В памяти навечно

Хасан Газотович Аушев, участник Великой Отечественной войны, защитник Кольского Заполярья

0
Хасан Аушев

Говоря о Великой Отечественной войне, люди вспоминают битву под Москвой, блокаду Ленинграда, сражение за Сталинград, Северный Кавказ, Курскую дугу и ряд других знаменитых операций. Но мало что могут сказать о войне на Севере, на Кольском полуострове, если вообще слышали об этой странице Великой Отечественной войны. Но, тем не менее, Заполярье сражалось, героически выживал город воинской славы Мурманск, воевали и умирали достойные сыны Отечества.

Фронтовик, о котором мы вам сегодня расскажем, был защитником Заполярья с первых дней войны и до декабря 1943 года. Он не раз попадал на полосы газет, как в военное, так и в мирное время. Корреспонденты рассказывали о героизме и мужестве человека в пример другим воинам и подрастающему поколению, который показывал на поле боя чудеса храбрости и мужества.

Хасан Газотович Аушев родился в 1918 году в селении Мужичи. Ему было два года, когда умерла мама, и заботу о нём взяла на себя тётя, жена его родного дяди, которая никогда не обделяла мальчика вниманием и старалась создать для него тепло материнской любви. Но нельзя сказать, что он был одинок. У него был отец, очень заботливый и внимательный, три старших брата, которые всегда были рядом, и от второго брака отца судьба подарила ему ещё одного брата и двух замечательных сестёр.

Рос он очень добрым и целеустремлённым человеком, дисциплинированным и ответственным. После окончания школы, в 1936 году успешный выпускник поступил в техникум советской торговли в городе Орджоникидзе. Здесь же за годы учёбы он успел отучиться и в лётной школе аэроклуба. В прошлом школу аэроклуба окончить старалась вся предармейская молодёжь. Это было своего рода испытание на мужество и выносливость. Аэроклуб активно участвовал в жизни Красной армии, ежегодно подготавливая сотни призывников, впоследствии профессионально укреплявших обороноспособность страны.

Во времена сталинского произвола, в 1937 году по ложному обвинению его отца, участника Гражданской войны, расстреляли. Это был первый удар, который Хасан Газотович испытал от этой партийной системы. Пока же о другом, более драматичном и трагичном — предательстве Родиной своих верных сынов, защитников Отечества, и высылке ингушского народа в 1944 году — он ещё не знал.

После окончания техникума в 1937 году Хасан работает статистом в нархозучёте Галашкинского района, откуда через год переходит на работу бухгалтером в почтовое отделение села Мужичи. Работал он здесь два года и успел за это время зарекомендовать себе с лучшей стороны. Не раз был поощрён руководством за качественное и своевременное выполнение порученной работы.

В 1940 году Галашкинский райвоенкомат призывает молодого человека на службу в ряды Красной армии. В те годы была хорошая традиция: в армию провожали всем селом, в честь призывника играли на гармошке, пели песни и устраивали танцы. Такие же замечательные проводы устроили и в честь нашего героя. На действительную службу он попадает в Заполярье. Отсюда и началась военная эпопея нашего героя.

С первого дня войны Хасан находился на передовой Карельского фронта в Мурманском направлении, которое занимал значительное место в агрессивных планах гитлеровского командования. Основными стратегическими задачами противника на этом участке были захват в кратчайшие сроки города Мурманска с его незамерзающим портом, пунктов базирования Северного флота, а также выход на линию Кировской железной дороги, соединяющей мурманский порт с основной частью страны. Кроме того, захватчиков привлекали природные богатства Кольской земли, особенно месторождения никеля — металла, крайне необходимого для военной промышленности Германии и ее союзников.

Хасан Аушев служил младшим командиром в звании старшего сержанта, был в должности командира отделения и взвода, выполнял обязанности комсорга. Военная специальность — миномётчик. На вид скромный и сдержанный, он был мужественным и непоколебимым перед опасностями. Таким его знали однополчане и уважали командиры. Примечателен один эпизод из военной жизни, который ярко характеризует личность Хасана Аушева.

