Семейные умельцы

Магомед Цолоев: «Главное — доводить до конца начатое дело»

0
Магомед Цолоев

Магомед Цолоев (он больше известен как Борис, имя он сменил после совершения хаджа в священную Мекку) — мастер миниатюрного башенного строения. Но в его семье все умельцы — они умеют творить чудеса и делать мир прекраснее. Все они ремесленники. Каждый вносит свою лепту в воплощение новых творческих идей. В общем, это не дом, а настоящая выставка произведений искусства.

Здесь каждый занят своим делом. Хозяин дома Магомед (Борис) Цолоев строит башни. Супруга Мадина (Кодзоева) Цолоева занимается бисероплетением и оформляет композиции под миниатюрными архитектурными строениями мужа. Дочки Хадишат, Хава и Амина делают красочные букеты, большие цветы на высоких ножках, деревья бонсай разной величины, картины из бисера и из ленточек, картины 3D, оригинальные поделки и многое другое.

Сыновья — Мухаммед, юрист по образованию, и Муса, будущий программист — в группе поддержки, обеспечивают мастерам искусства бесперебойную поставку нужного сырья. Муса к тому же увлекается художеством, и получается у него это очень даже хорошо. Но времени сидеть у мольберта просто нет, признаётся его мама. Но ещё не вечер, всё у него впереди. Ему тоже нужен какой-то толчок, как это бывает у творческих людей.

В общем, в гостеприимном доме Цолоевых меня пригласили не только на чашку горячего чая, но и на домашнюю выставку. В двух комнатах расположены коллекции работ талантливых мастеровых. Признаюсь, что глаза разбегались от многообразия и красочности представленных экспонатов, а средневековая башенная архитектура, которая раскинулась в своём миниатюрном воплощении, просто сразила великолепием и оригинальностью.

Творчество обогащает душу, говорят, развивает зернышко, заложенное внутри каждого из нас, делает мир ярче, красивее, насыщеннее и интереснее. В этом убеждены и супруги Цолоевы, которые считают, что рукоделие — это, прежде всего, труд и терпение, желание и усидчивость.

Итак, глава семейства Магомед (Борис) Юнусович Цолоев родился 5 августа 1962 года в Казахстане, в большой и дружной семье. Мама была рукодельницей, шила, вязала, а отец мастерил разные изделия из дерева. Так что в генах Магомеда Цолоева уже было заложено творческое начало. В 1982 году он окончил техникум электронных приборов. Работал на заводе «Радуга» во Владикавказе, был на хорошем счету, имел награды, благодарности. После событий 1992 года он стал работать автослесарем в Ингушетии. Сегодня у него свой небольшой бизнес. «А творчеством занимаюсь между делом», — признаётся Магомед.

В молодости Магомед с друзьями поехал в горы, на сенокос. Были они там где-то с недельку. Тогда он впервые увидел ингушские башни. Своим могуществом и величием, своей глубиной и некой таинственностью, за которыми скрывались неизведанные страницы истории наших предков, они просто сразили его.

«Башни запали мне в душу, — признаётся он. — Целиком захватили меня какой-то непередаваемой силой. А потом наступил момент, когда я решил, что мне пора строить мини-башни из камня, как настоящие, аналогичные тем, что стоят в горах. И так увлёкся этим занятием, что остановиться уже не могу».

Пока зрела эта идея, Магомед женился, построил дом, обустраивал своё семейное гнёздышко, запустил небольшой бизнес. А потом стал строить башни — буквально.

«Беру камень и распускаю его, — увлечённо рассказывает Магомед о техническом процессе своей работы. — На плиткорезе нарезаю мелкие камни и раскладываю их отдельно по коробочкам, соответственно цветам. Потом закладываю основание, и, соблюдая золотую линию, начинаю выкладывать башню. Глаз у меня уже набитый. Сохраняю грани и чёткие пропорции. Каждый камень вытачивается, подгоняется по форме и цвету, и ложится на клей. Если я хочу выложить башню той или иной высоты, то уже знаю, какое основание надо заложить, какой высоты она у меня будет. Потом шлифую поверхность. Но не всегда, есть башни, где я камни оставляю естественными. Работа кропотливая, трудоёмкая, требует терпения и усидчивости. Торопиться здесь нельзя и работать нужно с душой. На башню в среднем высотой 30 см уходит где-то месяц. Но я эту работу делаю между делами и получаю от этого огромное наслаждение. Главное здесь — доводить до конца начатое дело».

Дальше уже под готовые башни делается основание. Это может быть гранит. Если же пейзажная основа, то этим обычно занимается супруга — Мадина Цолоева, а Магомед вносит некоторые коррективы. Но более ценным и естественным мастер по камню считает основание из обычного камня.

«К примеру, композиция «Вовнушки». Это точная копия оригинала, — говорит Магомед, — вместе с основанием. Даже цвет камней я старался подбирать точь-в-точь, как в натуре».

Да, надо отметить, что камни Магомед никогда не красит. Это их природная окраска, а во время кладки он подбирает нужные цвета. Пирамидальные крыши башен тоже выложены из камня, как у настоящих. Здесь в ход идёт только сланец. Он обрабатывается вручную алмазной обточкой.

«Эта работа немного сложнее, — говорит Магомед, — требует особой чёткости исполнения. Но она интригующая и самая интересная, потому как завершающаяся. Очень увлекательная. Выточишь камень, уложишь ряд за рядом крышу, и ощущение какой-то непередаваемой радости от полученного результата, от построенной башни! Это не расскажешь. Надо прочувствовать! Потом, это ведь настоящий камень. Вот троньте руками эту башню, — говорит он, — чувствуете холод, силу? Вот! В этом и есть их величие и неповторимость! И даже если просто смотреть неотрывно на каменную башню, ну минут десять, заметите, как она снимает с вас негативную энергию и даёт вам заряд бодрости. А когда с камнем ещё и работаешь, то это уже беспредельное наслаждение».

На выставке представлены разные башни: пастушья, со смотровой площадкой наверху; белая башня, соответственно из белого камня; аналогичная чёрная башня; башня из камней без наружной обработки. Есть композиция к 25-летию Республики Ингушетия, выложенная из необточенного камня, чтобы она более соответствовала оригиналу, с вырезанным на одном из центральных камней солярным знаком. Есть и более масштабные экспонаты — жилые башенные комплексы в миниатюре, где, словно с высоты птичьего полёта, можно насладиться горным пейзажем, альпийскими лугами, горными реками, увидеть боевые и жилые башни, склепы, мосты деревянные, перекинутые через обрывы, и т. д. Всё как в глубокой старине. Глядя на это, пусть даже на короткое время, вас не отпускает ощущение присутствия и реальности.

Камень мастер собирает повсюду. Находит на улице, возле речки, среди балласта, в тех же горах. К примеру, это камень диабаз — он присутствует во многих его постройках. Он разных оттенков и насыщенных цветов. Есть известняк и доломит, из которых в основном выложены башни в горах. Конечно же, сланец — для выкладки пирамидальной крыши. Использует он в работе и другие камни, названия которых порой и не знает, но видит, что они поддадутся обработке, и называет их обобщённо — благородные камни.

Надо отметить, что Магомед ещё увлекается поделками из дерева. Всё, что сделано в доме из дерева, сделано его умелыми руками. И на выставке здесь представлены некоторые экспонаты. К примеру, оригинальный домик из дерева. Но камень — это уже его хобби на всю жизнь.

Мадина Цолоева вместе с дочерями увлекается бисероплетением, вот уже десять лет. Сначала она разводила живые розы во дворе, в саду. Потом захотела видеть эту красоту у себя в доме. Вот и задумала плести розы из бисера, это её любимые цветы. И пошла роза за розой, потом появились в коллекции другие цветы и разные композиции. В умелых руках Мадины бисер засиял новыми красками. Чего здесь только нет!

Вот экспонат на 25-летие республики. Белая роза, цвет чистоты и благородства, окантованная зелёным бисером, и солярный знак, вместе с цифрой «25» из красного бисера. Есть здесь работа, посвящённая единению Ингушетии с Россией — тоже роза, одна половина в зелёно-белом цвете, а другая половина в цвете российского триколора. Вот такое вот единение, неразрывно связанное, а у основания — ингушский флаг с солярным знаком. Очень интересная задумка.

Дочь Хадишат, студентка исторического факультета, тоже любит цветы, в её коллекции есть картины из бисера с цветочными композициями, цветы большие на высокой ножке и оригинальные красочные букеты из атласных ленточек.

Хава, студентка филологического факультета, вместе с работами из бисера делает из разных подручных материалов яркие цветочные композиции и другие интересные поделки.

Младшая Амина, ещё школьница, главная помощница мамы, любит плетение ленточкой. Первая её работа — «Колосья», очень оригинальная картина. Она же делает разные игрушки, которые сама по ходу и придумывает.

Вот такой праздничный бум дома у мастериц прекрасного. Глянешь, и глаз радуется, и на душе светло. Благо, фантазии и таланта им не занимать. Но Мадина признаётся, как и её супруг, что это не талант, а желание, терпение и умение доводить начатое дело до конца.

«Вот кто сможет выработать в себе эти качества, у него всё получится», — говорит она.

Мадина окончила Назрановское швейное училище. С самого детства любила шить и рисовать. Смотрела, как это делала мама, потом тайком таскала из сундука материи и, закрывшись в комнате, кроила и шила.

«Получалось не сразу, — говорит она, — но удивляюсь, почему это мама меня не ругала за материалы, которые иногда приходилось просто выбрасывать. Но благодаря этому я и научилась шить. Как говорится, на ошибках учатся».

Работы семейных мастеров широко известны и в нашей республике, и за её пределами. Они не раз выставлялись на различных выставках, в том числе на форуме «Машук», на «Кавказских играх», в Ингушском государственном музее краеведения, на выставке ко дню празднования 25-летия Республики Ингушетия и т. д.

Отрадно, что сегодня, в век технологической цивилизации, виден всплеск интереса к различным ремёслам. И если верить истине, что в каждом человеке заложен потенциал, который нужно просто развивать, поднимать и передавать другим, то у вас тоже всё получится, как это делают семейные умельцы Цолоевы. Главное — доводить до конца начатое дело.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости