«Жертвенность и самоотдача — это ключ к успеху»

Руководитель фонда «Тешам» рассказал о помощи людям и о своем участии в выборах в Народное Собрание

0
Ахмед Костоев

Ахмед Баширович Костоев известен в Ингушетии, как один из организаторов самого успешного и деятельного благотворительного фонда «Тешам», созданного в 2013 году. Родился он в Назрани 18 октября 1976 года. В 1993 году поступил в Московский государственный социальный университет по специальности «экономист-менеджер», который окончил в 1999 году. Женат, имеет шестерых детей.

В настоящее время Ахмед Костоев является председателем правления благотворительного фонда «Тешам». За первые 3-4 года своей деятельности фонд помог людям на сумму, приблизившуюся к 50 млн рублей, а за шесть лет активной работы с малоимущими семьями сотрудники фонда создали единую базу данных на 1300 семей (8 тысяч человек), которые нуждаются в постоянной помощи и поддержке.

Ахмед Баширович Костоев один из возможных кандидатов в депутаты Народного собрания Ингушетии. Ожидается, что новый состав ингушского парламента будет полностью обновленным. Если удастся набрать нужное количество голосов, в нем будут представлены все общественные движения, реально желающие способствовать развитию региона.

Исполнительный директор благотворительного фонда «Тешам» рассказал газете «Ингушетия» о предыстории создания фонда, о трудностях, с которыми пришлось столкнуться в ходе деятельности фонда и о реальных социальных проблемах, которые на сегодняшний день имеются в республике.

— Ахмед Баширович, расскажите предысторию создания благотворительного фонда «Тешам».

— Я долгое время жил за пределами Ингушетии, учился и работал в Москве. Но по семейным обстоятельствам вынужден был все оставить и вернуться домой, в Ингушетию. В 2013 году в доме отдыха с. п. Мужичи Сунженского района проходил тематический форум, посвященный благотворительности, волонтерству и адвокации. Его проводил культурно-просветительский центр «Эздел», в котором я тоже состоял.

На форуме были ребята из регионов СКФО, которые достаточно продолжительное время занимались благотворительной деятельностью. Нас заинтересовал опыт работы НКО в сфере благотворительности в Дагестане. После общения с ними появился вопрос: а почему бы не организовать благотворительную деятельность в Ингушетии? И спустя некоторое время, у нас окончательно созрело коллективное решение о создании благотворительного фонда. Мы вместе разработали логотип организации, определились с названием фонда и зарегистрировали его в Минюсте.

— А до этого момента у вас был хоть какой-то личный опыт волонтерства или благотворительной деятельности?

— Нет, такого опыта у меня не было. Первым делом мы открыли офис для деятельности фонда и там же оборудовали склад для продуктов и одежды, которые жертвовали фонду.

Начинали мы с того, что находящиеся в нужде люди просто приходили к нам, оставляли заявку и тут же на складе получали помощь. В первое время мы помогали только одеждой. Жители республики могли прийти и сдать нам новую одежду или которой уже не пользуются, но имеет товарный вид.

На тот момент у нас не было преставления о количестве людей, нуждающихся в помощи. Но с первых же дней работы фонда к нам начал идти поток людей.

В тот начальный период я работал в фонде «Тешам» волонтером и, выезжая на инспекцию, я начал сталкиваться уже с реальными проблемами людей. Попадая домой к ним, я слушал историю каждой из этих семей и не мог не пропускать это через себя, проникался их жизнью. Мне реально тяжело было это слушать, потому что я человек восприимчивый.

— Какое-то взаимодействие с органами власти у вас было в тот период?

— Да, конечно, мы привлекали к своей деятельности исполнительные органы власти, органы местного самоуправления, депутатов парламента. На каждое свое мероприятие фонд приглашал представителей районных и городских администраций. Все это делалось с целью обратить внимание властей на существующие проблемы малоимущих семей, чтобы они видели — в Ингушетии есть люди, остро нуждающиеся в работе, жилье, в средствах на пропитание, на лечение.

— У любой благотворительности есть обратная сторона — высока вероятность того, что человек привыкнет к иждивению, привыкнет к тому, что его основные проблемы решает фонд. Вам пришлось с этим столкнуться?

— Когда мы открыли фонд, первая задача, которую себе обозначили — это была профилактика иждивенчества. Мы боялись, что столкнемся с развитием иждивенчества. И поэтому тщательно продумали всю схему учета малоимущих семей. Была создана анкета, по которой инспектор фонда проводил опрос семьи, и, исходя из полученной информации, мы определяли степень нуждаемости данной семьи. Кроме того, к тому времени был создан интернет-ресурс для благотворительных организаций «Доброфон», который нам существенно помогал и помогает в нашей работе по сегодняшний день.

Анкета состояла из более чем 40 пунктов, где нужно было указать, действительно ли семья является малоимущей, есть ли у семьи постоянные доходы: пособия, пенсии или кто-нибудь в семье работает, семейный статус женщины проверяли — есть у нее муж или она сирот воспитывает. В общем, старались охватить этой анкетой разные жизненные обстоятельства семьи, и эта анкета нам очень помогала в ходе инспекции.

В самом начале нашей работы вообще было много сложностей. На нас сыпался шквал заявлений на помощь, и мы не успевали проверять каждый случай отдельно. Заявлений было более 7 тысяч, то есть такое количество семей просило нас о помощи «здесь и сейчас».

Существовал еще и такой фактор, как недостаточная информированность населения о статусе фонда «Тешам». Многие думали, что это государственная социальная структура, занимающаяся господдержкой семей с низкими доходами, и фонд обязан помогать всем.

На разъяснительную работу в этом направлении у нас тоже уходило много времени. Рабочий график у нас был установлен с 9 часов утра и до 18 часов вечера. Но людей мы принимали и работу свою делали до позднего вечера. Это была колоссальная нагрузка. И это, несмотря на то что у нас было 13 сотрудников в штате, работающих на постоянной основе и получающих зарплату. Была хорошая поддержка неравнодушных людей, волонтеров, которые приходили, спрашивали, какую помощь оказать, куда поехать. То есть люди очень хорошо отреагировали на это богоугодное дело.

Но, естественно, эти 7 тыс. семей мы сразу проинспектировать не могли. Только в 2019 году, спустя 6 лет после начала своей деятельности, фонд смог закончить работу по созданию единой базы данных на этих людей.

Позже в Ингушетии начали появляться и другие благотворительные фонды. Мы понимали, что это может повлиять на развитие иждивенчества среди населения. Было принято решение собрать все благотворительные фонды и группы республики и провести мастер-класс по повышению квалификации, на базе «Доброфона», как наиболее эффективной и удобной форме благотворительной деятельности. Это идеальная платформа, где фонды могут получать полную информацию о нуждающихся семьях.

— Ахмед Баширович, это хорошо или плохо, если в республике будет несколько благотворительных фондов?

— Конечно, один благотворительный фонд не может закрыть все имеющиеся проблемы. А с другой стороны, если этих фондов будет много, это может стать причиной необоснованной конкуренции, каждый будет тянуть одеяло на себя, дублировать помощь и приучать людей к тому самому иждивенчеству, от которого мы стараемся уйти.

Пройдя через определенный опыт совместной работы, мы в итоге пришли к общему решению, что в регионе каждый фонд должен заниматься определенным направлением — кто-то продуктовой помощью, кто-то медицинской помощью, а кто-то образовательными проектами, что только повысит эффективность благотворительной деятельности.

Для взаимодействия и координирования благотворительной деятельности в Ингушетии, мы также собирали фонды и группы и рассказывали им о своей деятельности, приглашали экспертов в сфере благотворительности и волонтерства.

В последние годы мы с командой благотворительного фонда «Возрождение» реализуем еще один социально важный проект, направленный на профилактику наркомании, пропаганду здорового образа жизни и реабилитацию наркозависимых, для чего нами в Ингушетии открыта два реабилитационных центра.

— То есть вы упорядочили благотворительную деятельность в регионе?

— Мы постарались это сделать, и в дальнейшем нам еще предстоит проделать в этом направлении много работы.

— А какие программы вы уже реализовали и на какую сумму?

— У нас была образовательная программа, была продуктовая программа, программа по сбору детей из малоимущих семей в школу, праздничная программа в месяц Рамадан и Курбан-байрам, был также проект «Лоалахой» по укреплению дружеских связей с соседями, знакомыми. Кроме того, фонд обеспечивал нужды коррекционных школ в республике. Также уделяли внимание детям-сиротам и одиноким старикам.

Бытовые проблемы часто становятся причиной того, что семья распадается или отношения внутри этой семьи очень напряженные. Мы с этими факторами тоже работаем. У фонда есть направление по укреплению родственных уз, сохранению семейных ценностей.

К 2017 году, согласно отчету, который мы составили для попечительского совета и правления фонда, объемы помощи, которую мы оказали людям, составили сумму в 47 млн рублей.

После множества проверок и уточнений фонд «Тешам» в 2019 году создал стабильную базу данных на каждую семью, которая состоит на учете. На данный момент у нас в базе 1300 семей, это около 8 тыс. человек, и они на постоянной основе получают благотворительную помощь. Это и одежда, это и продукты питания, и бытовая химия.

— А как фонд определял объемы помощи, необходимой для семьи на определенный период?

— Фонд разработал продуктовую корзину на одного человека, исходя из рассчитанного государством прожиточного минимума на одного человека. Он обходился нам где-то около 1400 рублей на корзину и рассчитывался на три месяца. В него входили масло, рис, гречка, макароны, чай, сахар, мука, картошка — всего девять наименований продуктов, а также бытовая химия.

— Как часто случается, что ситуация в семье изменилась и вы сняли их с учета?

— К сожалению, за несколько лет работы только несколько семей мы сняли с учета, но даже это неплохой результат для нас.

Мы работали и по линии трудоустройства членов семей, состоящих у нас на учете. И это тоже было связано с профилактикой иждивения. Фонд «Тешам» устраивал членов малоимущих семей на работу в такие крупные организации, как «Сад-гигант Ингушетия», региональный оператор «Экосистема».

Фондом была разработана программа по улучшению жизненной ситуации семьи и прививанию любви к труду. Приобретались для этих семей ресурсы для занятий индивидуальной деятельностью: теплицы, коровники, необходимое для животноводства и земледелия оборудование, машинки для домашнего швейного производства и многое другое.

Особый акцент делался на образовании детей из малоимущих семей. Совместно с центром молодежного инновационного творчества «Реновация» (ЦМИТ) с детьми проводились занятия по робототехнике, авиамоделированию, 3D-моделированию, выжиганию по дереву и многое другое.

— Сегодня вы приняли решение участвовать в парламентских выборах. Связано ли это решение с желанием вывести вашу благотворительную деятельность на новый уровень, найти более действенные и стабильные механизмы, которые помогут хотя бы сократить число малоимущих семей в Ингушетии?

— Учитывая, что у нас новый глава региона и он сформировал вокруг себя новую команду управленцев, ожидаемо, что и в парламент придут новые люди, которые по-другому и более эффективно будут взаимодействовать с властями, обществом, и успешно решать накопившиеся проблемы. И такая открывшаяся сейчас возможность работать с пользой для всех, стала одной из причин, почему я решил участвовать в выборах.

Решение это было тяжелым для меня, так как это, прежде всего, большая ответственность перед народом. И сподвигли меня на этот шаг мои близкие друзья и просто неравнодушные к проблемам региона люди.

Сегодня запрос и требования к депутатству совсем другие — это не мандат, это не кабинет, не статус, а это абсолютная самоотдача в улучшении нашего региона. Поэтому, поразмыслив, я решил принять участие в предварительном голосовании и уже по его результатам выставить свою кандидатуру для участия в парламентских выборах.

— Цели, задачи, предвыборная программа — вы со всем этим определились?

— За эти годы нам удалось собрать эффективную команду из социально ответственных молодых ребят, у которых есть четкое понимание, как нужно решать проблемы.

Вместе с тем я отдаю себе отчет, что одними общественными силами решить их очень сложно. И здесь нужна слаженная работа органов государственной власти, бизнеса и общественных институтов. Объединить эту тройку и работать в направлении улучшения качества жизни нашего региона — это реально.

— Ахмед, вы были одним из активных участников первого двухнедельного митинга в Магасе, связанного с определением административных границ с Чеченской Республикой. С самого начала призывали участников митинга не выходить за рамки закона, вести себя сдержанно и благоразумно. Вы не дали повода считать вас радикально настроенным оппозиционером. Какова вообще ваша политическая позиция?

— Да, я принимал участие в так называемых протестных движениях. Это был абсолютно мирный протест. У нас были четкие требования, касающися определения границ между двумя регионами. Я и тогда говорил, и сейчас стою на этой позиции — все вопросы, касающиеся общих интересов народа, должны решаться с их участием и строго в рамках закона.

Все это время стояния на митинге мы призывали, чтобы и власти, и народ услышали друг друга, чтобы между ними состоялся диалог.

Мне часто задают вопрос, спрашивают: почему меня не посадили, с настороженностью ко мне относятся. У меня были объективные причины, по которым я в это время отсутствовал в республике. Это было связано с семейными обстоятельствами, а точнее с болезнью детей, которых я вынужден был вывезти в другой регион на лечение.

Что касается участников протестного движения, которые сейчас находятся под следствием. Это все порядочные люди, искренне любящие и болеющие за свою родину и народ. Уверен, что выдвигаемые судом в их адрес обвинения беспочвенны. Я желаю им справедливого завершения суда и скорейшего возвращения к своим близким.

— Почему вы свой благотворительный фонд назвали «Тешам»?

— Мы с ребятами думали и остановились на названии «Тешам», то есть «Доверие», так как наши отношения с теми, кому мы помогали, и с благотворителями строились на взаимном доверии. К тому же оно нас обязывало относиться к своей работе честно и справедливо. И я призываю весь наш народ строить наше будущее на таких же принципах доверия.

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости