Геополитическая реальность на Южном Кавказе

Автор: 
Ибрагим Курскиев
0

Комментарий доктора исторических наук, профессора кафедры истории, права и гуманитарных дисциплин Северо-Кавказского института-филиала РАНХиГС Фармана Кулиеа.

В конце 2020 — начале 2021 г. пока в США Байден с Трампом делили Белый дом, а Европа в борьбе с COVID-19 закрывает границы, все мы стали свидетелями того, что на Южном Кавказе сложилась абсолютно новая геополитическая реальность.

Эта реальность была создана в ходе Карабахского конфликта и во многом благодаря турецким беспилотникам Bayraktar, горным спецназом, который штурмовал Шушу, и непосредственно самим Президентом Азербайджанской Республики Ильхамом Алиевым, который для разных аудиторийна трех языках вещал, опережая всю армянскую медиа-империю.

Турция в данном регионе рассчитывает на более активное участие в процессах урегулирования конфликта, заинтересована в реализации экономических проектов региона, а для того чтобы обеспечить безопасность данных проектов, она должна иметь в регионевоенное присутствие. Турция не скрывает о своем намерении укрепиться в данном регионе.

Об этом, в частности, говорил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в ходе пресс-конференции с германским коллегой Хайко Маасом, где он заявил о том, что когда будет достигнуто устойчивое перемирие, Турция и Азербайджан смогут предпринять шаги для нормализации отношений с Арменией. Все это свидетельствует о том, что Турция была и остается одним из основных игроков не только в регионе Южного Кавказа, но и на всем Ближнем Востоке. В Баку говорят о том во время Карабахского конфликта.

И для укрепления в данном регионе вооруженные силы Турции и Азербайджана с 1 февраля начинают совместные учения в турецкой провинции Карс. Данная информация вызвала ожидаемую бурную реакцию в Армении, где и без того обвиняют в своем поражении в данном конфликте Турцию, которая согласовывала свои действия якобы с Россией.

В данном конфликте Армения рассчитывала на то, что Франция будет важным игроком в процессе урегулирования. В Ереване вместо Турции хотели бы видеть Францию, так как это было бы выгодно армянской стороне. К тому же, Париж проводит антитурецкую политику. Турция здесь де-факто выступает как четвертая сторона, наряду с Азербайджаном, Россией и Арменией, что так же не нравится Армении.

Однако, как показали недавние события, конфликт между Азербайджаном и Арменией, именно Россия, благодаря последовательной политикой выступила гарантом международной безопасности, стабильности на стратегическом и региональном уровнях.

Усилия российской дипломатии принесли свои плоды. Конечно же, Россия в данной ситуации добилась договоренностио готовности координировать свои действия для стабилизации обстановки в Нагорном Карабахе с Турцией.

Посредническая деятельность для Российской Федерации продолжает оставаться одним из важнейших механизмов внешнеполитической деятельности России в зонах конфликтов.

Возвращение оккупированных территорий Азербайджану, а также реализация проектов по его реабилитации данных территорий выводит исторически развитые экономические связи с Ираном на качественно новый уровень. Наряду с Турцией, Иран высказывает серьезные намерения по участию в подрядных работах на освобожденных территориях и привлечению сюда инвестиций. Также на днях Азербайджан и Иран подписали ряд соглашений по осуществлению совместных железнодорожных проектов и объединение магистральных автодорог.

«В ходе заседания межправкомиссии обсуждалось создание нового автотранспортного терминала на границе у Астары, а также достигнуто соглашение о строительстве нового автомобильного моста на границе, который соединит шоссе Баку-Астара с автомагистралью Ардебиль-Астара-Решт. Ориентировочно в феврале в Астаре будет подписано соответствующее соглашение, а также состоится церемония закладки фундамента нового терминала и моста», — отметил министр дорог и градостроительства Ирана Мохаммед Ислами.

Баку и Тегеран вместе с астаринским транспортным узлом, планируют создать новые перевалочные хабы и на освобожденных территориях. В частности, речь идет о новых возможностях в транспортной сфере с учетом недалекой перспективы соединения ж/д линии из Нахчыванской Автономной Республики со «стальной» магистралью Тебриз-Хаверан.

А также в ближайшем будущем планируется осуществить реконструкцию моста через реку Араз и возобновить работы таможенного контрольно-пропускного пункта (КПП) в Худаферине, что сыграет важную роль в транспортировке оборудования, товаров и техники, необходимых иранским компаниям, которые будут участвовать в процессе восстановления Карабаха.

«Освобождение Карабаха от оккупации создало в регионе новую ситуацию, что открыло широкие возможности для налаживания экономических взаимосвязей между соседними странами», — сказал в ходе визита в Тегеран вице-премьер Азербайджана, сопредседатель госкомиссии по торгово-экономическому и гуманитарному сотрудничеству между странами Шахин Мустафаев.

«Таким образом, в результате войны в Нагорном Карабахе на Южном Кавказе усиливается влияние Турции, а борьба за Кавказ вступает в новую фазу. Усиление Турции в данном регионе ни в коей мере не соответствует национальным интересам Российской Федерации. Поэтому, Россия должна сегодня учитывать новые реалии и осуществлять политику по защите национальной безопасности и национальных интересов», — уточнил доктор исторических наук, профессор кафедры истории, права и гуманитарных дисциплин Северо-Кавказского института-филиала РАНХиГС Фарман Кулиев.

Материал публикуется на коммерческих условиях. Редакция газеты «Ингушетия» не несет ответственности за содержание материала. Товары и услуги подлежат обязательной сертификации.

 

 

Добавить комментарий

Новости