Жизненная составляющая

Нурдин Льянов: «Если у тебя есть интерес к своему делу, то из тебя получится хороший специалист»

0
Нурдин Льянов, инженер-проектировщик, заслуженный строитель Ингушетии

Инженер-проектировщик — сложная и ответственная профессия, требующая математического склада ума, хорошего пространственного воображения, умения мыслить аналитически, точности и аккуратности во всем, особенно в мелочах и деталях. Всеми этими качествами обладает герой этого очерка инженер-проектировщик, заслуженный строитель Ингушетии Нурдин Льянов, отдавший своему делу полвека и продолжающий стоять на своём боевом посту, с честью и достоинством выполняя взятые на себя обязательства.

— Я с детства не чурался мужской работы, потому и выбрал профессию строителя, — говорит Нурдин Османович, — думал, буду работать на стройках засучив рукава, а судьба распорядилась иначе. Инженер-проектировщик — работа кабинетная, хотя к строительству имеет самое прямое отношение. Именно на этой стадии ставятся задачи, с которыми в дальнейшем призваны справиться остальные этапы строительного дела.

Родился Нурдин Льянов в Казахстане, в Кокчетавской области в селе Гавриловка в 1947 году. Он из тех самых детей, кого в народе называют дети депортации, но, по словам самого героя, судьба была благосклонна к этой семье.

— Наш колхоз был богатый, голода и бедствий мы потому и не испытывали, — говорит он, — но брата годовалого возраста всё же потеряли во время эпидемии тифа.

Семья Льяновых вернулась на родину в 1959 году. В Казахстане Нурдин Льянов успел окончить пять классов, потом два года учился в школе сельского поселения Новый Редант и в Грозном, где они в итоге поселились, окончил школу № 25.

Потом была служба в рядах Советской армии — настоящая школа мужества со всеми составляющими. Вернувшись в 1969 году домой, он поступает в Нефтяной институт на строительный факультет, специальность «Промышленное и гражданское строительство».

— В те годы школьное образование Грозного славилось, знания давали хорошие, — говорит Нурдин Льянов, — поступил сам. В институте учился с интересом. Наша профессия стара как мир и универсальна. Она включает в себя и архитектуру, и конструкции, и технологию строительства, и инженерные сети. В общем, выпускник с этой специализацией мог работать во всех областях. Мне ещё повезло в том плане, что застал старую преподавательскую школу, опытных профессоров.

Отделение, на котором учился Льянов, было вечернее и предполагало обязательное совмещение с работой. Нурдин, конечно же, работал где, как и кем придётся, но не был официально нигде закреплён.

— Перехожу на третий курс, и тут институт запросил справку с места работы, — вспоминает Нурдин Османович. — Пришлось срочно искать связи. Помог родственник Магомед Льянов. Он был при хорошей должности. Пристроил меня в проектный институт техником с окладом 70 рублей. Я-то собирался быть настоящим строителем, и поначалу всё казалось мне неинтересным, скучноватым.

Потом увлёкся, открыл для себя, что проектирование очень даже творческая работа. Особенно в наше время, когда нет номенклатурных ограничений, всяких рамок, как в советскую эпоху. Хотя это наиболее сложный этап в строительстве, на котором буквально ставятся задачи для всех остальных этапов. Ведь это не только разработка архитектурного проекта будущей постройки, но и множество других, не менее важных этапов.

Путём плодотворной работы, преодолений и достижений, в тесном профессиональном кругу сотрудников, настоящих специалистов Нурдин Османович дорос до главного инженера проектного института «Чечинггражданпроект».

Слово о друге и коллеге

— С Нурдином Льяновым мы знакомы ещё с института, — вспоминает заслуженный строитель Чечено-Ингушетии и Ингушской республики Билан Чахкиев. — Когда он устроился на работу в проектный институт, там не было ни одного вайнаха. Вот такое было это время. Институт проектировал гражданские проекты и многоквартирные дома по городу и республике. Я в то время работал прорабом, потом старшим прорабом в Чечено-Ингушском управлении строительства, в специализированном СМУ по монтажу каркасно-железобетонных изделий. Почти все объекты разрабатывал этот институт.

Нурдин занимался именно конструкциями. По ходу строительства у нас возникали вопросы разного характера по проекту. Приходилось часто приходить в проектный институт и согласовывать с ним дальнейшие действия. Мы потому находились в постоянном тесном общении. Могу уверенно сказать, что это очень грамотный инженер. Он тут же без всяких проблем разрешал спорные, сомнительные ситуации, связанные с проектом. Он вообще отличался своей коммуникабельностью, умением логически мыслить и ответственно подходить к любому делу.

