Не предавать забвению

Уроженец Ингушетии Мухтар Чербижев — активный участник великого сражения за свободу

0
Чербижев Мухтар Бацаевич

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. вошла в историю России как самая кровопролитная и чудовищная бойня, объявленная фашистской Германией против мирной Страны Советов. Это поистине великое сражение длилось четыре года и завершилось полным разгромом немецких захватчиков.

В великую победу над фашизмом, достигнутую ценой жизней миллионов советских людей разных национальностей и вероисповеданий, сплоченных в едином порыве, внесли немалую лепту и уроженцы Ингушетии, которые наравне с другими народами СССР принимали самое активное участие в боях против гитлеровских захватчиков, проявляя при этом чудеса мужества и героизма.

Ингуши были в числе отважных защитников Брестской крепости, первыми испытавших на себе удар немецко-фашистских войск в июне 1941-го, геройски защищали Москву и Ленинград, Сталинград и Одессу, Севастополь и ингушский город воинской славы Малгобек. На всех фронтах, во всех родах войск, куда бы ни забрасывала их судьба, ингушские военнослужащие честно и самоотверженно несли свою боевую службу. Но не все дожили до долгожданной победы и окончания войны.

Более того, как мы знаем, в течение долгого времени государственная политика способствовала умолчанию о ратных подвигах, совершенных солдатами и офицерами ингушской национальности на фронтах Великой Отечественной войны. Такая политическая авантюра была применена по отношению к военнослужащим ингушской национальности после тотального переселения вайнахов с родной земли. В то время как тысячи сынов и дочерей ингушского народа яростно сражались с немецкими захватчиками, против их народа сталинско-бериевская клика устроила настоящий геноцид, и в феврале 1944 года ингуши были высланы в Сибирь на верную погибель. С передовых позиций военное командование по приказу тирана и узурпатора И. Сталина снимало ингушских офицеров и солдат и отправляло их вслед за репрессированными соотечественниками.

Забвению были преданы небывалый героизм и бесстрашная стойкость наших воинов, которых отказывались награждать только потому, что они были ингушами. Более того, нашему народу в пору сталинизма пришлось воевать на двух фронтах одновременно: одни оказывали сопротивление германскому фашизму, другие противостояли голоду и холоду в местах отбывания ссылки.

Забегая немного вперед, скажем, что мировая общественность и органы правосудия жестко осудили действия правящей верхушки тех лет. К примеру, с 18 по 23 декабря 1953 года в Верховном суде СССР слушалось дело по обвинению Берия Л. П. и других руководителей НКВД, МВД СССР в массовых преступлениях против советских граждан. Специальное судебное присутствие Верховного Совета СССР приговорило Берия Л. П., Меркулова В. Н., Деканозова В. Г., Кобулова Б. З., Гоглидзе С. А., Мешика П. Я. и Влодзимирского Л. Е. к высшей мере наказания — расстрелу. Двое из них — Берия и Кобулов — имели прямое отношение к подготовке и организации депортации ингушского народа.

Сегодня мы расскажем своим читателям об одном из таких героев войны, биография которого без сомнения и лишних слов говорит о том, что его боевой путь не был оценен по достоинству. На единственной сохранившейся до наших дней фотографии изображен красноармеец Мухтар Бацаевич Чербижев, который был призван в действующую армию в самом начале Великой Отечественной войны.

По имеющейся у нас информации, Мухтар Чербижев пошел воевать на фронт в возрасте 27 лет. До этого он окончил педагогическую советскую партшколу, затем учился в железнодорожном техникуме в Грозном. Родом он был из ингушского селения Базоркино (ныне с. Чермен Северной Осетии), там же окончил и школу. Несмотря на то, что слыл среди ровесников очень грамотным и начитанным парнем и спокойно мог бы работать на руководящих должностях, не по принуждению, а по зову сердца в числе первых Мухтар отправился на фронт.

Призывался М. Чербижев Пригородным РВК г. Орджоникидзе (по другим данным, значащимся в военных документах, Чербижев был призван в армию Чуваш-Ингульским РВК, но это, скорее всего, опечатка, допущенная неграмотным секретарем, потому как такого райвоенкомата на территории СССР не существовало и не существует, — примечание автора).

Отважно и бесстрашно воевал наш земляк и до полного разгрома фашистской Германии находился на передовой военных событий. Однако вернуться домой живым и невредимым ему не посчастливилось.

До высылки ингушей со своих исконных земель, Мухтар Чербижев часто писал своим родным и близким. В своих письмах боец рассказывал о нелегкой судьбе солдат на поле боя, но не унывал, и постоянно приводил примеры бесстрашных атак и сражений наших войск. Но после предательского выселения ингушей в феврале 1944 года связь Мухтара с домом прервалась.

Что мог испытывать солдат на поле боя, когда из родного очага не получал ни словечка в ответ?! Нетрудно догадаться, какие мутные сомнения терзали его душу, тем более что в войсковой части, где он нёс службу, никто не мог внятно объяснить, что происходит на Кавказе и что несет в себе операция под названием «Чечевица» (под таким кодовым словом проходила депортация чеченцев и ингушей). Но когда узнал, в чём дело, наверное, испытал самую страшную боль от непонимания того, что его народ беспочвенно оболгали и обвинили в несусветных грехах и сослали в бескрайние степи Казахстана.

Но жизнь продолжалась, между тем продолжалась и война. К началу 45-го всем фронтам было уже понятно, что противостояние подходит к концу и развязка этой трагедии близка, как никогда.

Родственникам солдата, которые тщетно пытались наладить связь с Мухтаром, комендатура по месту пребывания в ссылке ложно отвечала, что рядового с такими инициалами в действующей армии нет и его уже впору объявлять без вести пропавшим. Но родные люди не могли в это поверить, ведь никаких документов, подтверждающих гибель Мухтара, они из армии не получали, и поэтому была надежда, что он ещё жив. Такими же безуспешными были эти поиски и после окончания войны.

По истечении всех разумных сроков ожидания, уже после реабилитации репрессированных народов, родные М. Чербижева в середине 60-х годов предпринимают усиленные попытки отыскать следы солдата, благодаря чему им удается достучаться до высших структур власти. Первое, что становится известно, это то, что извещение о смерти Чербижева М. Б. после окончания войны в июне 1945 года было направлено в Пригородный РВК г. Орджоникидзе, но по известным причинам родным погибшего красноармейца об этом не было сообщено.

Вот что следует из письма начальника отдела учета персональных потерь сержантов и солдат Советской армии Министерства обороны СССР Костылёва, оправленного 30 мая 1966 года в адрес Экибастузского военкомата, которое было вручено родным и близким якобы без вести пропавшего солдата: «На ваш запрос сообщаю, что Чербишев («ш» вместо «ж» — прим. авт.) Мухтар Басаевич («с» вместо «ц» — прим. авт.), 1914 года рождения, уроженец города Орджоникидзе, умерший от ран 15 мая 1945 года, похоронен в селе Гёрберсдорф, Германия. Извещение в 1945 году выслано Пригородному РВК г. Орджоникидзе. Прошу Вас выдать извещение, предварительно проверив, не вручалось ли оно семье ранее. Если вручалось — выдать дубликат».

Данное письмо стало отправной точкой в исследовании боевой жизни и кончины рядового советской армии Мухтара Бацаевича Чербижева, которое затруднялось еще и тем, что в разных документах его фамилия, имя и отчество приводились с грубейшими ошибками, но так как по другим данным и свидетельским показаниям имелось стопроцентное совпадение, эксперты пришли к мнению, что речь идет именно о нашем соотечественнике.

После того, как стало ясно, что помощник командира взвода отдельной зенитно-пулемётной роты 128-ой СПД (стрелковой Псковской дивизии) Чербижев Мухтар Бацаевич прошел всю войну и погиб вскоре после победы, надо было выяснить, при каких обстоятельствах он погиб, каких наград был удостоен и в каком состоянии находится могила советского солдата на территории села Гёрберсдорф.

Учитывая то, что правда о его жизни и боевом пути может быть найдена только в военных архивах, родные Мухтара начали обращаться в центральные хранилища, которые главным образом имели отношение к истории СССР.

Очень большую помощь родственникам солдата оказало руководство военного комиссариата г. Назрань и Назрановского района, которое активно подключилось к поискам. В ответ на свое обращение от 9 апреля 2019 года районный военкомат получил письмо от заведующего архивохранилищем ЦАМО РФ, который пишет, что «обращения, не относящиеся к категории социально-правовых, в настоящее время архивом не исполняются. По запросам тематического, биографического (генеалогического) характера в интересах отдельных граждан для пополнения семейного архива, исследование архивных документов осуществляется самостоятельно заинтересованными лицами в читальном зале ЦАМО».

Получается, что однофамильцы, имеющие близкое родство с погибшим солдатом, должны сами поехать в Москву и в целях выяснения всех обстоятельств произошедшего рыться в архивах, чтобы найти хоть какую-то дополнительную информацию о боевом пути своего родного и близкого человека в годы Великой Отечественной войны?

Давно уже подмечено, что очень часто личные имена военнослужащих, наименования населенных пунктов и некоторые другие сведения в базе данных Министерства обороны РФ даются в искаженном виде, иногда настолько, что могут серьезно повлиять на достоверность реконструируемой информации.

Учитывая это обстоятельство, родственники погибшего солдата просили выяснить, откуда фактически был призван на военную службу Чербижев М. Б. Дело в том, что по одним данным, полученным ими из различных источников, он был призван в 1941 году Пригородным РВК г. Орджоникидзе, по другим — из Омска. Но и на этот вопрос не последовало внятного ответа. Тогда стоит ли спрашивать о том, почему во многих военных документах, составленных в основном после высылки ингушей в Казахстан и Среднюю Азию, красноармеец из Ингушетии представляется именами Шухтар, Мухмар, Муфтар, и отчество в некоторых случаях записано неправильно — Бисаевич? Наверное, не стоит. Потому как и этот вопрос останется безответным.

«Мой дядя, рядовой Мухтар Чербижев, прошедший всю войну, только лишь на её исходе был удостоен медали «За боевые заслуги», — рассказывает племянник героя Магомет Заурбекович Чербижев. — Поэтому мы хотели выяснить, как проходил боевой путь нашего родственника, где и в каких сражениях он отличился и был ли представлен к государственной награде ранее. Ведь, согласно военной статистике, заместители командиров взводов несли на своих плечах основную тяжесть войны и всегда стояли на передовых. Тем более что, по рассказам старших, мой дядя был очень мужественным и волевым человеком, физически крепким и сильный духом. Скорее всего, его не раз представляли к наградам, но национальная принадлежность всецело препятствовала их вручению».

Слова племянника красноармейца Мухтара Чербижева подтверждает и выписка из приказа военного командования от 10 февраля 1945 года «О награждении Чербижева М. Б. медалью «За боевые заслуги», в котором говорится: «Работая помощником командира взвода, Мухтар Чербижев показал себя одним из дисциплинированных бойцов, был требовательным к себе и подчиненным. Смел и отважен в бою. В боях за город Глейвиц, неся боевое задание на посту у пулемета, первый обнаружил самолет противника, открыл по нему заградительный огонь и тем самым дал возможность продвинуться пехотным частям вперед и выполнить поставленную задачу по овладению городом Глейвиц».

Отсюда можно сделать предположение, что Мухтар Чербижев был на хорошем счету у начальства и никогда не прятался за чужими спинами. Это видно даже из одного боевого сюжета, о котором пишет командующий артиллерией в своем приказе. А сколько таких геройских моментов было на счету у нашего земляка, который мужественно сражался на передовых позициях и дошел до победного конца? Поэтому невольно возникает вопрос: а почему эта единственная награда так долго не могла найти своего соискателя, и награждался ли он ещё другими медалями и орденами? Но ответить на эти и другие вопросы работники военных архивов не спешат.

И вот что ещё интересно: в графе наградного листа от 9 февраля 1945 года, где должен был стоять постоянный домашний адрес представляемого к награждению или его семьи, значится черная полоса, произведенная специальным маркером. Стояла ли тут запись адреса, которая обозначала, что представитель сего наградного листа является уроженцем Чечено-Ингушетии или нет, сказать трудно. Тем более что на ксерокопии документа, представленной из военного архива, четко не просматриваются символы и буквы, напечатанные портативной машинкой более полувека назад.

С целью получения подробной консультации по этому вопросу мы обратились к независимому эксперту из Москвы Виктору Лобачевскому, который привел несколько вариантов того, по какой причине в наградном листе Чербижева М. Б. в графе места жительства черной полосой зачеркнута запись.

«Скорее всего, ваш земляк рядовой Чербижев имел хорошие отношения со своим прямым начальством, которое помогло ему скрыть свою национальную принадлежность, когда в 1944 году начались массовые репрессии кавказских народов, попавших в немилость «вождю всех времен и народов», — отметил эксперт. — Наверное, это стало причиной и изменения некоторых паспортных данных этого солдата, поэтому в разных архивных справках он пишется по-разному.

Вероятнее всего, под прикрытием командира взвода, Чербижев М. Б. продолжал воевать и после высылки ингушей в Сибирь, и награждён он был спустя год после депортации ингушского народа. Мы же знаем, что с определенного времени (после высылки ингушей и чеченцев) к вайнахам на фронтах было «особое» отношение. И сегодня однозначно ответить нам, является ли искажение личных данных человека результатом попытки избежать снятие Чербижева с поля боя и комиссования его с целью отправки военнослужащего вслед за своим изгнанным народом, наверное, никто не сможет. У нас имеются только предположения. Но в любом случае, такие предположения проливают хоть какой-то свет на вопрос, почему адрес места постоянного жительства награждаемого зачеркнут.

По другой версии, после депортации ингушского народа все населенные пункты, принадлежавшие Ингушетии, были переданы Северной Осетии и переименованы. И адрес, который был указан в личных документах Чербижева, на момент его награждения в записях актов гражданского состояния не значился, потому что Чечено-Ингушетия была упразднена».

После того, как родственники Мухтара Бацаевича узнали о том, что он был награжден боевой медалью, обратились к военному руководству страны с просьбой выдать им дубликат этой награды. Родные солдата преследовали одну-единственную цель: сохранить в памяти наших потомков весь боевой путь славного ингушского парня из простой деревенской семьи, который дошел до Берлина, погиб как настоящий воин и похоронен вдали от Родины. Но им было отказано и в этом, ссылаясь на то, что по закону дубликаты государственных наград могут быть выданы только самим награжденным лицам в случае утраты оригиналов при различных чрезвычайных ситуациях.

«Дело в том, что мой дядя Чербижев Мухтар Бацаевич на момент призыва в Красную армию не был женат и не имел собственной семьи, — рассказывает Магомет Заурбекович, который активно участвовал в поисках. — У него нет прямых наследников, которые могли бы требовать у государства какой-то материальной помощи или льгот за участие своего отца в военных действиях. Поэтому никто не может сказать, что мы преследуем корыстные цели. Мы просто пытаемся восстановить память о своем родном человеке и узнать о его военной судьбе как можно больше».

Что касается вопроса места захоронения и состояния могилы М. Чербижева, надо сказать, что документально подтверждено том, что похоронен он на кладбище села Гёрберсдорф, Германия (восточнее 300 метров, ряд 2, могила № 1). Такой внятный ответ получили родственники погибшего солдата от заместителя директора Консульского департамента А. Уткина, который пишет, что «между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Германия заключено межправительственное соглашение, регламентирующее вопросы сохранности и содержания воинских захоронений, находящихся на территориях этих стран. Положениями данного документа предусмотрено обеспечение германской стороной надлежащего ухода за советскими воинскими захоронениями. Российскому дипломатическому представительству в Берлине поручено организовать работу по установлению (подтверждению) места захоронения Вашего родственника Чербижева Мухтара Бацаевича. Необходимо иметь в виду, что сроки проведения подобных архивно-исследовательских мероприятий не регламентированы и составляют от 2-х месяцев до 1 года».

Получается, что по окончании марта 2021 года заявители смогут получить разрешение на посещение места, которое стало последним пристанищем родного им человека. Будем надеяться, что они смогут это сделать без каких-либо помех.

Подвиги Великой Отечественной войны, большие и малые, все они без исключения принадлежат многонациональному народу Советского Союза, который на полях сражений и на трудовом фронте невероятным напряжением человеческих сил выдержал могучий натиск врага. Выдержал и победил!

Своим решением «О наименовании линейных транспортных объектов» от 30 апреля 2015 года руководство Центрального административного округа Назрани присвоило одной из безымянных улиц в районе новостроек (в массиве за каналом) имя участника Великой Отечественной войны Чербижева Мухтара Бацаевича.

А в канун 75-летия со дня Великой Победы, считая чрезвычайно важным сохранить на века и передавать из поколения в поколение память о ВОВ и его участниках, яростно сопротивлявшихся вероломному врагу, по просьбе племянника нашего героя, на Национальном телевидении Ингушетии была подготовлена передача про красноармейца Мухтара Чербижева. В эфир эта передача вышла 1 августа 2020 года.

Наши герои покончили с войной ценой собственных жизней. Вполне закономерно, что их имена, среди которых есть и имя Мухтара Чербижева, должны быть высечены в нашей памяти золотыми буквами. И мы ни в коем случае не должны забывать о доблести и славе наших земляков, которые вершили судьбу миллионов мирных граждан.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости