Дошлуко Дохович Мальсагов. Вехи жизни

23 декабря 2018 года отмечается 120-летие со дня рождения первого ингушского профессора Дошлуко Доховича Мальсагова

0
Дошлуко Дохович Мальсагов, Владикавказ, 1920 г.

Дошлуко Дохович Мальсагов — учёный-кавказовед, фольклорист и этнограф, поэт, писатель, литературный критик и языковед, родился 23 декабря 1898 г. в селе Гамурзиево Терской области в семье Доха Мовсаровича Мальсагова и Кабихан Мальсаговой — дочери Курка Евлоева из селения Инарки. Отец Дошлуко, герой русско-турецкой войны, воевал в составе Ингушского дивизиона северокавказских горских конно-иррегулярных частей русской армии; за проявленные храбрость и мужество был произведен в подпоручики, награжден боевым орденом Святой Анны четвертой степени.

От многочисленных ран, полученных в войне, Дох Мальсагов скончался в 1900 г. По прошествии почти десяти лет после смерти мужа, Кабихан Мальсагова получила из Санкт-Петербурга письмо канцелярии Александровского комитета с вызовом на учебу для Дошлуко. У нее не хватило решимости сразу отправить сына так далеко от дома, однако она все же приняла это непростое решение, и после подготовительного курса он приступил к учебе в Симбирском кадетском корпусе.

Семья Мальсаговых была многодетной. У Дошлуко было три родных сестры, три сводных сестры и четыре сводных брата. Дедушка рассказывал, что навсегда запомнил свой первый приезд на каникулы домой после трех лет учебы в кадетском корпусе. За ужином на столе были кукурузные лепешки и простокваша. Мальчик отказался от такой еды, и мать, с целью воздействия на ребенка, несмотря на то, что семья жила бедно, отнесла его ужин домашней скотине. Утром Дошлуко опять не стал есть то, что могла позволить себе семья, и мать отнесла его завтрак домашней птице. К ужину сын пришел к столу раньше других детей и съел все до крошки.

К сожалению или к счастью, закончить учебу в кадетском корпусе и стать военным, как его отец и сводный брат Генардуко, ему было не суждено: кто-то из сокурсников совершил проступок, но на общем сборе курса никто не признался в содеянном, и тогда каждого кадета по очереди приглашал к себе директор корпуса. Дошлуко и еще четверо кадетов, случайно оказавшиеся свидетелями случившегося, не выдали товарища, отказавшись назвать имя нарушителя, за что все пятеро были отчислены из учебного заведения. В январе 1916 г. Кабихан Мальсагова получила письмо директора Симбирского кадетского корпуса о том, что ее сын, кадет шестого класса Дошлуко Мальсагов, уволен на ее попечение. Дошлуко вспоминал, что, прощаясь, директор горячо пожал юношам руки и пожелал сохранить на всю жизнь мужество и стойкость.

В 1917 г. мать Дошлуко Кабихан Мальсагова умерла.

Несмотря на все тяготы и лишения, выпавшие на долю Дошлуко, он на протяжении всей жизни демонстрировал стойкость характера, мужество и отвагу, оставаясь при этом великодушным, мягким и отзывчивым человеком.

В период гражданской войны на Северном Кавказе он принимал активное участие в отрядах красных партизан. В феврале 1919 г. в боях против деникинцев под ингушскими селениями Долаково и Насыр-Корт был дважды ранен.

Когда была установлена советская власть, Д. Д. Мальсагов активно включился в работу по созданию системы народного образования, первой ингушской газеты «Сердало», репертуара для ингушского театра, организации ингушского краеведческого музея, директором которого стал впоследствии, превратив его в крупнейший культурный центр не только Владикавказа, но и всего Северного Кавказа.

В 1922 г. Дошлуко Мальсагов женился на Белхароевой Дзабанте, дочери Белхароева Муси, сына выдающегося религиозного деятеля, суфия, овлия Батал-хаджи Белхароева.

Дзабанта Мусиевна была благородной, красивой и мудрой женщиной, воспитанной в лучших ингушских традициях. Она полностью посвятила свою жизнь супругу, была рядом и в трудные, и в счастливые минуты жизни, оберегая семейный очаг, у которого и он, и все, кто оказывался в доме Дошлуко Доховича, ощущали тепло и уют.

18 февраля 1924 г. в семье Дошлуко и Дзабанты родилась дочь Мадина; 4 января 1927 г. — сын Якуб; 6 мая 1930 г. — дочь Лидия.

Дошлуко Дохович с 1924 по 1930 г. учился в Горском (Северо-Кавказском) педагогическом институте на отделении русского языка и литературы филологического факультета, именно в тот период началась его научная и литературная деятельность.

Д. Д. Мальсагов был знатоком и исследователем чечено-ингушского фольклора и этнографии. В тридцатых годах во Владикавказе и Ростове-на-Дону вышли его работы, посвященные ингушскому фольклору. Отдельные положения и выводы, сделанные Д. Д. Мальсаговым еще в то время, актуальны и сегодня. В работе «К постановке изучения чечено-ингушского фольклора» он писал:

«Если же нужно изучать и развивать язык, то как можно при этом проходить мимо фольклора, т. е. суммы языковых богатств, накопленных устным народным творчеством во всей его истории? Ведь фольклор есть все, что имеется наиболее красочного, картинного и богатого в языке. Фольклор — поэзия и проза народного языка. И, конечно, тот, кто захочет овладеть языком, понять его богатство и структуру, все законы, все особенности его, должен изучить фольклор».

Ученый был убежден, что знание фольклора необходимо и при изучении истории народа, так как фольклорные произведения могут пролить свет на различные моменты истории. «Сопоставляя произведения устного народного творчества чеченцев и ингушей с творчеством других народов, устанавливая между ними связь, прослеживая пути и этапы распространения «странствующих сюжетов», мы можем выяснить очень многое из неизвестного прошлого», — писал он. Значительная часть опубликованных автором в указанный период работ по фольклору являются библиографической редкостью и, к сожалению, недоступна или труднодоступна для современных исследователей.

В 1931 г. в ингушском издательстве «Сердало» во Владикавказе вышла написанная Д. Мальсаговым в соавторстве с С. Саутиевым книга «Хургда вай дерригаш дийша» («Станем мы все образованными»). В том же году на краевой олимпиаде искусств народов Северного Кавказа в городе Ростове-на-Дону ингушская делегация ставила пьесу «Перелом», написанную Дошлуко в соавторстве с Орцхо Мальсаговым. Постановка, в которой были заняты представители ингушской интеллигенции (Орцхо Мальсагов, Идрис Базоркин, Фатима Мальсагова и другие), была удостоена первого места.

Д. Д. Мальсагов владел немецким и французским языками, несколькими языками народов СССР. Глубокое знание русского и ингушского языков, их стилистических возможностей и средств позволяло ему блестяще выполнять перевод на ингушский язык произведений классиков русской прозы и поэзии: Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Крылова и других русских и советских писателей.

Будучи знатоком и тонким ценителем художественной литературы и искусства, он мастерски владел приемами стихосложения. В 1934 г. им написана первая поэма на ингушском языке «Поток Армхи», вошедшая в школьные учебники по ингушской литературе. На самом высоком уровне переведены им на русский язык и ингушские народные песни, в том числе записанные Д. Измайловым. Во всех его переводах чувствуется фольклорный дух, истинно народный язык. Дошлуко Дохович записывал фольклорные произведения, большинство которых также вошло в школьные учебники.

С 1929 по 1934 г., будучи ассистентом кафедры языкознания, Д. Д. Мальсагов читал в Горском (Северо-Кавказском) педагогическом институте во Владикавказе современный русский язык, методику преподавания русского языка в ингушской школе, чечено-ингушский язык и литературу. Одновременно с чтением курсов в педагогическом институте он работал ученым секретарем и заведующим аспирантской подготовкой в Ингушском научно-исследовательском институте краеведения во Владикавказе.

Огромное значение придавал он вопросу подготовки национальных научно-педагогических кадров. Курсы лекций по языкам, фольклору и литературе, которые читал Д. Д. Мальсагов, по отзывам ученых, бывших его студентами, являлись монографическими исследованиями. В марте 1934 г., задолго до получения степени кандидата филологических наук, квалификационной комиссией Народного комиссариата просвещения РСФСР Д. Д. Мальсагов, как преподаватель высшего учебного заведения, выполняющий огромную научно-педагогическую работу со студентами и аспирантами, был утвержден в ученом звании доцента.

С 1934 по 1937 г. Дошлуко Мальсагов продолжал заниматься подготовкой молодых научных кадров в Северокавказском краевом историко-лингвистическом институте в Ростове-на-Дону, составлением очерков истории ингушской литературы и чечено-ингушского фольклора.

Как литературовед и критик, совместно с видным ингушским писателем Б. Х. Зязиковым в «Очерках истории ингушской советской литературы» опубликовал критико-литературоведческие материалы, посвященные анализу произведений известных ингушских поэтов и писателей: Салмана Озиева, Ахмета Озиева, Джемалдина Яндиева, Хамзата Осмиева, Ахмета Хамхоева, Магомета Хашагульгова и других. Анализируя творчество ингушских литераторов, Д. Д. Мальсагов призывал их шире использовать достижения ингушского фольклора, учиться у народа. «Изучение языка, стиля, формы народной словесности, — писал он, — поможет ингушской письменной литературе в овладении родным языком и создании высших форм литературного творчества».

Согласно материалам «личного дела члена Союза писателей СССР, поэта, драматурга, переводчика Д. Д. Мальсагова», находящимся в Российском государственном архиве литературы и искусства, время вступления Дошлуко Доховича Мальсагова в Союз писателей СССР — 1937 год, номер членского билета — 2423.

В личном деле имеется выписка из протокола заседания президиума Союза писателей Киргизии от 8 июня 1956 г. о восстановлении Д. Д. Мальсагова (Дошлуко был исключен из членов Союза писателей в связи с арестом в 1937 г. — прим. авт.) в члены Союза писателей с 1937 г., а также выписка из постановления секретариата правления Союза писателей РСФСР от 13 марта 1961 г. «Об установлении стажа пребывания Д. Мальсагова в членах Союза писателей СССР с 1940 года, когда были напечатаны его критические и литературные статьи».

Д. Д. Мальсагов открыто критиковал произведения, искажающие истину, затрагивающие честь и достоинство человека. В 1934-1935 гг. большой резонанс, не только в Ингушетии, вызвал роман Л. Пасынкова «Тайпа». Роман этот, в котором ингушский народ поливался грязью, несколько раз переиздавался в центральных издательствах многотысячными тиражами, что вызвало протест со стороны общественности. Особое возмущение вызвал тот факт, что в центральной печати появились положительные отзывы о нем, на основе романа даже собирались снять художественный фильм.

Д. Д. Мальсагов подверг произведение жесточайшей критике. Первой ошибкой автора он назвал то, что «в этой «Тайпе» нет тайпы», т. е. Л. Пасынков, написавший книгу якобы об особенностях ингушского тайпа (рода, фамилии), не имел о нем ни малейшего представления. Ученый просто и доходчиво объяснил русскоязычному читателю, что такое тайпа, показав также, что приведенный в романе псевдофольклорный материал не является ингушским «ни по форме, ни по содержанию». А после заявления Л. Пасынкова, что его роман получил хороший отзыв М. Горького, Дошлуко Мальсагов направил последнему письмо, в котором писал: «Нельзя любить великую Родину, одновременно не любя каждый из народов, объединившихся в первый в истории человечества могучий братский союз. Наш народ гордится героической шестидесятилетней борьбой со страшным по своей жестокости и силе врагом, каким явился для него царизм, он еще в большей мере гордится героическим участием своих сынов в Гражданской войне, он имел счастье вписать блестящие страницы в историю освободительной борьбы на Северном Кавказе. <...> Естественен протест народа против романа, опошляющего его историю».

В 1937 году плодотворная научно-педагогическая и литературная деятельность Д. Д. Мальсагова прервалась на долгие три года: во время разгула репрессий по обвинению в контрреволюционной деятельности он был арестован.

(Продолжение следует)

Мадина Ужахова, внучка Д. Мальсагова, из книги: «Дошлуко Дохович Мальсагов: день за днём. Из эпистолярного наследия».

Добавить комментарий

Новости