М-Г. Дзагиев:

«Власть существует для народа, а не наоборот»

1

Как бы это печально ни звучало, но факт остается фактом, совсем недавно (22 июня 2021 г.), не дожив до своего 75-летия считанные месяцы, ушёл из жизни умный, грамотный, порядочный человек, принёсший своему народу много пользы на пути становления его государственности. Речь идет о Дзагиеве Мовлат-Гирее Османовиче.

В этом году его родственники, друзья, знакомые впервые встретят день 13 сентября без его участия. Мне кажется, на сей раз это будет не столько днём рождения, сколько днём памяти о хорошем человеке. В дни, когда ему было присвоено почётное звание профессора Высшего института управления, мне удалось взять у тогда уже министра юстиции небольшое интервью. На страницах республиканской печати публикуется впервые.

— Мовлат-Гирей Османович, расскажите немного о себе.

— Родился 13 сентября 1946 года в маленьком посёлке Капитоновка, затерявшемся в степях Северного Казахстана. Как и весь народ, наша семья в 1944 году была сослана. В 1957 году вместе с родителями вернулся на историческую родину. Трудные, голодные годы, проведённые в ссылке, закалили и привили мне чувство сострадания к близким.

У нас была большая семья: шесть братьев и одна сестра. Сейчас у каждого свои заботы и проблемы. Но холод и голод ссылки всегда заставляют оценивать даже самую малую радость, которую преподносит жизнь, и держаться вместе, дорожить друзьями и близкими.

Среднюю школу я окончил в 1965 году. Тогда в селе Инарки была только семилетка, и четыре года я ходил в среднюю школу № 7 в селе Пседах. Сколько себя помню, ни разу не пропустил ни одного урока. Школу закончил с золотой медалью.

— А что вы больше всего любили в детстве?

— Я очень любил читать. Когда мои сверстники играли в футбол или курили втайне от взрослых, я читал все, что попадётся под руки. Л. Толстого, Ф. Достоевского, Э. Золя, Ги де Мопассана, Б. Шоу, М. Шолохова и других классиков мировой литературы я перечитал в детстве. Тогда же увлёкся немецким языком. Видимо, поэтому я сегодня почти свободно говорю по-немецки.

Очень люблю поэзию. Пушкин и Лермонтов, Блок и Есенин, Бернс и Арагон были и остаются моими любимыми поэтами. К сожалению, мало знаю наших писателей и поэтов, хотя не раз перечитывал вещи И. Базоркина, А-Г. Гойгова, Дж. Яндиева. Всем, что у меня сегодня есть, я обязан своему детству, в котором заложил фундамент знаний.

— Вы сразу поступили в вуз?

— После окончания школы я не стал поступать в вуз и решил, несмотря ни на что, отслужить в армии. Мой шаг многие не могли понять, потому что мои друзья и знакомые брали отсрочки, всячески ухищрялись увильнуть от службы.

Прослужил три года и 3 месяца в Литве (был связистом), сержантом демобилизовался в 1968 году. За это время знания, полученные в школе, подзабылись, и я почти два года готовился к поступлению в вуз. Мечтал быть журналистом, лесником, моряком, но поступил на юридический факультет Северо-Осетинского госуниверситета. Позже перевёлся в Ленинградский госуниверситет, который окончил в 1975 году.

Годы, проведённые в Ленинграде, самое дорогое для меня время. Многое узнал, многое увидел и оценил благодаря этому прекрасному городу, городу моей юности. До сих пор мои сокурсники, проживающие в России, близком и дальнем зарубежье, иногда дают о себе знать.

— Позже, если я не ошибаюсь, Вы посвятили себя науке.

— Сразу же после окончания университета был направлен на работу в Северо-Осетинский госуниверситет. Работал на кафедре уголовного права и процесса, прошёл все ступени вузовского профессионального роста. Был ассистентом, преподавателем, старшим преподавателем, доцентом.

Мои научные интересы находились в плоскости материального права. Диссертация была посвящена проблемам назначения наказания за хищения имущества. Писал о проблемах борьбы с преступлениями, связанными с незаконным оборотом наркотических средств. В различных изданиях опубликовал более 30 научных работ.

— Вы состоите в какой-либо партии?

— Я никогда ни в какой партии не состоял, особенно не увлекался политическими проблемами. Меня интересовала наука и литература.

— Как Вы оказались в кресле министра юстиции республики?

— События осени 1992 года перевернули всю мою жизнь. Боль и безысходность, невозможность предотвратить происходившее тогда оставили в душе неизгладимый след.

То, что произошло тогда, заставило на многое смотреть и многое оценивать иначе. До сих пор не могу свыкнуться с мыслью, что такое возможно. Но тогда же я дал себе слово до конца своих дней, где бы я ни находился, где бы ни работал, быть со своим народом. Не хочу чем-то выделяться, но слово, данное себе тогда, я сдержал и горд этим.

В марте 1993 года меня приняли на работу, стал помощником президента Республики Ингушетия. Затем, в июле, указом президента Республики Ингушетия назначен министром юстиции. Всегда при этом стремился делать свое дело профессионально и в точно определённое время. Необязательность, расхлябанность, безответственность для профессионала совершенно недопустимы.

— Вы счастливы, достигли главного в жизни?

— Интересная работа, хорошие друзья. Чувство полноценности при выполнении своих обязанностей — все это главное для человека. И это у меня сегодня есть. Я это ценю и берегу. Никакие деньги, никакие блага мне всё это не заменят.

Горжусь тем, что я внёс посильный вклад в становление нашей республики. Для меня это главное в моей жизни. Дорого для меня и то, что, не избегая трудностей, отстаивал интересы моего народа. Много сил отдано на восстановление справедливости в отношении ингушского народа.

— Вы олицетворяете власть. Многие сетуют на то, что у нас её нет. Скажите, для кого существует наша власть?

— Недавно ко мне на прием пришли две бедные женщины с трудными судьбами с жалобой на одного из судей районного суда. Когда я последнему позвонил, он мне посоветовал их выставить за дверь. Конечно, я разобрался с этим вершителем правосудия, но сам факт говорит о многом.

Каждый должен понимать, что власть существует для народа, а не наоборот. Ведь сколько ни хитри, сколько ни воруй у народа, рано или поздно плохое вернётся к тебе же или к твоим детям.

Зная, с какими трудностями сталкиваются сегодня президент и правительство, стремлюсь как можно больше взять на себя этот груз проблем. Ни одного человека, чьи права и интересы нарушены, не оставил без внимания, если он обращается ко мне.

— У министра есть привилегия?

— Многие полагают, что министерский пост дает одни привилегии. Считаю, что эта должность — обыкновенная работа, только ответственности больше. Порой сутками не спишь, нервничаешь, всё думаешь, как лучше решить ту или иную проблему.

— Говорят, что в человеке должны быть вечные ценности. В чём Вы их видите?

— Время всё лечит, оно наслаивает в памяти новые впечатления и идеи, но одно вечно в человеке — заложенная в генах ответственность перед настоящим и будущим. Как бы ни вознёсся ты над людьми, сколько бы материальных благ человек ни имел, а жизнь на этой земле заканчивается двумя метрами. И это я помню всегда. Там, в родном селении Инарки, на горе покоятся мои родители, там буду и я. Эта земля меня породила, и в эту землю я уйду. Об этом всегда помнил и буду помнить. Вот почему я всегда руководствуюсь словами великого индийского философа и писателя Р. Тагора: «Быть сильным — не значит превосходить в силе, а уметь поднять слабого до своих высот».

— У нас есть просвещенные люди, а интеллигенция у нас есть?

— Говорят, интеллигенция делает общество из толпы. У нас есть, хотя и немногочисленная, интеллигенция. Но её отсутствие в достаточной мере ощущается довольно часто. Как социальная прослойка, всё-таки очень мало её представителей. Как-то вяло работают писатели и поэты, композиторы и учёные. Хотя их понять можно: уж в очень трудных условиях они творят. Поэтому, я считаю, будет целесообразным производить удержание определённой суммы из заработка должностных лиц республики и пускать их на развитие науки, искусства и литературы.

— Несколько слов о своем коллективе.

— Министерство, которым я руковожу, небольшое — заместитель, 6 специалистов, секретарь-машинистка, бухгалтер и кассир. В первом полугодии 1995 года специалистами рассмотрено 200 заявлений и жалоб граждан, составлены 4 обобщения судебной практики, собрано с Союзом депортированных 5 тысяч исковых заявлений о возмещении ущерба, причинённого в результате событий осени 1992 года. Много это или мало? Для сравнения отмечу: Министерство юстиции бывшей ЧИР делало в год одно обобщение. Какое министерство рассмотрело столько жалоб и заявлений, когда почти 90% из них удовлетворяются?

Наш дружный и спаянный коллектив работает в творческом порыве, и я рад тому, потому что без моего коллектива не было бы и меня. Мои коллеги помогают мне во всём, у нас общая радость и общие проблемы. Сообща их преодолевать гораздо легче. И то звание государственного советника третьего класса, которое мне недавно присвоил Президент РФ, во многом заслуга моего коллектива.

— А у Вас есть недостатки?

— Мне хотелось бы, чтобы у читателя не сложилось обо мне впечатление, как о человеке без недостатков. Они, конечно, есть. Но это уже мои личные проблемы, которые преодолеваю я один.

Интервьюер Сали Арчаков

Комментарии 1

Власть существует для народа тогда,когда есть признаки. Как то добровольная отставка на любом уровне,если не справляется с работой.когда есть система власти,которая реагирует на эмоции народа. А так,по принципу " я хороший" это беда для народа. Ингушский чиновник должен уметь остановить сто танков на дороге, Вывезти 150 человек из под бомбежек,освободить трёх и более солдат из плена. Заставить работать по ГОСТ . И многое другое. Система власти это не власть системы и чиновников. Надо...

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости