Знамения Аллаха рядом

За гранями обыденности — благие сновидения

2

Жительница Воронежа Пятимат Евлоева хранит у себя старое издание Корана, которое изрядно потрепало время. Из родной Ингушетии она вывезла его специально для того, чтобы отреставрировать. Именно этот обветшавший экземпляр Священной Книги ей особенно дорог, так как с ним связано удивительное и знаменательное событие из жизни ее покойной матери.

Пятимат признается, что вряд ли решилась бы рассказать об этом во всеуслышание при ее жизни. Ее мать, как она говорит, утаивала эту историю от чужих людей, как ей в свое время велел отец. Сейчас же этот подлинный и невероятный, по ее словам, случай дождался своего времени.

— Все, что связано с верой, не подлежит хвастовству, озвучиванию, это же все сокровенно, все внутри. Так и было с мамой. Когда мне исполнилось семнадцать лет, настал мой черед начать учиться чтению Корана у дедушки. Мой дед был уважаемый в селе человек. Его звали Эйдмар Муталиев, он был из села Экажево. В то время, как я знаю, он был единственный ингуш с таким именем. Дедушка учил Корану своих близких и вообще всех желающих. Вот он мне и говорит: «Иди, учи буквы, твою мать этому свыше обучили». Я тогда не знала, о чем идет речь. Лишь после этих слов мне рассказали про чудесное обучение Корану мамы. И то, это рассказала мне не мама, она все эти годы не проронила об этом и слова. Доучиться я тогда не успела — дедушки вскоре не стало.

У дедушки было восемь дочерей. Он обучал их Корану поочередно — от старших переходя к младшим. Когда маме было семь лет, он подозвал ее с двумя другими старшими дочерями и написал им первые арабские буквы для заучивания. А моя мама посмотрела на них и сказала, что она их уже все знает. Дедушка не поверил и повторил наказ. Мама же подошла к раскрытому Корану и начала читать. Она все прочитала, чисто, как положено, с интонацией, ударением.

Сейчас не описать состояние дедушки, говорят, что он опешил, побледнел, дар речи потерял, ничего ей сразу не смог сказать. Когда дед пришел в себя, то он подозвал ее и спросил о том, откуда она научилась читать Коран. Мама рассказала, что к ней во сне приходит старец в белых одеяниях, в белой чалме и обучал ее Корану. Это произошло не за один раз — старец являлся ей во сне раз за разом. Каждый раз он давал ей новые уроки. Мама говорила, что как только она закроет глаза, то во сне перед ней представала доска, как в школе, и этот старец писал на ней и объяснял ей. Услышав это, дедушка расплакался, обнял ее и сказал ей, чтобы она никому не рассказывала про это. Он сказал, что она все читает правильно, ничуть не хуже него.

Дедушка после этого побежал к алимам, а они ему сказали, чтобы он людям не рассказывал. Если сейчас мама была бы жива, этот разговор, наверное, не состоялся бы, она такая скромная была, никому об этом не рассказывала. Алимы сказали про маму, что она, должно быть, получила благословение свыше.

Этот старик сопровождал ее до конца жизни. Во сне он давал ей также советы. Она такая мудрая была, молчаливая. Когда же я спустя годы в первый раз спросила у нее о том, правда ли это, то она очень сухо ответила, лишь подтвердив, что так и было. Мама в действительности ни к кому в жизни не ходила и не обучалась Корану, ни до, ни после этих снов. И так она всю жизнь читала Коран, очень красиво, будто она арабка. Все ее знания по Корану были почерпнуты исключительно из этих снов.

Мама по своей натуре была очень богобоязненной и на редкость удивительным человеком. Благородство, честь у нее были наследственными. Прабабушка мамы была настоящей княжной, дочерью знатного черкесского князя из Кабардино-Балкарии. Прадед мамы, царский офицер, служил под начальством черкесского князя, который за его смелость, справедливость и порядочность отдал за него свою дочь. Его звали Угус Ведзижев. Моя бабушка росла у своей бабушки, княжны, и у нее было удивительное воспитание. И маме передался этот аристократизм. В ней не было расчетливости, она никогда не поступалась своими принципами и честью ради материальных благ. Все это в ней выработало порядочность, честность, исключительное благородство, такт и справедливость. Эти качества в ней сочетались с богобоязненностью. И даже одежду она всю жизнь носила длинную, скромную и никогда не снимала платок с головы.

Вместе с тем она была очень обходительна и проста с людьми. Когда они с отцом переехали в Галашки, то мама подметала соседские дворы, тогда же дворы были открытые, не как сейчас, и веранды были открытые. Она с родника, из-под горы, носила воду соседям и с утра ставила по два ведра на их веранды.

Семья в целом у них была очень набожной. Одна из ее сестер Коран прочитывала за три дня и так всю жизнь, пока, как и мама, не умерла. Ее, правда, дед обучил. Мама всегда постилась, не только обязательный, но и дополнительный пост держала, постоянно молилась. Бабушка мало говорила, была скромной и мудрой, и мама такая же была. Она никогда сплетнями не занималась, никого не обсуждала, не лезла в чужие дела. И всю жизнь подавала нам пример своим поведением. Никогда не гневалась, ни разу не подняла на нас руку. Какая бы ситуация не возникала, она не выходила из себя. Такой перфекционист она была. Я видела, как она выстаивает дополнительные ночные молитвы. Мне многие знакомые говорили, что моя мать как будто светилась, глаз на ней останавливался. И такая жертвенная натура у нее была. Одиннадцать лет она ухаживала за парализованной свекровью. И даже на час не отлучалась от нее.

Когда ее не стало, то на похоронах плакали даже мужчины, было много алимов. Много людей хорошо о ней отзывались, пока алимы не сказали, что нельзя так долго держать тело во дворе. И при этом многие еще не успели высказаться. Мамы не стало в 2015 году в возрасте 77 лет.

— Но самое удивительное и что лучше всего ее характеризует — это то, как она обучилась Корану. Я храню тот Коран, который мама впервые стала читать. И надеюсь его отреставрировать, так как он истрепан местами, — рассказала Пятимат Евлоева.

В селе Экажево, где выросла Любовь Муталиева, вряд ли найдется человек, который знал бы про ее сновидения и связанное с ними обучение Корану, кроме ее самых близких людей. Мои расспросы людей, которые ее знали лично, лишь подтвердили слова ее дочери о том, что эта история оберегалась ею. Многие знали, что она читает Коран и очень искусно, но не знали, как она пришла к этому. Все, с кем мне пришлось говорить, описали Любовь Муталиеву как богобоязненную, хорошую женщину из уважаемой семьи.

Вспоминает Пятимат Муталиева, которая росла и впоследствии работала с ней:

— Лучше человека и быть не может. Очень хороший человек была Люба. Я с ней и ее сестрами работала на швейной фабрике в Назрани. Пешком с ней ходили на работу. Очень хорошая семья. Люди надежные, правдивые. Я помню ее отца, часто ходила к ним в гости. Его очень уважали в селе.

На вопрос о том, слышала ли она про то, как ее подруга обучилась Корану через сны, Пятимат Муталиева говорит:

— Смотри-ка, даже мне не рассказывала. Я не слышала про то, что она обучилась Корану во сне. Она мне про это вообще не говорила. Но если бы рассказала, то я не усомнилась бы в этом. Любовь была очень богобоязненной уже в молодости, молитвы всегда совершала, постилась постоянно, скромная была.

По словам известного религиозного деятеля Ахмеда Тангиева, благие сновидения, посредством которых люди получают какие-то религиозные знания, действительно могут посылаться Всевышним.

— Такой сон, где человека учат Корану, точно не от шайтана, ведь шайтан, наоборот, старается отдалить людей от таких дел. Про такие сны, как ее сон, можно с уверенностью сказать, что они от Аллаха, — отметил он.

Согласно исламу, все сновидения делятся на три вида — от Аллаха, от шайтана и сны, возникающие по причине жизненных воспоминаний. Третий вид снов исключает видение во сне того, что не пережил и чего не знает человек в жизни. Также сны, способствующие благодеяниям, не могут относиться ко второму виду — снам от шайтана. «Благое сновидение — от Аллаха», — сказал в одном из хадисов Пророк Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует.

Комментарии 2

Забыли добавить, что она была женой самого достойного человека в другом селе, Сурхахи - Магомеда Ахмедовича Нальгиева. Хотя, он был один из немногих уважаемых и чтимых людей во всей Ингушетии. Была бесприкословно покорной и благодарной, если так можно выразиться, женой. Воспитала и вырастила 13 детей. Своим благим нравом, бесконечной добротой, нежной лаской, безграничным терпением показала нам самое лучшее, что есть на земле. Что, возможно, мы больше и не встретим - мудрость. В этом была вся она. Дал гешт долд шоан! Дал даькъал баьчарех долд шо! К1езиг мукъа шоан тар хан у дунент1ар никъ д1абахь Дал низ лолб тхон! Тха ийлашк, тха дегашк худда шо масхан!

Очень справедливые слова,но мне нужно было сделать акцент на обучениии корану. Согласна во всем-мы не забыли...

Новости