Жизнь как образец для подражания

Творчество Хамзата Осмиева в новом трёхтомнике

0
Хамзат Сосиевич Осмиев

Выдающийся ингушский писатель, поэт, публицист и видный общественный деятель Хамзат Сосиевич Осмиев, как один из представителей плеяды знаменитых ингушей, оставил на земле яркий след и большое творческое назидание своим потомкам, которые свято чтут его память и дорожат благородным наследием. Его труды, написанные в разные годы, наравне с другими выдающимися произведениями писателей и поэтов нашей республики, вошли в золотой фонд ингушской литературы.

Надо сказать, что произведения этого автора до сих пор пользуются большой популярностью у российского читателя. Об этом говорит и тот факт, что лучшие из них в разные годы переводились на казахский, осетинский, финский, аварский, кубачинский, кабардинский, балкарский и другие языки. Также Х. Осмиев многое сделал и в деле перевода на ингушский язык произведений выдающихся русских классиков, таких как Пушкин, Горький, Чехов, Тургенев и т. д.

Как мы знаем из школьных лет, Хамзат Осмиев является автором многих учебников и хрестоматий по ингушской литературе. Также он выпустил более десяти прозаических и поэтических сборников. В своих произведениях, насыщенных тонкой образностью и выражающих взволнованные чувства строителей нового общества, автор затрагивает вопросы войны и мира, воспевает величие нашей необъятной Родины, борется против ее врагов и ратует за дружбу между народами. А такие произведения Осмиева, как «Летняя ночь», «Осень», «Это моя родина» — это незаурядные явления ингушской пейзажной лирики.

Помимо всего этого, писатель, будучи знатоком родного языка, много сил отдал работе по сбору и публикации произведений устного народного творчества. Совместно с писателем Х-Б. Муталиевым в 1940 году Хамзатом Осмиевым был выпущен в свет первый том ингушского фольклора.

Необходимо отметить, что большое место в творчестве Осмиева Х. занимают художественные фельетоны «Темарко», которые он писал совместно с Мухтаром Мальсаговым и Хаджи-Бекиром Муталиевым. Все они были остры, лаконичны и конкретны, направлены против всего того, что осталось в родном народе чуждого новой действительности.

В творческом наследии Хамзата Осмиева можно также найти короткие рассказы для детей, пленяющие своей глубиной, повести, жизнерадостные лирические зарисовки, публицистические статьи, философские эссе, исторические и лирические поэмы. И как отмечают литературные критики, все произведения Осмиева отличаются красотой стиля, отточенностью языка.

На пике славы Х. Осмиев выпускает такие сборники стихов, как «Дега оаз», «Са Даьхе», «Заман сибат», «Дека, са илли», а также книги рассказов и поэм «Боккхача новкъа» и «Къахьегама ираз».
Эти и другие издания, вышедшие в свет на ингушском языке, лишний раз говорят о том, что больше всего Хамзат Осмиев любил писать на своем родном языке.

Как мы можем наблюдать, на многие стихи поэта композиторами нашей республики написаны весьма популярные песни. Достаточно сказать об одном из его стихотворений — «Даймохк дагаухар сона», переложенном на музыку, которое навечно обессмертило имя Хамзата Осмиева для ингушского народа. Ставшее поистине народной песней, выражающей любовь к родине каждого ингуша, это произведение звучит как реквием по тем, кто пережил разлуку с отчей землей и не вернулся из ссылки.

Об этом и многом другом говорили участники презентации недавно вышедшего в свет трёхтомного собрания сочинений классика ингушской литературы Хамзата Осмиева, которая прошла в стенах Национальной библиотеки 5 апреля.

«Серебро наших зим» — такое звучное название дал своему новому изданию составитель собрания сочинений известный литератор и библиограф Якуб Патиев, из-под пера которого вышло много трудов, в том числе и под эгидой Министерства культуры Ингушетии и Национальной библиотеки республики.

На встрече творческих людей Якуб Патиев рассказал о своей работе по подготовке трехтомника произведений Хамзата Осмиева, отметив, что с предложением об этом к нему обратился автор этого издательского проекта Арсамак Мартазанов, в недавнем прошлом ректор Ингушского государственного университета.

Литературовед, редактор Хаваж Накостоев, как автор многих исследовательских работ по творчеству Х. Осмиева, поведал собравшимся много интересного о судьбе и трудовой деятельности Хамзата Сосиевича. Он также рассказал о первом учителе классиков ингушской литературы Темботе Бекове, стоявшем у истоков зарождения ингушской литературы, благодаря которому сегодня мы имеем такой богатый пласт творческой культуры.

Все выступавшие рассказывали, как они впервые соприкоснулись с творчеством Хамзата Осмиева, говорили о том, какое огромное место он занимает в национальной литературе и развитии культуры в целом.

Родился Хамзат Сосиевич Осмиев 19 декабря 1909 года в крестьянской семье в селении Кантышево. Рассказывают, что появление на свет Хамзата после четырех девочек было радостным, праздничным событием не только для родных мальчика, но и для всего селения. Отец семейства Соси был непререкаемым авторитетом и в семье, и в обществе. Он сам был неграмотным, но прекрасно понимал, что учение — это свет и будущее народа, поэтому старался дать своему сыну достойное образование. На протяжении четырех лет он специально привозил для своего сына Хамзата русскую учительницу из Владикавказа, чтобы обучать его грамоте.

Одновременно Хамзат учился и в медресе, но весной 1922 года продолжил образование в светской школе. Советская партийная система при заполнении биографии Хамзата Осмиева, преследуя далеко идущие идеологические цели, вписала в соответствующей графе такое примечание: «сбежал из медресе». Это, конечно же, было неправдой, но эта запись, к сожалению, по сей день продолжает иметь под собой документальную основу. Вопреки выдуманному абзацу в биографии, все сверстники Хамзата Осмиева, в том числе и односельчане писателя, которые учились вместе с ним в духовной школе, утверждали об обратном и говорили о незаурядных способностях Хамзата в постижении арабской грамоты, а «когда он наизусть зачитывал аяты из Корана, то от его красивого тембра голоса и дикции замирали все вокруг», — вспоминали они.

В 1924 году Х. Осмиев одним из первых поступил на подготовительное отделение Ингушского педагогического техникума во Владикавказе, а спустя год вел активную корреспондентскую деятельность в газете «Сердало».

Как и для многих других ингушских писателей второго поколения, его умными наставниками и добрыми старшими друзьями в этот период были преподавательница педагогического техникума Виктория Константиновна Абрамова, которая вела у них русский язык и литературу, и преподаватель ингушского языка, основоположник ингушской советской литературы Тембот Дордаганович Беков. В числе своих первых учителей Хамзат Осмиев называл также основоположника ингушской письменности Заурбека Мальсагова, который, в принципе, и помог ему определиться с будущей профессией.

Хамзат всю жизнь безгранично был благодарен всем своим наставникам и в религиозной школе, и в светской. По его словам, именно благодаря их педагогическому профессионализму и доброму сердцу выросла такая плеяда ингушских писателей, как Идрис Базоркин, Салман Озиев, Багаудин Зязиков, Хаджи-Бикар Муталиев и другие, которые были в числе первого выпуска Ингушского педагогического техникума.

После окончания техникума в течение трёх лет, начиная с 1929 года, Х. Осмиев работал специальным корреспондентом Северокавказского краевого бюро ТАСС по Ингушской автономной области и ответственным секретарем газеты «Сердало». Затем некоторое время заведовал заочным отделением ингушского языка педагогического техникума.

Начало литературного творчества X. С. Осмиева относится к 1927 году, когда в рукописном журнале Ингушского педагогического техникума «Красные ростки», а потом и в областной газете «Сердало» стали появляться его рассказы и очерки: «Семь дней борьбы», «За власть Советов», «От тьмы к свету» и т. д. Здесь же была опубликована написанная им совместно с Багаудином Зязиковым маленькая повесть «Отцы и дети». Но одним из значительных и серьезных произведений Осмиева тех лет надо признать рассказ «Фадиман», написанный им в 1930 году.

В годы Великой Отечественной войны Х. Осмиевым были написаны художественный очерк «За Родину», рассказ «Звери» и множество других произведений, призывающих на смертный бой с фашизмом и воспевающих героические дела простых советских людей на фронте и в тылу.

До выселения Хамзат Осмиев возглавлял Галашкинский районный отдел народного образования, несколько лет работал учителем и завучем Кантышевской семилетней школы и заведовал сектором литературы Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка и литературы. Но где бы Хамзат Сосиевич ни работал, он не расставался с писательской деятельностью, и его произведения печатались в таких журналах, как «Дружба народов», «Дон», «Огонек», «Нева», «Наш современник» и т. д.

В начале 70-х на одной из встреч со студентами Чечено-Ингушского университета Хамзат Осмиев вспоминал: «За месяц до депортации в селе Кантышево военные наспех построили железнодорожный мост через реку Камбилеевку, используя для этого строительный материал из разобранной школы. Люди тогда ещё недоумевали, зачем надо было строить мост, разобрав единственную школу в селе? Но вскоре выяснилось, что мост нужен был для того, чтобы без лишней суматохи вывезти северную часть села и погрузить людей в товарные вагоны для отправки в ссыльный Казахстан».

В тот злополучный вечер накануне депортации Хамзат пришёл домой расстроенный. Жена, как обычно, готовила ужин и попросила его наколоть дрова. «Зачем тебе дрова? Возьми вон забор разбери и топи, он нам больше не понадобится, — сказал он и как-то отрешённо добавил: — Завтра нас выселяют». Такую черную весть Хамзат узнал от своего друга Тархана Кулбужева, который работал в обкоме партии. С его слов, Кабулов — заместитель Берии, накануне ссылки собрал всех партийных работников чеченской и ингушской национальности и, объявив их изменниками Родины, сообщил о поголовной высылке чеченцев и ингушей без права на возвращение.

Эти слова, обжигающие сердца «поверженных» леденящим холодом и безысходностью, прозвучали как гром средь ясного неба. «Вы — чеченцы и ингуши, враги советской власти, подвергаетесь насильственному выселению за вашу предательскую политику. Скорее земля и небо сойдутся друг с другом, прежде чем вы увидите кавказские горы». Так прозвучал приговор о лишении нас родины, приговор, который был страшнее смерти, претворенный в жизнь 23 февраля 1944 года.

Везли их четырнадцать суток. По дороге пришлось увидеть и голод, и трупы, наспех захороненные в снегу, и случаи, когда люди прятали тела в вагонах, чтобы предать их земле по мусульманскому обычаю.

Семью Осмиевых привезли в город Петропавловск. Оттуда на санях в 30-градусный мороз их отвезли в село Волошино Ленинского района, где проживали представители разных национальностей, в основном русские, среди которых много было ссыльных. Коренные жители села, несмотря на то что их предупреждали, что, мол, едут варвары, людоеды, приняли их доброжелательно.

Среди тех, кто в суровые годы испытаний не давал молодежи забыть о корнях, были представители творческой интеллигенции и духовные лица.

Грамотных и образованных людей не хватало и там. Поэтому Хамзата вскоре взяли на работу в Волошинскую школу учителем начальных классов. Одновременно он стал возглавлять комсомольский дозор. А в этой школе как раз размещалась камера для заключенных (в основном это были чеченцы и ингуши, которых арестовывали даже за пустячные дела, например, за собранные в поле колосья).

Хамзат Сосиевич каким-то образом узнал, что по указанию руководства тюремных лагерей представители местной власти жестоко издеваются над нашими соотечественниками и под пытками выбивают у них признательные показания. И тогда Хамзат Сосиевич придумал такой план: на ночь, якобы для усиления милицейской охраны, он, как глава комсомольской ячейки, стал выставлять в караул двух своих комсомольцев, которые по его заданию фиксировали в письменном отчёте все пытки над арестованными. В один прекрасный момент, приложив все эти отчеты, Х. Осмиев, на свой страх и риск, отправил письмо в Москву, хотя в глубине души не верил, что вопрос будет решен по совести.

Но случилось чудо: недели через две по жалобе Х. Осмиева из центра была назначена проверка, и всё руководство района было снято с должностей и арестовано. Узнав о том, кто является инициатором и автором обращения в Москву, сомнительными личностями против Хамзата Сосиевича было сфабриковано уголовное дело, но комсомольцы поддержали Осмиева на суде, представив письменные отчёты, и его оправдали. После этого случая Хамзат Осмиев стал весьма почитаемым человеком в области, и многие мужчины, здороваясь с ним, снимали шляпы.

В 1955 году, как только в политической и общественной жизни страны наступила «оттепель», в Киргизии и Казахстане начинают издаваться книги на ингушском языке. Ингушские литераторы получили возможность публиковаться, и Х. Осмиев был одним из первых, кто воспользовался таким благом. С октября 1956 по май 1957 года он работает литературным консультантом по ингушской литературе при Союзе писателей Казахстана.

После реабилитации все военные комендатуры на местах для так называемых представителей идеологического фронта в числе первых выписывали разрешение на оформление и перевозку багажа. Для семьи Хамзата Осмиева был выделен один вагон, но он, пользуясь своим авторитетом, добился ещё одного вагона, в котором приехала на родину почти вся его родня по матери.

Каждый день люди потоком прибывали домой из высылки. В Грозном для ингушской интеллигенции, в том числе для писателей и артистов, было отстроено двадцать домов. Хамзат Сосиевич вспоминал, что в их квартире поначалу проживало несколько семей: спали прямо на полу, пройти места не было. Сидели до утра. Никто не говорил о личных проблемах, только о народе, о том, как возрождать разрушенную структуру, и, конечно же, мечтали восстановить ингушскую автономию.

В то время Чечня и Ингушетия представляли одну республику, но эта общая автономия не устраивала многих политиков, которые хорошо разбирались в создавшемся положении. Но тогда об этом запрещали даже думать.

Вернувшись на родину, достойные сыны Отечества продолжали испытывать моральные трудности. Был в их числе и Хамзат Осмиев, который не стал писать заявление о возвращении ему партбилета, как это сделали многие. На многочисленные уговоры друзей он отвечал так: «Я уже писал однажды, но у меня его забрали». За что и поплатился должностью ответственного секретаря газеты «Сердало» в 1964 году, когда «истинный партиец», которого он же пристроил на работу, на общем собрании поднял вопрос о незаконно занимаемой им должности, будучи беспартийным.

Творческие возможности Х. Осмиева были обширны. Особенно художественный талант писателя раскрылся после возвращения нашего народа на родину. За два десятилетия он издал четыре прозаических сборника, три поэмы и почти двадцать поэтических сборников. Он много внимания и времени уделял также сбору и записи произведений устного народного творчества.

Несмотря на то, что Хамзату Осмиеву не раз поступали предложения занять тот или иной государственный пост, он не стал этого делать, потому как в корне не был согласен с действующей политикой. Другое дело — литературное творчество, с которым писатель не расставался даже в годы ссылки. Его знания по родному языку высоко оценивали в республике, и из различных учреждений к нему часто приезжали за переводом официальных текстов на ингушский язык. И он никому не отказывал.

Не оставлял он в стороне и свою журналистскую деятельность. А в свободное время любил посидеть с друзьями, часто сам навещал близких родственников и друзей, которые проживали по всему Северному Кавказу.

До самой своей кончины Хамзат Осмиев находился в расцвете творческих сил, много писал, вел активную общественную жизнь и продолжал верить в светлое будущее своего народа.

Великого классика ингушской литературы не стало в январе 1981 года. В возрасте 72 лет он покинул этот бренный мир, оставив после себя богатое творческое наследие.

Пожалуй, нигде так не чтут память Хамзата Осмиева, как в школе сельского поселения Кантышево, названной в его честь, где ежегодно отмечается день рождения писателя. Дело в том, что эта школа является правопреемницей начальной школы, в которой до выселения работал Хамзат Осмиев.

Несомненно, очень приятно видеть, как на чествование Хамзата Осмиева с огромным удовольствием приходят не только старики, чтобы рассказать о своем прославленном современнике, но и молодежь. Из воспоминаний многих учеников Х. С. Осмиева видно, что он был человеком высокой нравственности. Говорят, что от него всегда исходило удивительное спокойствие, и эта черта характера притягивала к нему людей.

«Два раза я встречал его в окружении известных поэтов и писателей, в том числе и Джемалдина Яндиева, и оба раза я про себя отмечал, с каким уважением и почтением к нему относились знаменитые и уважаемые люди, — рассказывает Исса Кодзоев. — Что касается лично меня, то могу сказать, что сборники Хамзата Осмиева со студенческой скамьи неотлучно со мной. Из-под его пера вышли очень красивые строки. Несмотря на жесткие рамки тоталитарного режима, лишавшего возможности самовыражения, он сумел оставить наследие, которое живет в поколениях и которым народ будет дорожить вечно».

Как и все творческие люди, Хамзат Осмиев был очень ранимым человеком, но свою боль он умело скрывал в своем большом сердце и на людях делал вид, что у него всё хорошо. Свои глубокие переживания он мог выразить только в стихах, где очень образно умел говорить о своей судьбе, неотъемлемой от народа. Поэтому можно быть уверенным в том, что светоч памяти Хамзата Осмиева не погаснет и будет продолжать гореть ещё долго для будущих поколений. Очень важно, чтобы представители подрастающего поколения углубленно изучали и продолжали популяризировать творчество этого человека, которое, несомненно, поможет в воспитании молодежи в духе добра и взаимопонимания.

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости