Театральное событие

Этнографический проект «Легенды Ингушетии» завершил свою работу

1
Микаэл Базоркин, заслуженный деятель искусств Ингушетии, автор проекта «Легенды Ингушетии»

Русский государственный музыкально-драматический театр Ингушетии с 24 ноября по 8 декабря в рамках Года театра в России провёл уникальный по своему содержанию и совершенно новый по своему исполнению и восприятию этнокультурный театрализованный проект «Легенды Ингушетии».

То, что произошло в мире театрального искусства в горах Ингушетии, можно смело назвать событием. Изначально название проекта — «Легенды Ингушетии», и интригующее анонсирование сулило зрителям нечто неординарное, никак не вяжущееся с классическим представлением о театре. Но то, что зрители увидели в горах... Итак, обо всём по порядку.

Микаэл Базоркин, заслуженный деятель искусств Ингушетии, автор проекта «Легенды Ингушетии»:

— Идея создания не просто спектакля, а такого вот рода этнографического проекта родилась у меня давно. Продиктована она была чувством национальной гордости, моей принадлежности к ингушскому народу и желанием показать прежде всего нашему зрителю, а потом и всем окружающим, кто мы, откуда, каковы наши корни, в чём наша уникальность и самобытность.

Всё это жило внутри меня на протяжении всей моей жизни, беспокоило с самого раннего детства. И вот, сегодня, когда, к сожалению, молодёжь постепенно утрачивает истинные народные ценности, не знает своих глубинных корней, делает больший акцент на материальном, нежели на духовном, естественно, появляется потребность противостоять этому. То есть популяризировать нашу культуру, историю, жизненную философию, с тем чтобы хоть на миг задержать, отложить отмирание нашей самоидентичности.

Потому и появилась мечта — создать такой театр на фоне гор, который будет не просто нас сохранять, но и пробуждать в нас истинные ценности, реабилитировать наши духовно-нравственные ценности. Покажет на естественном, природно-архитектурно-историческом пласте глубинное философское содержание жизни наших предков.

Этнокультурный проект наряду с другими целями призван способствовать свободному интегрированию в общероссийское и европейское пространство. Скажу это вам на собственном опыте. Везде, где бы я ни находился, я стараюсь поступать так, чтобы поняли, кто я и откуда. И мне не надо для этого что-то придумывать. Я поступаю так, как того требуют наши адаты, уважая окружающих, как могут делать только ингуши. Ни в коем случае не кичась, не отторгая другую культуру, быть предельно деликатным, уважительным к человеку любой национальности и конфессии, и в случае проявления им негатива, отвечать, по возможности, вежливо. И тогда люди поворачиваются к тебе лицом. И они ценят тебя за то, что ты такой, уважают твои корни.

У нас чистая и великая история

В своих сценариях мы взяли за основу жизнь людей, которыми могут гордиться потомки, может гордиться страна. Они служили стране, они служили народу. Нам нечего стыдиться. У нас чистая история. Мы добровольно и осознанно вошли в состав России, нас никто не завоевывал, на нас никто не давил. Да, есть в нашей истории тяжёлые вехи, есть периоды исторической несправедливости. Но это всё политика. А нам нельзя замыкаться на этом.

Мы по факту сегодня можем успешно развиваться. Надо ненавязчиво работать на подсознание, чтобы молодёжь не озлоблялась, развивалась, не теряя своей основы. Важно, чтобы окружающие нас люди, приезжающие туристы с уважением и пониманием относились к нашей самобытной культуре.

Я горжусь нашей богатой историей, великолепными башенными строениями. Это высокоразвитая цивилизация и пример подражания для всех. Я хочу, чтобы гордость за свою уникальность и историческое прошлое имел каждый ингуш. А этого можно добиться, если сделать театр частью жизни каждого человека.

К нам приезжают туристы, восхищаются нашей природой, нашей историей, традициями и культурой. Но на сегодняшний день философский и художественный пласт нашей истории совершенно не разработан. Уникальные памятники древней архитектуры в горной Ингушетии лишь схематично изучены и занесены в реестр. Для их популяризации делается крайне мало, тогда как в Европе даже обыкновенным средневековым крепостям, которые практически идентичны во всех странах, уделяется значительно большее внимание. Их рекламируют, как уникальные сооружения и выразительные знаки ушедших эпох, и они пользуются огромной популярностью. А популяризация ингушских башен ограничена красивыми фразами и, в лучшем случае, рассказами о том, как они строились. Скучно, сдержанно и серо. Никакой философской, художественной подоплеки. Никакого глубинного осмысления. А ведь у нас каждая башня имеет свою легенду, свой потенциальный сюжет.

До сих пор в горах скрываются неизученные артефакты, свидетельствующие о наличии сложного, научного, художественного и философского мышления наших предков. Нельзя допустить, чтобы изучение этих свидетельств былого интеллектуального и духовного величия свелось к сухому и формальному их описанию и перечислению.

И вот, силами нашего театра для решения вышеперечисленных проблем поставлены художественно-документальные спектакли, которые воплотили идею популяризации историко-культурных ценностей, посредством демонстрации на фоне естественных декораций — башен и других исторических артефактов.

Таким образом, мы подводим художественно-философский и эпический фундамент под наше прошлое, наши традиции и наш уникальный менталитет. А в мире благодаря этому проекту, возможно, прибавится загадок и легенд.

Это не коммерческий проект

Хочется ещё добавить, что это не коммерческий проект. Это популяризация всего лучшего, чем можно восхищаться и чем гордиться. А еще эта работа проводится в интересах нашего туркластера. Представьте себе, что где-то на башнях ночью выставляются мощные прожектора, и для какой-то туристической группы разыгрывается театрализованное действо.

И люди начинают понимать величие этих гор, этого народа.
влюбляются в эти места и уезжают с твердым намерением вернуться сюда еще и еще раз. Чего греха таить, у нас нет сегодня четко отработанной схемы, по которой мы бы могли привлечь туристов. Но у нас есть все, чтобы этого добиться: горы, легенды, обычаи, традиции, менталитет, философия, уникальная культура, героическое прошлое, башни. У нас есть гармония красоты. Просто надо её грамотно, правильно и профессионально подать. Вот в чём фишка.

Вот такая идея, которая была правильно подана и услышана в центре, получила грант в рамках Года театра. Мы заключили договор. Мне пришлось оставить на время работу в Москве и вернуться домой, чтобы довести до ума этот проект, который я лелеял с давних пор. Я хочу, чтобы он жил и радовал наших жителей и гостей.

Большую поддержку в реализации этого проекта нам оказал предприниматель и меценат Башир Куштов. Участниками проекта стали так же артисты Ингушского театра юного зрителя, Государственной филармонии имени Ахмета Хамхоева, Государственного фольклорного ансамбля песни и танца «Магас».

В синтезированных условиях театра мы привыкли видеть сцену, зрительный зал и другие атрибуты привычного театрального уклада. Но это — совершено другая форма искусства. Всё же наш менталитет предусматривает некую такую архаичность, даже в искусстве. Восприятию лучше поддаётся такой вот адаптированный вариант.

Мы людей вывозим в горы, где сохранились каменные памятники нашей древности, и на их фоне популяризируем нашу историю, наши традиции, заставляем их осмыслять жизнь и философию предков, как бы вживую. Ты общаешься и вступаешь в прямой контакт с артистами, ходишь за ними, наблюдаешь, а иной раз становишься соучастником событий. Вот этого зритель никогда не забудет!

То, что мы делаем — это не кино, это совершенно другое. Мы делаем именно театр, мы не уходим от театральных условностей, от театральных форм. Но театр не на сцене, не с декорациями и классическими ограничениями, это театр на живой фактуре.

Мы делаем вариант киношный, но ни в коем случае не кино. Слово «кино» не допускаем ни в сознании, ни в приёмах. В кино можно дублировать, снимать эпизоды с разных ракурсов, выводить то, что нужно. Но в нашем случае мы зрителя не обманем. Зритель с нами, он путешествует за нами и зрит нас. И при этом мы сохраняем в этой театральной форме натуральность сцены и декораций.

Да, мы рискуем, зная, что кто-то не поймёт. К примеру, у нас в одном сюжете играет аккордеон, современный музыкальный инструмент. Нам говорят, что он не имеет отношения к той эпохе. Но мы не можем сюда привести фонограмму, а тут под аккордеон это смотрится красивее, это впечатляет. К тому же музыкальное сопровождение значительно улучшает восприятие происходящего. Не забывайте, это всё же театр. Это приём, театральный ход, театральная условность, на которую мы имеем право. Музыка создаёт фон, настроение. Вот в кино такого факта не могло быть. Это выглядело бы нелогично, нереально.

Мы, конечно же, рискуем, потому как пионеры в этой форме театрального представления. Сейчас пойдут за нами следом. Люди искусства уже заинтересовались. Пойдет волна, и это очень хорошо. Я всё сделаю, чтобы подобный формат театрального искусства был заимствован и получил признание.

Конечно, сложно найти более богатую фактуру для этого проекта, чем у нас в Ингушетии. Но есть на Кавказе, и не только, довольно колоритные в историческом плане места. После эксперимента в горах Ингушетии, я планировал провести такой фестиваль в Дербенте. И даже обсуждал этот вопрос с друзьями в Дагестане. Но это пока в планах. А так, идеальная тема. И даже в том плане, что не требует затрат на декорации. Просто взяли всё в руки, и поехали-сыграли. Он очень бюджетный. Приехали — вот живая фактура, и работаем. Есть, конечно, определённые затраты, но в сравнении с классическим вариантом значительно меньшие.

Актёры были терпеливы, и надо отдать им за это должное

Репетиции я планировал на лето. Но пришлось это делать зимой. Рамки поджимали, и чтобы не подвести людей, чтобы проект не умер, чтобы идею не похоронить, надо было уложиться в срок. А в горах холодно. Да, было сложно, актёры болели. Но мы запаслись лекарствами. Порой были и экстремальные ситуации, получали травмы. Но артисты были терпеливы. Надо отдать им должное. Я их ценю и благодарен им за то, что они идут за мной с верой. За зарплату без идеи они бы не смогли так работать с утра до ночи на холоде.

Это был эксперимент. Сначала актёры тоже сомневались, не понимали что это вообще, да и я сам до конца не представлял себе, как воплотится эта идея в жизнь. Приходилось сообща придумывать какие-то новые правила, создавать что-то новое. Конечно, где-то мы могли ошибаться. Такая ведь работа ведётся впервые.

Но в итоге актёры сыграли великолепно. Они вообще профессионалы своего дела. Им интересно было то, чем занимаются. Сложно, конечно. Одно дело, когда они выходят на сцену и под фонограмму обыгрывают стук лошадиных копыт, а тут реально садятся на лошадь, кто-то впервые, а если не может, обыгрывает ситуацию, ведёт лошадь на поводу, словно только что спешился. Мы же артисты, хитрим, как умеем. А лошади-то реальные, живые. Сидя на них, и актёр испытывает реальное ощущение.

Актёру сложно подолгу находиться в образе, уходить с такой большой театральной территории, это ведь не за кулисы выйти, как на сцене. Тут всё в натуре. Реально не спрячешься. Да и зрители не на одной стороне, как в зрительном зале, а вокруг тебя. Можно сказать, что игра актёров идёт в экстремальных условиях.

Что касается постановки звука. Да, звук в горах на природе звучит по-разному. Например, в ЛОКе кругом сосна, строения, они блокируют звук. В башнях спокойно, без микрофонов тут далеко всё слышно. Надо пробовать. В каждом месте звук зависит от многих составляющих. Приходилось подстраиваться.

Будут нападки, будут несогласные

Уверен, будут нападки, будут несогласные. Но мы готовы отстаивать, что это реально интересно и познавательно и более действенно для зрителя, а значит, будет содействовать формированию правильного мироощущения и мировосприятия. А это главное в искусстве.

Успех, который выражается в признании и оценке нашего творчества, в хорошей реакции зрителя — для нас очень важен. Но всё же есть правило — чем выше ты поднимаешься, тем больше людей, которые не прощают тебе этого. Я уже готов к нападкам, как у режиссёра, с годами у меня выработался какой-то иммунитет. А актёру сложнее, он более уязвим, более раним. Но мы знаем, что делаем, и верим в свою идею. Знаем, что первопроходцы. Видим, что по факту получается очень красиво, лучше, чем могло быть, очень смотрибельно!

Зрителям понравилось, актёры «загорелись». Недочёты есть, проанализируем, поработаем над ошибками. Пойдём дальше. В перспективе этот проект планируется трансформировать в постоянно действующий этнокультурный фестиваль.

Коротко о проекте «Легенды Ингушетии»

Напомним, что театрализованный проект «Легенды Ингушетии», поддержанный Министерством культуры Российской Федерации и республиканским министерством культуры был представлен пятью блоками.

В первом блоке режиссер Базоркин взял за основу подлинный исторический сюжет, который повествует о жизни и смерти Малсага Уциговича Долгиева, штабс-ротмистра Лейб-гвардии, который был убит во время его поездки на переговоры с имамом Шамилем. Уциг Малсаг — один из любимых ингушских героев, ему посвящены многие сказания. Этот персонаж является примером мужества, стойкости и благородства, примером для подражания подрастающему поколению.

Второй блок Базоркина — «Эги-Газд» прошел под открытым небом у подножья Столовой горы в архитектурном башенном комплексе «Духаргишт». Сюжет основан на легенде, согласно которой герой повествования пришел на совет старейшин, где решался вопрос избрания князя, одетый в белую черкеску, и вместо серебряного пояса, опоясавшись обыкновенной верёвкой.

Когда у Газда спросили, почему он обвязал черкеску веревкой, тот ответил, что князь будет идти ингушскому народу так же, как эта веревка к белой черкеске. В результате совет решил, что у ингушей никогда не будет князя. Данная легенда интересна тем, что в ней приводится попытка создания государственности ингушей с единым правителем, но в итоге сохраняется преемственная для нас народно-демократическая форма правления.

Третий блок этнокультурного проекта «Легенды Ингушетии» представлен постановкой режиссера Ахмета Льянова с рабочим названием «Любовь Калоя» по роману классика ингушской литературы Идриса Базоркина «Из тьмы веков». Состоялся показ в башенном комплексе «Духаргишт» Джейрахского района.

Четвертый блок — спектакль «Паспорт» в постановке Микаэла Базоркина о депортации ингушского народа в Казахстан и Среднюю Азию 23 февраля 1944 года, был показан в ЛОКе «Армхи». История о судьбе народа и главной героини Нины, русской женщины, состоящей в браке с ингушским парнем — военным офицером по имени Рустам, и добровольно разделившей с ингушским народом горе и страдания.

И завершился проект «Легенды Ингушетии» в башенном комплексе «Эгикал» постановкой «Млечный путь» по роману «Из тьмы веков» в интерпретации народного артиста республики Ахмета Льянова. На примере судеб героев романа Льянов рассказывает об укладе и взаимоотношениях в традиционной ингушской среде.

Отзывы зрителей

Зейнеп Дзарахова, доктор исторических наук:

— Такого рода театрализованная постановка напрашивалась давно. Это шедевр, и это неповторимо образно и глубоко профессионально. Всё отработано до мелочей, и зрительская площадка, которую нам в качестве гида очерчивал режиссёр Микаэл Базоркин, и сценические площадки, где проходили мизансцены, и само передвижение по большой, образно-сценической территории. Видно, что проделана Микаэлом огромная работа.

Прекрасно играли свои роли актёры. Особенно впечатлил Уциг Малсаг, красивый образ. Хорошо играли Калой, Зору, да и все без исключения. Они просто молодцы! У этого проекта, без всякого сомнения, большое будущее.

Хава Абадиева, специальный корреспондент ГТРК «Ингушетия»:

— Мне кажется, режиссеры и актёры со своей задачей справились великолепно. Сам проект очень удачный. Горы, башни — это наше, и то, что действие происходит там, не может не привлечь внимание. Понятно, что это современная постановка, что это театр, но натуральная природа, связь зрителей и актёров — запоминается. В общем, это было великолепно.

Но с учетом специфики проекта, надо было учесть сезонность, всё же в горах сейчас немного холодновато и колорит не тот. Немного разочаровал Уциг Малсаг, его внешние данные, хотя найти подходящий образ трудно. Есть ещё несколько поправок, а так, всё было красиво, ко времени и к месту.

Магомед Долгиев, общественный деятель, ценитель ингушской истории:

— Передать словами то, что я испытал в горах, невозможно. Прямо на твоих глазах происходит чудо, ты словно в той эпохе, всё происходит как наяву. Это сильно впечатляет. Герои, сами сюжеты взяты из жизни. Сильные исторические личности, и это не может не затронуть. Передано очень ярко, образно. Актёры играли хорошо свои роли. И в горах это настолько было натурально и естественно. В общем, это действительно стоило того, чтобы посмотреть и развивать это искусство дальше. Всё было гениально.

Денис и Настя, туристы:

— Нам посчастливилось посмотреть контрольную репетицию спектакля «Паспорт». Мы находимся под огромным впечатлением. Узнали многое из трагического и героического прошлого ингушского народа...

Дай Бог, чтобы мы жили под мирным небом!

Давид Гогишвили (пользователь соцсетей):

— Мы вас очень любим и ценим. Наш самый близкий, родственный народ — галгай, ингуши. Дай Бог каждой семье счастья, много радости и любви!

Комментарии 1

Добрый день! Спасибо Вам, Лилия, Вы очень красиво повествуете о значимых для республики событиях и мероприятиях. Дьала ряза хилва всему вашему коллективу во главе с творчески работающим редактором газеты "Ингушетия" Боковым Шамсудином Беслановичем !!!

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости