Восстанавливая память о героях

Имена ингушей — участников Великой Отечественной войны, выявлены не до конца

0

«Рукописи не горят», — говорил Михаил Булгаков устами героя своего бессмертного романа. Возможно, в этой фразе скрыта такая же мистическая суть, как, собственно, целиком в его произведениях.

Однако реальность говорит об обратном: горят, да еще как горят! Вместе с огромными библиотеками (такими, как Александрийская или ИНИОН), унося в небытие «детали» эпох и хроник прошлого, из которых и соткана вся человеческая история.

По разным оценкам, в годы Великой Отечественной войны воевать на фронт отправились от 17 до 21 тысячи ингушей, почти четверть из них — добровольцами. Свыше 6 тысяч погибли. А теперь представьте, сколько еще сгинули в безвестности в первые, самые тяжелые для Красной Армии годы?

Эти цифры практически невозможно реально установить. Зная о безрассудной доблести ингушей, безоглядной доверчивости, готовности сломя голову ринуться в самое пекло боя ради «высшей цели» (отголоски братоубийственной гражданской войны, в которой стороны «по полной» использовали эти национальные черты, в начале Великой Отечественной войны еще не утихли), командование воинских частей, скорее всего, бросало наших предков на самые опасные участки фронтов.

Такой расклад можно предполагать, памятуя об участии многих наших соплеменников в обороне Брестской крепости. Хотя после разгрома фашистов нам долгие десятилетия внушали, что у нас не было героев.

Были у нас герои, совершавшие беспримерные подвиги, и их не единицы и даже не 57, удостоенных звания Героя Советского Союза, а сотни, может, даже тысячи. Но информация об этих подвигах искусственно замалчивалась, а многое, что хранится в архивах, по-прежнему, находится под спудом секретности. Наша задача, задача всех неравнодушных к памяти тысяч незаслуженно забытых героев — по крохам собирать свидетельства их любви к Отечеству, готовности жертвовать своей жизнью ради высших идеалов.

Одной их таких судеб является судьба первой ингушки, получившей диплом врача, Фатимы Хадыжкоевны Льяновой, о которой несколько лет назад узнала неутомимый поисковик, этнограф Зейнеп Дзарахова. Наша газета писала об этой удивительной «находке», во многом случайной, когда Дзарахова искала «следы» совершенно другого человека.

В 1928 году Фатима Льянова окончила Донецкий госуниверситет, ей присвоили квалификацию врача. В 1941 году молодого врача призвали на фронт. В начале войны девушка служила в Кронштадте, затем ее направили в Ленинград, где ей доверили должность начальника военно-полевого госпиталя. В ее наградном списке — ордена Красной Звезды и Красного Знамени, медали.

Фатима Льянова скончалась в 1990 году, оставив все свои награды и личный архив у единственного сына, который жил в Москве, и тоже уже умер. Что с этим наследием произошло — также покрыто завесой тайны. И таких судеб, историй, о которых мы до обидного мало что знаем, — тысячи.

Добавить комментарий

Новости