«Он об этом рассказывал одному журналисту, а я был невольным слушателем, — говорит его сын Хамзат. — Как-то перед боем, где силы противника превосходили в разы по численности и по вооружению, Хасан заметил некую растерянность в лице командира, которого он очень уважал и ценил как достойного офицера. Это могло плохо сказаться на боеготовности военнослужащих. Чтобы поддержать командира и поднять дух бойцов, отец сказал своим однополчанам: «Самое страшное, что может нас ожидать — это героическая смерть на поле боя. А она не страшна, потому как за этим стоит наша Родина, наши родные и близкие, которые верят в нас!»

Хасан Аушев не раз становился героем статей военных корреспондентов. К сожалению, не все эти «вырезки» сохранились до наших дней. Они остались во Владикавказе, откуда семье пришлось в срочном порядке бежать в Ингушетию, спасая свои жизни в 1992 году, во время трагических событий в Пригородном районе. Но благо у сына сохранилась пожелтевшая от времени, аккуратно запечатанная скотчем вырезка из газеты «Красная Звезда» за 9 ноября 1942 года, с содержанием которой мы вас и познакомим.

Вырезка из газеты «Красная Звезда» от 9 ноября 1942 года

«Светлой полярной ночью на берег, занятый немецкими захватчиками, высадился наш десант. Среди советских пехотинцев на землю спрыгнул и Хасан Аушев — верный сын Чечено-Ингушетии. Здесь, на Крайнем Севере, он защищает родной Кавказ, жизнь своих близких и счастье своего народа.

Военная специальность Аушева — миномётчик. Он знает это оружие в совершенстве. В день высадки десанта младший сержант Аушев вместе со своими товарищами крепко помогал пехоте. Немцы несколько раз пытались сбросить десантников в воду. Атака следовала за атакой. Пьяные рожи фашистов были уже близко. Тогда Аушев, оставив у миномёта наводчика, сам с группой бойцов кинулся в рукопашную схватку с врагами. Напуганные яростным порывом советских воинов, фашистские собаки, поджав хвосты, побежали прочь. А младший сержант вернулся к миномёту и забросал врагов минами.

Памятен и другой эпизод. При обороне важного военного объекта минометчик Аушев снова показал образцы боевой работы. Немцы шли в атаку густыми рядами. Они пытались воздействовать на психику советских бойцов и командиров. Но Аушев меньше всего думал об опасности. Он думал лишь о том, как бы уничтожить побольше немцев. Заметив, что на пути атакующих фрицев лежит небольшая долина, искусный воин устроил врагам ловушку.

Подготовив данные для точной стрельбы из миномёта, Аушев открыл беглый огонь, когда враги спустились в долину и сосредоточили там свои силы. Мины рвались в самой гуще немецких разбойников, и немногим из них удалось уползти живыми.

Так бьёт врага искусный минометчик Хасан Аушев, защищая родные горы Кавказа на сопках Заполярья.

Сержант В. Старков».

Со словами благодарности и восторга писали и говорили об участнике войны и в мирное время. К нему каждый год на День Победы приходили правительственные открытки с поздравлениями, его награждали юбилейными медалями, к нему приезжали корреспонденты и журналисты телевидения, радио и печатных изданий.

«Живёт Хасан Аушев в Грозном, — пишет газета «Грозненский рабочий» от 9 мая 1969 года. — Как оказалось, десант, высаженный в самом начале войны, преграждал врагу путь к Мурманску, порту, через который все военные годы Советский Союз был связан с союзными державами. И не удивительно, что на этом участке фронта бои имели ожесточенный характер. С большой теплотой вспоминает он своих боевых товарищей, младшего сержанта Старкова, наводчика своего расчёта Баранова, командира минометной роты, старшего лейтенанта Агафонова».

Осколочное ранение в голову и чудесное спасение

В боях Хасан Аушев не раз получал ранения и всегда, после недолгого лечения, возвращался в строй. Но 1943 году в одном из ожесточенных боёв он получил тяжёлую контузию. В справке написано: «Сержант 155 стр. полка Аушев Хасан Газотович 4 декабря 1943 года получил осколочное ранение в левую теменную область головы и в правое плечо».

В Иркутский эвакуационный госпиталь он поступает 11 мая 1944 года. Здесь он получает квалифицированную медицинскую помощь. Его голова буквально была изрешечена осколками снаряда. По иронии судьбы, его лечил немец, грамотный хирург, который сделал Хасану уникальную операцию по пересадке костного материала, снятого с его рёбер, на черепную кость, таким образом «залатав пробоины» на черепе. Фамилии хирурга, увы, уже никто не скажет, но эта сложнейшая по тем временам и условиям операция спасла Аушеву жизнь. Но сохранилась фотография врача, которую перед выпиской он сделал со своим уникальным пациентом для личного архива, одну из которых подарил Хасану.

24 июля 1944 года его выписали из госпиталя. В сопровождении медицинской сестры комиссованный Хасан Газотович выехал на родину, с путёвым листом железнодорожного следования от Иркутска до станции Беслан в Северной Осетии.

До родины рукой подать, а до семьи далече

На станции Беслан Хасан Аушев отпустил сопровождавшую его медицинскую сестру, убедив её в том, что теперь до дома рукой подать. Но на деле всё оказалось куда горче и печальней. Его семья и дом теперь были далеко, но родина, действительно, была здесь, рядом, и никакие силы не в состоянии были её отнять ни сегодня, ни завтра, ни потом. Это состояние души, с которым живут ингуши по сей день. Время испытывает нас, жизнь не останавливается.

Итак, чтобы передохнуть перед дорогой, Хасан Аушев присел на скамейку обдумать свои дальнейшие действия. Его родное село Мужичи находилось в нескольких десятках километрах от станции. По сути, солдат намеревался встретить здесь кого-нибудь из своих соотечественников, потому как станция Беслан была узловая, и здесь часто можно было увидеть даже своих односельчан.

Но прошёл час, другой, никого не было видно, даже чеченцев, с которыми он тоже мог попутно доехать до села. Это его стало настораживать. Заметив изрядно долго сидевшего на станции солдата с перебинтованной головой, явно свидетельствующей, что он возвращается с фронта, и чертами лица выдававшего собой ингуша, женщина, работавшая здесь, после расспросов сообщила ему печальную весть о том, что весь ингушский и чеченский народы, как предатели Родины, сосланы в Казахстан. И сделала это она без капли сочувствия. Так, отрапортовала и ушла прочь, вспоминал Хасан Аушев.

Надо ли говорить, какой силы был удар, полученный от этого известия, солдату войны, долгие дни и ночи мысленно представлявшему встречу с родными, ценой собственной жизни отстаивавшему независимость Отечества, до последнего вздоха защищавшего Родину, и в двух шагах от дома узнать, что Родина так жестоко обошлась с ним и с его народом.

Ещё циничнее показалось ему предложение, сделанное Галашкинской военной комендатурой, куда он пришёл, чтобы засвидетельствовать факт прибытия. Военком «за особые военные заслуги» разрешил ему остаться жить на Кавказе. Военные винтики той системы даже не задумались над тем, насколько предательски это бы выглядело, насколько жестоко оно звучит по отношению к его родным и народу.

Вот если Хасан Аушев что и вспоминал с глубокой болью и обидой, так это тот самый случай вместе со злополучным днём его прибытия на станцию Беслан.

Была ещё одна история в жизни героя, которую он уже рассказывал с ощущением превосходства и победы. Это было в 1970 году. Они уже жили в Грозном. Старопромысловский военкомат вызвал Хасана Аушева. «Тут пришёл орден Боевой Славы и разыскивается Аушев Хасан Газотович. Это вы?» — спросил его подполковник Лошкарёв. «Да», — ответил Хасан Аушев. «Интересно, — сказал он, — это награда за боевые заслуги. За что вам её могли дать?» Вполне убедительно и без особого пафоса и рвения, Хасан Аушев ответил просто: «Не знаю, наверное, за «язык». На что подполковник с некой иронией и насмешкой сказал: «Насколько мне известно, ингуши и чеченцы не воевали», — и поручил своему адъютанту отправить документы в Москву на перепроверку.

Хасан Аушев приехал домой очень расстроенный. Говорить на тот момент что-либо он не смог, да и было бессмысленно. Люди были массово зомбированы и думали-говорили только то, что им диктовала идеология партии. Но уже через пару дней к Хасану Аушеву приехала домой целая делегация с правительственной наградой — орденом Славы третьей степени, и тот самый подполковник искренне попросил у него прощения и признал в нём настоящего защитника Отечества.

Я намеренно рассказала эти подробности, чтобы читатель мог понять всю глубину, масштабность и трагичность судьбы нашего героя и ему подобных, так рьяно защищавших Родину и так предательски брошенных на произвол судьбы.

Хасан Газотович был награждён медалью «За оборону Советского Заполярья», медалью «За победу над Германией», орденом Славы третьей степени, многочисленными юбилейными медалями и ежегодными правительственными поздравлениями.

Ссылка вместо положенных почестей

Итак, Хасан уехал вслед за своим народом в Казахстан. Иначе и не могло быть. Встреча с родными была очень трогательной. Много испытаний и унижений пришлось ему преодолеть в годы ссылки, как и всем представителям депортированных народов. После тяжёлой контузии здоровье его, конечно же, пошатнулось. Но он продолжал работать. Образованные, грамотные люди были в те годы очень востребованы. Он работал счетоводом в Талды-Курганском облторге Казахской АССР, был счетоводом на Владимирском маслозаводе. В одно время начальствовал в рабочей артели в галантерейном цехе. Работал завскладом в Кокчетавской сортбазе, откуда уже в 1957 году ушёл на пенсию. Раны давали о себе знать участившимися приступами.

Хочется привести в завершение стихи, посвященные своему деду внучкой Тамилой Бештоевой:

«На Севере, в жару и холод,

Сражался парень молодой.

Путь преграждая врагу на фронте,

Сержант стоял на передовой.

И не пугали его немцы.

Отважный духом был солдат.

О нём писали все газеты,

Гордился им и стар и млад.

Он за Отчизну свою смело

Мог безоружным идти в бой.

И в каждой схватке минометчик

Готов был жертвовать собой.

Его победы вдохновляли.

Надежды полон был народ.

Читая строки про сержанта,

Каждый земляк был рад и горд.

Жизнь оказалась скоротечной,

Ушёл из жизни ветеран.

В сердцах родных ты будешь вечно,

Газота славный сын Хасан».

Женился Хасан Аушев в 1950 году на Шарихан Балаевой, девушке из хорошей и благородной семьи. В 1965 году он с супругой и тремя сыновьями, одного из которых нарёк именем своего боевого друга-земляка Хажбикара Сампиева, вернулся на родину и поселился в Грозном. Был хорошим и заботливым отцом, строгим и крайне дисциплинированным. Порядка требовал во всех делах и поступках, как от себя, так и от окружающих. Был сдержанным, немногословным, добрым и благородным, достойным сыном своего народа, крайним приверженцем ингушских традиций и устоев. Он почитал старших, с уважением относился к младшим. Был незаменимым хозяйственником в доме: где починить, где залатать, где повесить полку — всё в его золотых руках клеилось и ладилось, потому как делал он это с заботой и любовью. Уникальный был человек, удивительной простоты и доброты. Все эти отзывы звучат из уст его многочисленных родственников и близких ему людей.

«Каждое утро приходилось делать зарядку, — вспоминает старший сын Хусейн. — А нам охота поспать, лежим до последней минуты, пока не услышим шарканье его ног у порога. Я служил в армии, в лётных войсках, когда пришло известие, что отец в тяжелом состоянии. Мне дали отпуск. Захожу к нему в палату без кителя и фуражки, а он мне: «Одеться по форме и отчитаться, как положено». Пришлось выполнить: «Рядовой Аушев прибыл на побывку». Он улыбнулся в ответ и начал расспрашивать о службе. Это была наша последняя встреча».

Хасан Аушев ушёл из жизни в 1972 году. Он оставил после себя достойное потомство, которое живет и работает как в родной республике, так и в разных городах и странах нашей необъятной планеты. Они по праву могут гордиться своим отцом и дедом, непоколебимым воином Великой Отечественной войны, настоящим сыном ингушского народа.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.