Нурдин был в числе проектировщиков нового здания Чечено-Ингушского обкома партии (потом это был Президентский дворец). А возводило это здание наша организация — СМУ-10. Я был старшим прорабом. Проектные работы проводились в ускоренном режиме, они передавались частями, можно сказать с колёс. Нурдин проявил здесь свой высокий профессионализм, высший пилотаж, показал свою профессиональную компетентность. В то время это было по своей сложности уникальное здание — 10-этажное, и всю эту работу проделал наш проектный институт во главе с главным инженером Льяновым.

Здесь немного отступлю от нашей темы. Хочу отметить одну интересную деталь. Первый секретарь обкома партии жил неподалеку от этого строительного объекта. Так он вечерком, пешком, без официоза, без охраны мог прийти к нам, обходил строение, поднимался по этажам, общался с рабочими, интересовался делами, проблемами. Вот так я понимаю, что власть с народом.

Если у тебя будет интерес к своему делу...

Первую свою самостоятельную работу Нурдин Османович помнит хорошо. Это было здание педагогического института в шестом микрорайоне Грозного. Работа от начала до конца прошла гладко, без каких-либо проволочек. Потом были здания на проспекте Орджоникидзе, кинотеатр «Юбилейный», школа на 2500 мест в восточной части Грозного, школа в микрорайоне Ипподромный на 1500 мест, пристройка к школе № 5 на 1176 мест на улице П. Мусорова, здания детской республиканской больницы в районе Старых промыслов, столовая госуниверситета, девятиэтажная пристройка к существующему пятиэтажному зданию и ряд других объёктов в городе Грозном.

После событий в Чечне Нурдин Льянов переезжает в Ингушетию. И здесь, вместе с заслуженным строителем РФ Русланом Солтамаковым, используя свой опыт и профессионализм, они создают проектный институт «Ингушпроект». Говорить читателю, легко ли было создавать с нуля проектный институт в молодой республике в период социально-экономического и политического кризиса по всей стране, думаю не надо. Но за короткий срок институт сумел набрать профессиональный штат, необходимую технику и приступить к своим обязанностям. На начальном этапе институт спроектировал детский лагерь в селении Лейми Джейрахского района на 200 мест, среднюю общеобразовательную школу № 5 в Назрани на улице Муталиева на 704 учащихся, торговый комплекс «Стройторг» также на улице Муталиева, частные объекты, жилые постройки и т. д.

Говорят, чтобы стать специалистом, надо минимум отработать 5-10 лет, а профессиональным проектировщиком — 20-25 лет. Если примерить эти цифры к Нурдину Льянову и учесть, что он в этой области работает вот уже полвека и самое главное — продолжает свою трудовую деятельность в собственной частной компании «Стройпроектсервис», то он «дважды» профессионал.

Работает он сегодня, как и в добрые старые времена, простым карандашом. «Компьютер освоить нет большой проблемы, — говорит он, — но мне как-то так привычнее, скажем, больше по душе чувствовать руками бумагу и карандашом выводить линии, чувствовать, что я строю, а не техника за тебя»

Как-то мой коллега стал случайным свидетелем диалога между двумя молодыми людьми:

— Говорят, у нас есть знаменитый проектировщик, который до сих пор работает карандашом, игнорируя компьютерные программы, — говорит один.

— Обалдеть! Как его зовут — удивляется второй.

— Нурдин Льянов...

— Если у тебя будет интерес к своему делу, то из тебя получится хороший специалист, — считает сам Нурдин Османович. — Если его нет, то лучше этим и не заниматься вовсе.

Но уровень подготовки нашей команды позволяет реализовывать проекты различного масштаба и сложности. Наши специалисты проектируют все, что можно построить. Несмотря на жёсткую конкуренцию, мы востребованы. Строительство и проектирование зависит от множества факторов, начиная от общеэкономической ситуации в стране и заканчивая местной конъюнктурой. За счет полного комплекса работ, от сбора исходных данных, обследования, инженерных изысканий до сопровождения проекта на всех этапах, мы оптимизируем затраты заказчика.

«Главное в этой жизни — чувствовать, что ты нужен», — считает Нурдин Льянов. И в этом плане, можно сказать, жизнь нашего героя удалась. Одно дело, что его профессионализм, опыт и знания востребованы, другое дело — он окружён любовью и вниманием детей и внуков, как некогда, после смерти жены в 1997 году, один взял на себя заботу о детях (четыре дочки и сын), дал им образование и поставил на праведный путь.

— В целом, несмотря на все минусы и плюсы, я не жалею, что пошёл в эту профессию, — говорит Нурдин Османович, — она мне дала жизнь, наполненную смыслом. Думаю, что если бы была возможность повернуть время вспять и что-то изменить, то я бы все равно пошёл по уже однажды выбранной дороге.

Добавить комментарий

Новости