое вами, стать таким богатым, процветающим?». Лидер ответил: «Первое это вера народа в своего лидера, второе — обеспечения безопасности населения, и третье — труд на земле». Когда вновь спросили, что самое главное из трех составляющих? Ответ был кратким: «Труд на земле».

Сегодня мы возлагаем большие надежды на нового руководителя республики, что он будет таким лидером.

Нужен решительный перелом в сторону оздоровления АПК. Без полнокровного становления сельского хозяйства, как сектора экономики, не решить проблему создания рабочих мест и обеспечения населения продуктами питания. Состояние дел в АПК во многом определяет продовольственную безопасность. И сегодня наблюдается глубокий продовольственный кризис, крайне низка обеспеченность продуктами собственного производства. Дело дошло до того, что вынуждены завозить в республику мясо, зерно, даже овощи, которые мы раньше вывозили. Сельское хозяйство — это самая значимая отрасль народного хозяйства, и соответственно, ее успешное функционирование является основой развития республики

Развитие этой жизненно важной отрасли влечет за собой становление смежных направлений хозяйственной деятельности: создание базы переработки и реализации выращенного урожая, вовлечения малого и среднего бизнеса, создание новых рабочих мест, поступление налогов в бюджет республики и улучшения социально-экономических условий жизни населения.

В данной ситуации необходимо на первоначальном этапе предпринять конкретные шаги по структурной перестройке всего агропромышленного комплекса, а именно:

— изменить и оптимизировать управленческую структуру аппарата Минсельхоза Ингушетии;

— реорганизовать мелкие, убыточные ГУПы путем их присоединения к более дееспособным или же образовать (СПК, СХК) в том же населенном пункте не выводя их из сельскохозяйственного производства.

— провести аттестацию на профпригодность аппарата Минсельхоза, подбор компетентных специалистов в области сельского хозяйства;

— прекратить практику образование всевозможных комиссий и рабочих групп;

— принять концепцию развития отрасли сельского хозяйства на долгосрочный период.

Ввиду ограниченности земель сельскохозяйственного назначения из-за своей малоземельности, и исходя из сложившейся структуры земельных угодий республики и с учетом природных условий, менталитета населения необходимо вести постоянную, целенаправленную работу по эффективному использованию земельных угодий.

В этой связи необходимо осуществить ряд мероприятий:

а) мероприятия, не требующие каких-либо средств:

— провести полную инвентаризацию основных средств (зданий, сооружений, техники) с приведением их в порядок;

— ввести в оборот все неиспользуемые земли, устранив черезполосицы в землепользовании;

— пересмотр специализации районов и хозяйств с учетом природно-климатических и экономических условий;

— определить конкретные хозяйства, специализирующиеся на разных направлениях: семеноводство, овощеводство, садоводство, овцеводство, птицеводство, мясомолочного, откормочного;

— совершенствование структуры посевных площадей с учетом специализации и рыночных условий;

— вести научно-обоснованные севообороты с учетом природно-климатических особенностей;

— вести в севооборот высокодоходные с\х культуры;

б) мероприятия, нуждающиеся в финансовых средствах:

— инвентаризация земельных угодий;

— повышение плодородия почв;

— восстановление орошаемых земель;

— развитие горного садоводства на слоновых землях, исключив равнинные земли;

— развитие пчеловодства на промышленной основе;

— возрождение овощеводства открытого и закрытого грунта;

— развитие рыбоводства на базе имеющихся прудовых хозяйств путем их восстановления и реконструкции.

В своем большинстве ряд мероприятий не нуждаются в денежных средствах, а нужно использовать свои интеллектуальные ресурсы, по другим мероприятиям необходимо принять закон и предусмотреть в республиканском бюджете финансовые средства отдельной стройкой.

Однако, какие бы мероприятия не осуществлялись, какие средства не вкладывались бы и не внедряли супертехнологии, главная роль отводится кадрам (руководители, специалисты). Нужны люди квалифицированные, принципиальные, ответственные, мыслящие по-новому, по-деловому.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости