Судьбы людские

Хазир Мурзабеков — путь от землекопа до инженера

0

Большую часть жизни он проводил под открытым небом с карандашом в руках, пешком исхаживая многие километры, таская за спиной оборудование, нанося на бумагу или, правильнее сказать, на картографическую карту точные координаты рельефа земли.

Без его грамотных расчётов и надёжное здание нельзя было построить, и дорогу крепкую проложишь, да и многие хозяйственные и государственно важные дела до ума довести. Грамотный, внимательный, выносливый и работоспособный, честный и ответственный, яркий пример для подражания и в плане профессиональном, и в плане духовно-нравственной составляющей.

Хазир Идрисович Мурзабеков родился в Акмолинской области Казахской АССР в ноябре 1944 года, где семья оказалась со всем народом в годы сталинских репрессий. Здесь он жил и учился до 4 класса. А в 1954 году переехал с семьёй в город Ош Киргизской ССР, где прошли годы его становления. Здесь он получил специальность полевода-плодоовощевода на агрономическом факультете сельскохозяйственного техникума (1958-1962 гг.). Но поработать по своей специальности не успел. В 1963 году семья Мурзабековых вернулась на родину.

Родительский дом во Владикавказе был уже заселён. Бывшие соседи, занявшие его, отказались освобождать. Ничем помочь ингушам не пожелали и местные власти. Пришлось многодетной семье Мурзабековых обустраиваться на новом месте. Они поселились в пригороде Владикавказа, в посёлке Карца.

Хазир, как старший сын в семье, понимал всю ответственность, которая на нём лежит, но найти работу по своей специальности он не мог. Хотя таковые были остро востребованы, но к ингушам всё ещё сохранялось предвзятое отношение. И так долгие годы. Выбора не было. Пришлось искать разного рода подработки. Так он был землекопом, работал грузчиком на стекольном заводе во Владикавказе, ездил на сезонные строительные объекты в разные регионы бывшего Союза, которые в советские годы назывались «шабашками».

Путь от землекопа до топографа-геодезиста и главного инженера проекта

В 1966 году Хазир Идрисович увидел в республиканской газете объявление, что филиал краснодарского треста «Севкавмисиз» приглашает желающих на работу в качестве разнорабочих с последующим направлением на учёбу по специальности топограф-геодезист. Это был шанс. Недолго думая, Хазир вышел на работу. Через год его, как и было обещано, направляют на учёбу в город Грозный. Через год учёбы он возвращается на прежнее место работы, получив специальность топографа-геодезиста. Здесь, в краснодарском тресте, он работает до 1973 года, дослужившись до должности инженера топографа-геодезиста, пока организацию не расформировали для дальнейшего объединения с филиалом в г. Грозном.

Инженерно-геодезические работы (изыскания), иначе говоря, информации о рельефе и ситуации местности, которыми занимался Хазир Мурзабеков, являлись своего рода основой для проектирования и проведения других видов изысканий и обследований. Одним словом, любое строительство начиналось с геодезической разбивки. И чем масштабней был проект, тем выше лежала ответственность на геодезистах, выполняющих вынос. А когда речь идет об инфраструктурном объекте, таком как трасса, разбивка должна выполняться еще тщательней. Вот такой деятельностью занимался Хазир Идрисович. К числу работ, сделанных им в те годы, относятся мелиорация Моздокского района, проектирование дорог в Ставропольском крае, Карачаево-Черкесской Республике, Чечено-Ингушетии и Северной Осетии. Особо ответственной была для Хазира работа по выноске в натуру с последующей разбивкой и закреплением опор трасс в Домбае, Карачаево-Черкесии по краснодарскому проекту.

После успешного завершения этих проектов Хазира Идрисовича назначают инженером топографических работ и, по ходатайству начальника Юрия Семёнова и главного инженера Александра Зубрицкого, ему выделяют двухкомнатную квартиру в городе Орджоникидзе. К тому времени он был женат на Соне Чахкиевой, и в семье уже подрастало двое сыновей. Позже семья пополнится ещё тремя сыновьями и одной дочкой.

После объединения треста с грозненским филиалом Хазир Мурзабеков устраивается на работу в проектно-сметное бюро «Севосетинавтодора» старшим инженером по инженерным изысканиям, проектированию и ведению авторского надзора строительства автомобильных дорог и искусственных сооружений — мостов и тоннелей. Работая здесь, без отрыва от производства он оканчивает строительный факультет Северокавказского горно-металлургического института в г. Орджоникидзе (1974-1980 гг.).

В управлении «Севосетинавтодор» Хазир в разные годы занимает должности руководителя группы проектировщиков, начальника строительного отдела проектной конторы «Севосетинавтодорога», главного инженер проекта (ГИП). Параллельно выполняет обязанности председателя местного комитета.

В «Севосетинавтодоре» он принимает непосредственное участие в проектировании и последующем строительстве таких объектов, как автодороги «Зарамаг — Тиб» и «Заки — Абайтикау»; подходы к северному порталу автотуннеля через Рохский перевал на Транскавказскую автомагистраль, обеспечивающую связь с Южной Осетией и Грузией; дорожных туннелей в Мизуре, Буроне и Кабардино-Балкарии в районе Голубых озёр; берегоукрепительные сооружения на реках Терек и Ардон. Хазир был автором проекта автомобильных дорог «Зильги — Старый Батакаюрт — Хурикау (Кескем) — Новый Малгобек». Это была его особая гордость. Она и сегодня имеет статус дороги республиканского значения с усовершенствованным асфальтовым покрытием.

Через испытания и снова в строю

Работает он в «Севосетинавтодоре» до осени 1992 года, то есть до трагических событий в Пригородном районе Северной Осетии. После чего жизнь его, как и многих жителей ингушской национальности, разделилась на «до» и «после». В одночасье семья Мурзабековых лишилась всего и всех прав там, где они жили и работали, строили дома, создавали блага, прокладывали дороги и считали себя полноправными гражданами республики.

Хазир и три его сына попали в число заложников и подверглись издевательствам со стороны бандитствующих группировок в Северной Осетии, и лишь благодаря русским соседям и командованию военного городка «Спутник» им и другим ингушским жителям удалось избежать более страшной участи.

Будучи беженцами в собственной стране, семья Мурзабековых, поддерживаемая родственниками, преодолевая трудности в течение нескольких лет, всё же встала на ноги. Дети выучились, стали врачами, экономистами, юристами, по стопам деда пошли внуки. Все устроены, жизнь налажена. И дай-то Бог. Но в те годы было нелегко. Помощи от государства практически не было никакой. В стране и в республике была разруха. И вообще это было трудное время становления и возрождения молодой республики на фоне развалившегося государства.

В июле 1993 года Хазир Мурзабеков поступает на работу во вновь созданное управление «Ингушавтодор» на должность начальника производственного отдела. Дорожная сеть республики была в крайне запущенном состоянии. Была острая нехватка битума и других строительных материалов на фоне политических и социально-экономических потрясений и стремительной инфляции.

«Приходилось ежемесячно пересчитывать расценки на все виды строительных работ с учётом изменений инфляции, — вспоминал Хазир Идрисович. — Из-за этого выросли нагрузки на инженерно-технический состав отдела. Надо отдать должное начальнику управления «Автодор» Султану Нальгиеву, как великолепному специалисту дорожного хозяйства, руководителю и организатору дорожной отрасли республики, благодаря которому с трудом, но мы начали выходить из этой сложной ситуации».

Было начато строительство основных стратегически важных объектов дорожного хозяйства Ингушетии, где Хазир работал как представитель заказчика, осуществляя технический надзор и приёмку выполненных строительных работ от начала и до завершения строительства. Параллельно выполнял функции начальника производственного отдела. С болью в сердце вспоминал он убитых неизвестными бандитами 26 мая 1994 года восьмерых грузинских рабочих, которые занимались параллельно с ними строительством Транскавказской автомобильной дороги, в районе Солнечной поляны горной Ингушетии. Они часто соприкасались с ними, общались, делились новостями, обменивались опытом.

Незадолго до смерти опять вспомнил их, говорил, что потомки должны помнить, чтить и не забывать тех, кто поддержал ингушский народ в самое для него тяжёлое время и поплатился своими жизнями. За эти годы им были проведены серьёзные дорожные работы. Это реконструкция автодороги «Чми — Таргим» протяжённостью 42 км и строительство моста на 19-ом километре этой дороги; автодорога «Сурхахи — Алхасты» с устройством асфальтобетонного покрытия; строительство дороги «Подъезд к аэропорту «Магас», там же строительство моста через реку Сунжа; подъезд к г. Магасу от трассы «Назрань — Кантышево»; автодорога «Назрань — Магас» с железобетонным мостом через русло реки Сунжа. После 1998 года начальником управления «Ингушавтодор» стал Гирихан Чахкиев, и под его руководством было завершено строительство вышеупомянутых объектов.

С 2004 по 2016 год Хазир Идрисович работал в ООО «Инжпроект» под руководством Гирихана Чахкиева и занимал должность главного инженера, параллельно выполняя функции главного инженера проекта (ГИП). Им были выполнены работы по инженерному проектированию таких объектов, как строительство онкологического диспансера в селении Плиево; строительство администрации здания Министерства строительства РИ в Магасе; подъездная дорога с железобетонным мостом через реку Асса к кирпичному заводу «Гиперпресс» в селении Галашки Сунженского района РИ; технологическая дорога «Завод «Гиперпресс» — карьер ракушечника»; проектирование строительства регуляционных сооружений (подпорных стен) на реках Асса, Сунжа и Камбилеевка; строительство щебёночного завода на реке Сунжа в Карабулаке и ряд других объектов.

За многолетнюю трудовую деятельность и заслуги перед народом Хазир Мурзабеков был отмечен почётными грамотами, многочисленными благодарностями и денежными премиями. Но главное его достоинство — это честное и ответственное отношение к своему делу в течение всей своей трудовой деятельности.

С 2016 года Хазир Идрисович находился на заслуженном отдыхе. Он вернулся в свой родной посёлок Карца. Заново обустроился. Уже который раз! Держал небольшую пасеку, радуя детей и внуков натуральным продуктом, результатом труда своих крылатых солдат.

Много трудностей выпало на его жизнь. Но он со стойкостью и мужеством настоящего горца выдержал с достоинством все испытания, не озлобился, до последнего дня оставался спокойным, сдержанным, добрым и отзывчивым человеком.

Говоря о его личностных качествах, можно дополнить, что это был человек глубокой порядочности, мужества и благородства. Со всеми умел поддерживать добрые, уважительные отношения. Ценил в людях честность, трудолюбие и ответственность. «Был отличным семьянином, а в родственных отношениях ему не было равных, — говорят близкие. — Он старался навещать больных, немощных и престарелых родственников, ходил на все мероприятия. Его видели и на свадьбах, и на похоронах. В роду он давно заслужил звание «старшего», к его голосу прислушивались, его уважали и ценили, с ним считались люди старшего поколения».

Хазир Идрисович был религиозным и набожным человеком. В 60 лет он научился читать Коран и с тех пор старался не упускать ни одного дня без чтения этой священной книги. Был безмерно благодарен Всевышнему за эту милость и за то, что имел возможность посетить священную Мекку.

Хазир Мурзабеков был в хорошей физической форме, пока его не настигла болезнь века, с которой он не смог справиться. Он умер 2 ноября текущего года, через два дня ему бы исполнилось 77 лет. Но, словно предчувствуя близость неизбежного, он с мудростью убелённого старца расставил все точки и завершил свои земные дела. Каждый живущий понимает, о чём идёт речь. Ушёл с миром в гармонии с собой и с оставшимися потомками. О таких людях обычно говорят, что они отмечены милостью Всевышнего.

«Он был нам не только отцом, — вспоминает сын Ибрагим Мурзабеков, — он был другом, старшим братом, лучшим учителем и наставником. Какие бы планы мы, имею в виду его дети и внуки, ни строили в своей жизни, мы советовались прежде всего с ним, и только после этого принимали решение. Он в нас воспитывал настоящие мужские качества.

«Главное, — говорил он, — никогда не давайте слово, если вы не сдержите его. Нет более недостойного мужчины, который бросает слова на ветер». «Дружите со всеми, — говорил он, — но знайте: надёжный «доттаг1» (друг) бывает один. Вот если посчастливится заиметь такого, берегите его и дорожите им».

«Потерять доверие — равнозначно потери чести», — говорил он. «Не лгать! Не подставлять! Не кидать! Каждый недостойный поступок обернётся против вас!».

Не могу вспомнить и словами передать все его заповеди, но всем своим поведением, своим образом жизни он был, есть и остается для потомков и для всех, кто его помнит, непререкаемым авторитетом, примером для подражания, от которого незримо продолжает идти сильный и глубокий по смыслу посыл благородства и порядочности».

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости