Киноиндустрии — быть!

Российское кино отмечает очередную годовщину

0

Анализ происходящих в современном мировом кинематографе процессов убеждает, что кино, как и сто лет назад, остается «важнейшим из искусств». Без сомнения, из всех видов художественного творчества кино — самое демократичное и в силу иллюстративной образности языка самое доступное для восприятия миллионов людей искусство. Оно с легкостью преодолевает границы государств и культур, активно вовлекается в общемировые процессы глобализации и вместе с тем выступает важнейшим фактором обеспечения национально-культурной идентичности народов.

Важнейшей датой в истории мирового кинематографа является 1895 год, когда парижской публике в «Гранд-кафе» на бульваре Капуцинок был представлен первый фильм. Это была поистине триумфальная демонстрация отснятых короткометражек, и интерес зрителей был вызван не столько содержанием самого фильма, а необычайным для того времени зрелищем. Удивительно, но в этом новом и поистине удивительном бизнесе в начале ХХ века в Лос-Анджелесе промышляли и наши соотечественники, выходцы из ингушских аулов. Но об этом расскажем чуть позже.

В Российской империи первый киносеанс был продемонстрирован на следующий же год в Санкт-Петербурге. А первый фильм уже отечественного производства о Стеньке Разине показали зрителям в октябре 1908 года. Он назывался «Понизовая вольница» и был снят режиссером Владимиром Ромашковым по мотивам русской народной песни «Из-за острова на стрежень». Фильм длился восемь минут. С этого времени кино стало частью культуры. Документальное и художественное, короткометражное, мультипликационное, авторское — сегодня каждый сможет найти кино на свой вкус и желание.

Безусловно, киноиндустрия из года в год шагнула в мир огромных возможностей и непреодолимых достижений. По мере совершенствования съемочной и проекционной техники возникали и новые фильмы. К началу XX века начали формироваться жанры кинематографа, фильмы стали качественнее, и, как следствие, студии и кинотеатры стали массово открываться во всех странах мира.

Особенно это касалось Америки. Страна с сильно развитой индустриальной промышленностью и большими возможностями притягивала к себе иностранцев. Видимо, по этой же причине в начале ХХ века там и оказались наши земляки Сейд-хаджи Толдиев, его племянник по фамилии Экажев (имя неизвестно) и Магомед Добриев. В качестве русских эмигрантов эти люди приехали в американский Лос-Анджелес на заработки, но прежде они исколесили много стран, в том числе Италию, Турцию, Мексику в поисках достойной жизни. Сейд-хаджи к этому времени был уже состоявшимся мужчиной, трижды совершившим хадж в Мекку, с прекрасным богословским и светским образованием.

В 1906 году в Сан-Франциско произошло землетрясение. Это поспособствовало тому, что население Лос-Анджелеса увеличилось в три раза. Параллельно здесь стал развиваться и интерес к кино. В 1910 году Голливуд был присоединен к Лос-Анджелесу.

Наши земляки как раз в эти годы пребывали в этом центре киноиндустрии и оказались на волне подъёма этого развивающегося вида искусства.

По рассказам близких родственников Сейд-хаджи Толдиева, они открыли там то ли киностудию, то ли театр и зарабатывали на этом бизнесе большие деньги. Это позволяло им материально поддерживать своих родных и близких, оставшихся в России, но начавшаяся в 1914 году Первая мировая война, нарушила все мирные планы. Наши соотечественники решили вернуться домой. Кинобизнес они срочно продали, а золото, полученное за это, было решено обменять на доллары, так как везти драгоценный металл через границу было очень опасно. Обходя Запад, охваченный военными действиями, ингушские эмигранты решили ехать по северной дороге, через Аляску. Но добравшись до Чукотки, Магомед Добриев изъявил желание остаться там, а Толдиев и его племянник Экажев, подзаработав немного денег на дорогу, отправились на родину. Однако дома их «ждала» гражданская война и разруха, и Толдиев в первый же день стал среди защитников родного села Экажево против Деникина. Здесь, на Кавказе, о киноиндустрии и речи не было, поэтому бывшим мигрантам пришлось напрочь забыть о своем трудовом занятии в прошлом.

Несомненно, приятно осознавать, что у истоков этого популярного сегодня кинобизнеса, который прошел большой путь в развитии и претерпел масштабные изменения, в далёком Лос-Анджелесе в самом начале ХХ века стояли и наши соотечественники. Но почему в наш современный век высоких технологий республика наша в принципе существует вне кинематографического пространства, никому непонятно. Да и вряд ли кто из числа простых обывателей сможет ответить на этот вопрос, а те, кто может, приводит различные доводы и отводы.

В бытность Советского Союза кинематограф стал активно развиваться. Он стал важной частью политической пропаганды. «Важнейшим из всех искусств для нас является кино», — сказал В. И. Ленин, и это стало толчком для развития киноиндустрии. В каждой республике были созданы национальные киностудии. Среди известных режиссеров этого периода — Дзига Вертов и Сергей Эйзенштейн. Фильм последнего «Броненосец «Потемкин», вышедший на большой экран в 1926 году, вошел в золотой фонд мирового кинематографа.

На смену немому кино в 1931 году пришли фильмы со звуком. Первый советский звуковой фильм назывался «Путёвка в жизнь». И эти слова оказались пророческими. С тех пор путевку в жизнь получили сотни и сотни кинематографических работ выдающихся режиссеров и сценаристов. На сегодняшний день в России работает около 40 киностудий. Одни из самых крупных — «Мосфильм», «Ленфильм», киностудия имени М. Горького. В год эти студии снимают более ста фильмов, а в кассовых сборах доля отечественного кино составляет почти 30%.

Сказать, что в республиках Северного Кавказа советский, а затем и российский кинематограф развивался на должном уровне, нельзя. Для этого не обязательно заходить в интернет и искать какие-то данные и цифры: достаточно посмотреть на реалии, которые нас окружают и говорят сами за себя.

Несколько лет назад нам на какое-то время показалось, что кинематограф Ингушетии пытается делать свои первые шаги, ведь в прошлом долгие годы республика существовала вне кинематографического искусства, хотя у истоков отечественной киноиндустрии стояли и представители ингушского народа, талантливые сценаристы и киноведы Берд Котиев и Шамиль Ахушков. Также далеко за пределами нашей республики были известны имена режиссёра Суламбека Мамилова, актеров театра и кино Руслана Наурбиева, заслуженной артистки РФ Тамары Яндиевой, Магомеда Цицкиева и многих других.

История кинематографа народов Северного Кавказа началась вскоре после окончания Великой Отечественной войны. В марте 1945 года, когда чеченский и ингушский народы находились в ссылке, в Орджоникидзе (ныне Владикавказ) была основана Северо-Кавказская студия кинохроники. Становление студии происходило в сложных условиях послевоенных лет. Она размещалась в здании бывшего музея в маленьком, плохо приспособленном помещении. Из-за отсутствия собственных профессиональных кадров специалистов приглашали из разных регионов страны.

На вторую половину 1960-х гг. после возвращения ингушей из ссылки пришелся сложный организационный этап становления «базовой студии по производству кино на Северном Кавказе». Но, преодолев трудности роста, СК-студия со временем превратилась в один из ведущих центров региональной документалистики. Во всех национальных автономных республиках — Северной Осетии, Чечено-Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Дагестане, а также Ставропольском крае — работали корреспондентские пункты. Они собирали документальный материал для выпусков киножурнала «Северный Кавказ», в котором рассказывали об общественно значимых событиях в повседневной жизни народов Северного Кавказа.

С годами накапливался опыт кинопроизводства, осваивались новые художественные приемы, формировалось тематическое и жанровое разнообразие кинопродукции. Наряду с разработкой историко-революционной темы, кинематографисты все чаще обращались к проблемам современности. В 1960-1980 гг. осетинские, кабардино-балкарские, чечено-ингушские, дагестанские кинематографисты сняли десятки документальных фильмов, которые представляли многоцветную картину богатой культуры и прекрасной природы многонационального края, трудовых будней его жителей.

Художественный кинематограф республик Северного Кавказа развивался по тем же принципам, что и документальный. В рамках выполнения «социального заказа» перед игровым кино ставились конкретные задачи прославления трудовых достижений жителей многонационального края и осуждения «недостатков современной жизни» (тунеядства, кумовства, взяточничества, пьянства, следования в быту народным обычаям и традициям), однозначно трактуемых как «пережитки прошлого».

О сложных отношениях между людьми разных культурных традиций, о стремлении понять и принять духовные ценности другого народа рассказывала и картина «Горская новелла», снимавшаяся по сценарию ингушского писателя С. Чахкиева двумя режиссерами: осетином И. Бурнацевым и чеченцем И. Татаевым. Этот первый игровой фильм Чечено-Ингушетии, снятый при активной помощи Гостелерадио Северо-Осетинской АССР, служил ярким примером сотворчества представителей многих национальностей на ниве регионального северокавказского кино и успешно прошел комиссию Гостелерадио СССР, а затем был представлен многомиллионной телевизионной аудитории в самых отдаленных уголках огромной страны. Ведь только через такие фильмы всесоюзный зритель получал возможность узнать о многообразной, богатой художественной культуре народов Северного Кавказа.

И если мы начнем сравнивать сегодняшнее положение киноиндустрии на Северном Кавказе с недалеким прошлым, то, к сожалению, придем к такому выводу, что кинематограф в регионах края развит мало, за исключением Кабардино-Балкарии, где есть школа Александра Сокурова. Об этом на недавнем брифинге заявил известный российский кинокритик Кирилл Разлогов.

«Кавказское кино — довольно расплывчатый термин, — отметил киновед. — В Чечне, Ингушетии и Дагестане кино пока не делают. В Кабардино-Балкарии, в частности, есть региональная кинематографическая школа Александра Сокурова. И фильмы молодых режиссеров, выпускников этой школы, попадают на международные фестивали. Если школа действует в Кабардино-Балкарии, почему это же не сделать в соседних регионах?» — задался он вопросом, который, к сожалению, остался безответным.

Все мы хорошо помним, как в 2015 году автор творческого объединения «Зокх» и его директор в одном лице Мадина Дзортова с энтузиазмом говорила, что у кинематографистов Ингушетии есть хорошее будущее, но её ожидания на улучшения в этой сфере закончились закрытием юмористического киножурнала, которым она руководила несколько лет подряд. Ингушский юмористический проект «Зокх» был создан в 1996 году, а в 1999 году был заложен в бюджет республики. Проект состоял из цикла короткометражек и пользовался большой популярностью у жителей Ингушетии, но в 2016 году руководство региона приняло решение закрыть проект.

Надо сказать, что «Зокх» имел большой успех не только у зрителей, но и у членов жюри многих международных конкурсов и кинофестивалей. Но, тем не менее, такое авторитетное мнение ведущих кинокритиков страны не помешало бывшему руководству нашей республики закрыть киножурнал, лишив тем самым актеров и дальше радовать своих поклонников

Несколькими годами позже, а точнее в ноябре 2019 года, руководитель представительства Союза кинематографистов РФ по Ингушетии Мадина Дзортова также сообщила СМИ, что в нашей республике намерены развивать кинематограф посредством создания нового управления по кинематографии РИ, основной целью которого будет развитие кинематографа в регионе и сохранение истории и культуры ингушского народа. Дзортова также отметила, что после создания новой структуры регион сможет создать новые рабочие места в условиях высокой безработицы в республике. В своем выступлении представитель Союза кинематографистов РФ по Ингушетии выразила надежду, что в рамках управления она и её команда смогут возродить всенародно любимый юмористический киножурнал «Зокх», которому нет аналогов в СКФО.

К сожалению, сегодня мы имеем возможность наблюдать, что и такие решения остались больше на бумаге, ежели на деле. И так происходит потому, что за более чем вековую историю российского кинематографа, который проделал огромный путь, достигнув поистине триумфальных высот, Республика Ингушетия, которая также является субъектом России, не может в полную силу вступить в эту индустрию. А это большие возможности для творческих людей, посвятивших себя кинематографу, которые лишились их из-за отсутствия планомерного решения на законодательном уровне.

Как мы помним, в 2014 году в Ингушетии впервые провели кинофестиваль «Золотая башня», на котором заместителем председателя правления Союза кинематографистов России Климом Лаврентьевым была озвучена идея создания в Ингушетии центра кинематографии.

«Республика Ингушетия — совершенно новая площадка для кинематографа, но здесь есть огромный потенциал, и поэтому Президент Владимир Путин принял решение о возрождении государственной Северо-Кавказской киностудии», — сказал К. Лаврентьев в ходе визита в Ингушетию. Также он отметил, что на территории республики будет открыт свой корреспондентский пункт, что позволит ингушским режиссёрам снимать фильмы. Значит, не за горами ингушская киноиндустрия, подумали мы тогда. Но до сих пор нигде не видно и не слышно о том, что этот центр заработал и функционирует.

Несомненно, для нашей республики проведение такого крупномасштабного мероприятия, как кинофестиваль «Золотая башня», явилось весьма значимым событием, на котором ведущие киноведы и творческие деятели пытались донести до зрителей не только шедевры российского и мирового кино, но и свои проблемы. На торжественной церемонии открытия очередного международного кинофестиваля в Назрани в ноябре 2019 года министр культуры Ингушетии Темерлан Дзейтов сказал: «Нас радует, что кроме зарубежных киностудий в работу фестиваля активно включаются и наши соседи — регионы Северного Кавказа, ведь одна из самых основных целей фестиваля — именно развитие кинематографа на Северном Кавказе, особенно в Республике Ингушетия».

Отсюда видно, что задача всестороннего развития киноиндустрии на Кавказе до сих пор стоит остро и остается нерешенной.

Столкнулись с проблемами отсутствия должной наработки в этой отрасли и создатели нового художественного фильма под названием: «Сайти — сын Зоули», которому кинокритики отдают роль первого профессионального ингушского кино. А то, что такую работу давно ждали на родине режиссера Амура Амерханова, жители республики продемонстрировали, как только фильм вышел на широкий прокат. Как мы помним, в новогодние выходные в кинотеатрах Ингушетии было особенно много зрителей, что неудивительно: здесь впервые показывали художественный фильм местного производства. Надо сказать, что в этом фильме всё было ингушское: и режиссер, и актеры, и язык. А декорации, сюжетную основу и даже средства для съемок искали, так сказать, всем миром. Фильм снимали зимой 2019 года в горном районе республики, а осенью следующего года он уже получил признание на международном студенческом фестивале ВГИКа, а также взял приз Гильдии кинооператоров имени В. И. Юсова. Теперь создатели мечтают показать короткометражку в Каннах, но признаются, что главное для них жюри — это ингушский народ.

«Изначально я задумывал фильм как дипломную работу, — рассказывает режиссер. — Но мастера мне говорили: «Амур, какие всадники, какие пушки? Никто во ВГИКе сейчас такое, тем более для дипломной работы, не снимает. У тебя нет ни продакшена, ни опыта съемок». Но они не понимали, что это был просто вызов самому себе. Другими словами, я хотел просто снять фильм о простых людях, показать, какой была жизнь наших предков в те далекие годы. Это не история об одном конкретном случае, это фильм о сострадании людей. Главный герой фильма — мальчик Сайти идет этим нелегким путем, хотя он потерял отца и его враг-кровник перед ним, в его доме. Если смотрели, заметите, что все персонажи на протяжении фильма внутренне меняются. И таким образом, получилась общечеловеческая история на ингушской почве».

Действие фильма происходит в Ингушетии в конце XIX — начале XX веков и укладывается ровно в одни сутки. Ночью абрек (горец-разбойник), спасаясь от преследующих его царских войск, стучится в дверь незнакомой сакли, где в нищете прозябают мальчик Сайти и его мать-вдова. Они впускают к себе незваного гостя, и по традиции, после ужина оставляют его на ночлег. Но среди ночи женщина вдруг будит Сайти и говорит, что в горце она узнала их «кровника» — человека, убившего ее мужа Зоули, а значит, мальчик должен «вернуть кровь». Утром Сайти собирается осуществить возмездие, но история получает неожиданную развязку.

Режиссер Амур Амерханов поясняет, что для фильма он выбрал необычайно сложный временной период на Кавказе — время перепутья и бедственного положения народа, зажатого между режимами, но пытающегося самоопределиться и жить нормальной человеческой жизнью.

Кинооператор Александр Родин, который до этого никогда не был в Ингушетии, отметил, что ингушский фильм «Сайти — сын Зоули» — эта история про всю Россию и про мир в целом.

«Когда я прочел сценарий, понял, что его никому не отдам, — говорит Александр. — Он стопроцентно мой. Буду снимать! Наверное, потому что мне изначально понравилась чисто человеческая атмосфера, которая царила вокруг этого проекта, а когда я увидел эти горы, пейзажи, от которых захватывает дух, я подумал, что попал в какую-то фантастическую Нарнию. И несмотря на то, что потом оказалось, что денег на съемки вообще нет, я не передумал и не изменил своего решения. Конечно, нам пришлось изрядно потрудиться, выкручиваться и снимать, но мы достойно вышли из этого положения. Что касается самого фильма, надо сказать, что режиссер мастерски показал через частное общее. А еще этот фильм — хорошее повествование о взрослении: как мальчик становится мужчиной посредством своего выбора».

По словам Амура, очень много простых людей отозвалось на клич, брошенный неравнодушными людьми для финансовой и материальной поддержки съемочной группе. Много профессионалов, известных в российской киноиндустрии и музыкальной сфере, помогали им бесплатно. Владелец частного музея Ахмед Мальсагов передал на съемки все свои экспонаты: ковры — истинги, сабли, мечи, утварь различную. Часть денег на съемки тоже собирали через краудфандинговые платформы. Большую финансовую помощь создателям фильма оказал Муса Келигов, ингушский предприниматель и меценат. В общем, у ребят состоялось настоящее народное кино.

«Хозяева нескольких домов в горах предоставили нам свои сараи, чтобы мы могли превратить их в старинные сакли и снимать, — рассказывает Амур. — Мне кажется, что мы объездили всю горную Ингушетию, чтобы найти нужную локацию. Наконец-то выбор пал на селение Ляжги: именно там стоял сарай, который нам нужно было превратить в горскую саклю. До начала съемок в Ляжги мы еще поработали там физически: накрыли все современные постройки, «скосили» холм ради одного кадра. Саша у нас очень упертый оператор, если ему нужен один кадр, он «убьет» всех, но этот кадр снимет. И ещё мы стесали пол скалы, чтобы проложить рельсы для камеры. Продюсерской группы, которая могла бы все организовать, у нас не было. Поэтому мы с Сашей были еще и грузчиками. А наши всадники — русские ребята из воинской части — оторвались от своих дел и приехали, чтобы сниматься, и жили с нами».

По словам создателей фильма, с подбором актеров на главные роли вообще не возникло сложностей. Кастинг пришлось проводить только на роль Сайти. На прослушивание пришло примерно 25 человек, которым режиссер задал один и тот же вопрос: «Когда ты последний раз дрался?» И только Алисхан Ганижев ответил: «Вчера». Именно он и сыграл в фильме роль Сайти. Сейчас Алисхан — обладатель приза «За главную мужскую роль», который ему присудило жюри кинофестиваля во ВГИКе.

«Этот мальчик абсолютно сельский, близкий к природе, далекий от тонкостей театра и кино. Но настоящий мужик!» — так говорят об Алисхане участники съемочной группы.

Магомед Зурабов, который исполнил роль абрека — бывший афганец, служил в десантно-штурмовой бригаде. Там был ранен и потерял глаз. В общем, боевой человек.

Ну и мать Сайти, в роли которой прелестно выступила Дугурхан Кодзоева, или Дугуля, как ее ласково называют в творческой среде, является признанной актрисой. Она работала в Чечено-Ингушском государственном театре, на местном телевидении. В общем, человек с большим театральным опытом, который очень помог всем участникам проекта.

«Для меня ингуши — это очень важное жюри, потому что фильм о них, — говорит режиссер. — Но, судя по московскому показу, для всей нашей команды было большой радостью, что люди из кинозала выходили на эмоциях, многие вытирали слезы, значит, мы их зацепили. А когда мы получили приз за лучшую организацию съемок, приз зрительских симпатий на фестивале во ВГИКе и приз Гильдии кинооператоров, к нам подходили люди, которые знают о кино всё, и говорили: «Это круто!» Для меня и для всей нашей дружной команды такие отзывы — это большой показатель. Поэтому могу обрадовать наших зрителей и сказать, что мы планируем снимать продолжение этой истории. Вторая часть — она уже про 70-е года XX века: когда ингуши вернулись из депортации. Мы написали сценарий и думаем над локацией: нам нужны виды старого Грозного 70-х годов, а их воссоздать будет не так-то просто».

Невозможно представить нашу жизнь без искусства. Мы читаем книги, слушаем музыку, смотрим фильмы. У многих видов искусства есть свои праздники: существует он и у российского кино.

История современного праздника началась в 1980 году, когда в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР появился День советского кино. Дата праздника неоднократно менялась. Но в 2001 году было решено выбрать отдельную дату, которой стало 27 августа. В этот день в 1919 году Совет народных комиссаров РСФСР принял декрет о национализации кинодела в России, и с этого дня производство и показ кинофильмов перешел под контроль государства.

Отрадно отметить, что многие объекты социально-культурного значения нашей республики уделяют этому дню большое внимание. И так же, как и много лет подряд, сегодня, 27 августа, ко Дню российского кино в Мемориальном комплексе жертвам репрессий Ингушетии пройдет презентация видеовыставки «Киноискусство Ингушетии», на которой будет представлена информация о становлении ингушского кинематографа: фотодокументы, материалы периодической печати, повествующие о творческом пути выдающихся кинематографистов Ингушетии, в том числе и о создателях первого профессионального ингушского кино «Сайти — сын Зоули», получившего в этом году приз на XIII Чебоксарском международном кинофестивале в номинации «За лучшую режиссуру».

Также в этот день здесь сможет проверить свои познания о советском и российском кинематографе любой житель Ингушетии, приняв участие в квесте «История в кадрах».

Интеллектуальная битва ингушских знатоков кино развернется в этот день по одиннадцати объектам мемориала, где командам предстоит принять участие в интеллектуальных конкурсах. Выбор места для проведения квеста был не случайным, ведь игрокам также придется блеснуть своими знаниями по истории Ингушетии.

По словам организаторов квеста, цель данного мероприятия — расширение кругозора о советских и российских фильмах, их создателях и актёрах, а также формирование навыков киновосприятия. Начнётся мероприятие в 16:00.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости